16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/389-390/9918522.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 09-10 (389-390) май 2020 года

«Ужесточенная» экономика?

Игорь Брызгунов

Министерство промышленности и торговли РФ подготовило изменения в нормативно-правовые акты, регулирующие стимулирование использования в России возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Участники рынка восприняли инициативу ведомства неоднозначно.

Новые предложения касаются требований к локализации оборудования для российских объектов ВИЭ-генерации, а также целевых показателей экспорта для тех объектов генерации, которые будут вводиться в эксплуатацию после 2024 года. Целевой показатель использования экспорта рассчитывается в процентах как отношение объемов экспортной выручки от продажи оборудования к величине совокупных капитальных затрат на строительство объекта ВИЭ, работающего на территории РФ. Ведомство предполагает, что этот показатель будет равен 4 % для ветровых и солнечных электростанций, а также для ГЭС с установленной мощностью менее 25 МВт, вводимых в эксплуатацию с 2025 по 2030 год. Для объектов более поздних сроков сдачи – с 2031 по 2035 годы – он может составить все 8 %.

Если показатель экспорта для объекта не будет подтвержден в установленном порядке, регулятор присвоит этому объекту нулевое значение.


Сначала экспорту нужно дать старт

Как прокомментировал инициативу Минпромторга РФ председатель Российской ассоциации ветроиндустрии Игорь Брызгунов, ужесточение требований, скорее всего, относится к ветроэнергетике. Конечно, речь идет об увеличении доли локализации примерно в 2 раза.

– Для российской отрасли это хорошо, поскольку должны будут создаваться новые производства, – подчеркнул глава РАВИ. – Но мне кажется, Минпромторг не учел текущее состояние индустрии, на которую и без того окажут влияние недавние скачки курса доллара и текущая ситуация с коронавирусом. А ведь тем, кто занимается локализацией в России, а это, напомню, три вендора – Vestas, Siemens Gamesa и Lagerwey – придется закупать компоненты в нашей стране, и, возможно, даже дороже, чем за рубежом.

Чрезмерное повышение степени локализации, я считаю, должно быть внимательно согласовано с рынком. Объем российского рынка ВИЭ не столь велик, как мы себе представляем. Да, есть прекрасные стройки солнечных и ветряных парков – это создано героическими усилиями участников рынка, но, на мой взгляд, новые ветрогенераторы производиться не будут, если они вырастут в цене.

Что касается экспорта, это требование разумное, но оно должно быть опционным, а не обязательным. Нужно сначала дать экспорту старт, потом – развитие, иначе мы окажемся перед риском «задушить» новую индустрию. Требование показателя экспорта на нашем рынке весьма специфично. Здесь работают глобальные компании. А куда они могут экспортировать собственную продукцию? Если вендор владеет более дешевым производством оборудования и комплектующих, например, в Индии, он будет возить их оттуда.

В этом отношении, отметил Игорь Брызгунов, наметилась новая тенденция – страновая локализация. Та же Индия – глобальный хаб производства металлических компонентов для ветрогенераторов и лопастей для ВЭС. Там и покупать, и производить дешевле.


Локализация по новым требованиям

Учитывая то, что доля монтажных работ уже сейчас составляет порядка 14 %, локализация по новым требованиям Минпромторга может «углубиться» практически в 2 раза, уверен директор АРВЭ, партнер VYGON Consulting Алексей Жихарев.

– И все производители оборудования, например, для солнечной генерации, должны будут демонстрировать полный цикл работ локализованного основного и вспомогательного оборудования, – отметил Алексей Жихарев. – Для «ветра» пока только планируется целевая степень, она еще не определена, но я тоже считаю, что главное сейчас – не перегнуть палку. Мы можем столкнуться с тем, что созданный промышленный кластер, который уже обеспечивает промышленную степень локализации, достигнет максимального годового объема вводов ВИЭ в объеме 500 МВт, согласно первой программе. А в новой программе этот объем не будет увеличен.

По сути, мы не получим серьезного импульса и драйвера для дополнительного промышленного развития возобновляемой генерации. Но регулятор говорит: нет, мы требуем от вас углубления, и у нас есть набор элементов, которые должны быть локализованы.

Наша ассоциация сформировала свою позицию в отношении новых требований к локализации. Мы считаем, что необходимо обеспечить широкую номенклатуру элементов, которые должны быть локализованы, чтобы инвесторы могли выбрать в зависимости от индивидуальных условий и текущей конъюнктуры рынка то, что правильней и эффективней производить в России для достижения требуемой степени локализации. И мы во многом нашли компромисс с Минпромторгом, хотя все еще есть несогласованные моменты, связанные с целевой степенью локализации. Именно поэтому пока участники рынка осторожно смотрят на предложения ведомства.


Мы получаем третью сторону

Предложение Минпромторга в отношении показателя экспорта Алексей Жихарев назвал спорным, потому что не все участники рынка ВИЭ готовы к тому, чтобы этот показатель стал обязательным и за его невыполнение жестко наказывали.

– В отличие от локализации, когда инвестор принимает решения об инвестициях, вкладывает в проект и контролирует его, в теме экспорта мы получаем третью сторону – импортера оборудования в другой стране, – пояснил директор АРВЭ. – И эта ситуация достаточно в России уникальная. По сути, мы говорим о том, что инвестор должен взять на себя риск за то, что эта третья сторона не купила у него оборудование по какой‑то причине.

Мы видим, что многие страны вводят требования по локализации, поэтому, если предположить, что в 2025 году во всем мире будут приняты собственные программы по локализации, то тогда возникнет вопрос: кто купит наше оборудование? Это, безусловно, крайний сценарий. Но мы считаем, что наказаний за невыполнение экспорта не должно быть в новой программе.

Мы наблюдаем за тем, как развивается розничный рынок ВИЭ в нашей стране, российские компании идут в другие страны. Понятно, что планы по 4‑8 %, обозначенные Минпромторгом, возможно, будут перевыполнены. А если не будут выполнены, то предлагается штраф в размере 20 % за мощность? Очевидно, что такая сумма штрафов превышает обязательства по экспорту.


Вопрос – в цене

Руководители АРВЭ и РАВИ сошлись во мнении о том, что участники рынка тоже могут задаться вопросом: почему инвестор строительства должен отвечать за оборудование?

– Связь инвестора с российской промышленностью понятна – мы прошли это в первой программе, – констатирует Алексей Жихарев. – Нынешние требования по локализации – и есть та самая связь, поэтому мы видим активизацию рынка, например, за счет выстраивания вертикально-интегрированных компаний – инвесторов, фондов, генераторов и производителей, которые выпускают элементную базу.

– В настоящее время требуемый уровень локализации в 65 % в России достигнут, и все ветропарки, которые вводятся в строй, соответствуют этому требованию, – добавляет Игорь Брызгунов. – Иначе эти проекты просто не работали бы. Вендоры хотят увеличения локализации при условии, что она будет экономически целесообразной.

Сегодня объем рынка и стоимость внутреннего компонента таковы, что работающие в российской отрасли ВИЭ компании могут обеспечить присутствие на рынке, а не расширение производства. Один из известных вендоров построил в нашей стране завод по производству лопастей и завод по производству гондол, где по следующей программе будут производить чуть больше продукции, чем ранее. Они готовы вкладывать деньги в большее развитие, если только будет большая программа. Вообще, что касается производства компонентов для ВИЭ, в России есть заводы, которые могут производить каждый компонент, вопрос – в цене.





Алексей Жихарев

Алексей Жихарев, директор Ассоциации развития возобновляемой энергетики:

– В прошлом году приняты ключевые решения в Правительстве РФ, которые уже зафиксировали продление программы до 2035 года. За предыдущие семь лет реализации проектов ВИЭ мы получили полноценно развивающийся динамичный сектор, который включает в себя промышленный кластер с производствами, нацеленными на выпуск оборудования для ветрогенерации, в том числе и созданными по программе локализации. В России также появился собственный лидер в производстве солнечных модулей – «Хевел», который уже сейчас достиг КПД, сравнимый с ведущими мировыми производителями. Есть также завод по производству комплектующих для солнечной генерации. Чтобы зафиксировать эти результаты, необходимо дать импульс сектору ВИЭ для продолжения привлечения инвестиций, то есть обеспечить объемы не меньше, чем в первой программе, а лучше – превышающие прошлый уровень в разы. Отмечу, что уже определен некий потолок – 400 млрд рублей платежей за мощность по ДПМ ВИЭ до 2035 года. Если пересчитать эти параметры в мегаватты, то до 2035 года дополнительно появятся порядка 7 ГВт в секторе ВИЭ, из них примерно 2 ГВт – СЭС, более 4 ГВТ – ВЭС и около 200 МВт – в сфере малых ГЭС.

Целевой объем в перспективной программе ВИЭ может достичь 9 и более ГВт. Хотя российские цифры в рамках мирового энергобаланса крайне малы – к 2035 году доля ВИЭ в нашей стране может быть лишь 2,5‑3 %. Для сравнения, в Канаде к 2030 году доля энергии ВИЭ вырастет до 90%.


Возобновляемая энергетика

Похожие Свежие Популярные