16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/383-384/1392551.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 03-04 (383-384) февраль 2020 года

Парадигму нефтяного рынка ждут большие перемены

Нефть, газ, уголь Римма РЕМИЗОВА 579

Стоимость нефти росла на протяжении последних 100 лет. Цена в районе $ 55‑60 за баррель может показаться достаточно низкой, если сравнивать с ценой барреля $ 140 в 2007‑2008 гг.

Однако цена сегодняшнего дня – это еще не «нижний» предел, и парадигму нефтяного рынка ждут большие перемены. По мнению экспертов, фундаментальное влияние окажут технологический прогресс в добыче нефти, электрификация электротранспорта и развитие ВИЭ.


Как меняется цена

Считается, что всю «легкую» нефть в мире открыли в 1960‑1980 гг., и эти месторождения разбуривают по настоящее время. С тех пор «легких»месторождений более не открывалось, а потому нефтяным компаниям пришлось осваивать трудноизвлекаемые (ТРИЗ) месторождения.

«Добыча «тяжелой» нефти – это вынужденная мера, без этого невозможно было бы балансировать спрос и предложение. Освоение ТРИЗ вызывало рост себестоимости добычи, что влекло за собой рост цен на нефть, и это происходило довольно длительный период», – говорит директор программы «Экономика энергетики» Российской экономической школы, основатель аналитического центра e-Analytica Виталий Казаков.

По его словам, сейчас же делать кратковременные прогнозы цен на нефть практически невозможно. Рынок нефти будет оставаться волатильным еще как минимум в течение 2‑3 лет.

– Мы не можем предугадать различные политические, экологические и другие шоки, вроде последнего конфликта на Ближнем Востоке или коронавируса в Китае, которые, безусловно, оказывают влияние на нефтяной рынок, но это происходит импульсивно и краткосрочно. Фундаментальные тренды (о них ниже. – Прим. «ЭПР») начнут сказываться лишь на горизонте 5‑7 лет, что позволит адекватно прогнозировать поведение рынка», – отмечает Виталий Казаков.

Исполнительный директор «Независимого аналитического агентства нефтегазового сектора», доцент кафедры международной коммерции РАНХ и ГС при Президенте РФ Тамара Сафонова дополняет, что последнее время цены на нефть реагируют больше не на сбалансированность рынка в части спроса и предложения, а на более скандальные, стрессовые для участников рынка информационные поводы.

– В случае падения потребления нефтепродуктов на фоне распространения коронавируса в Китае цены могут продолжить движение в сторону снижения при условии, если события, влияющие на снижение уровня мирового производства, не окажут преобладающего давления на рынок. В частности, давление на нефтяные цены может оказать мировой экономический кризис, – полагает Тамара Сафонова.

В контексте коронавируса в КНР, независимый эксперт в области ТЭКа Леонид Хазанов отмечает, что Китай является крупнейшим на планете потребителем «черного золота», а потому многие негативные сообщения о проблемах здесь не могут не влиять на умонастроения и поведение игроков глобального рынка нефти.

– Они пытаются предугадать ход развития событий и попытаться минимизировать для себя риски, по возможности еще и заработав на изменчивой конъюнктуре. В данном случае они как раз так себя и ведут, и опасения их небеспочвенны, – убежден эксперт.


Электрификация транспорта и развитие ВИЭ

Сейчас энергоемкость экономик развитого мира снижается, тогда как в новых экономиках спрос на нефть неуклонно растет. В целом на мировом рынке спрос на нефть увеличивается примерно на 1 % в год. Логично думать, что устоявшийся тренд ждет продолжения. Однако постепенное проникновение электротранспорта и развитие ВИЭ все меняет.

В части электротранспорта база пока низкая, как в целом в мире, так и в России. В долгосрочной перспективе рост мирового парка электромобилей может существенно оказать влияние на нефтяной рынок, и отнюдь не в его пользу.
– Сегодня порядка 80 % нефти перерабатывается в моторное топливо – бензин и дизель. Но траектория движения рынка в сторону электротранспорта будет смещать спрос на горючее для двигателей внутреннего сгорания (ДВС) в сторону уменьшения. Все это будет происходить на фоне технологической дефляции, когда снижается стоимость электромобиля при сохранении или даже росте его качественных характеристик. Впрочем, это уже тренд, и он весьма устойчив, – убежден Виталий Казаков.

Руководитель проектов, направление «Оценка и финансовый консалтинг» Группы компаний SRG Сергей Крыжановский также отмечает, что в настоящее время очевидна тенденция к сокращению потребления нефтепродуктов. Большинство стран постепенно переходят на возобновляемые источники энергии (ВИЭ), используя ветровую и солнечную энергию. Хотя на текущий момент общий объем производства энергии на основе ВИЭ крайне незначительный.

– Увеличение объема электромобилей и сокращение потребления топлива в автомобилях с ДВС в свою очередь увеличивает спрос на электрогенерацию и энергоносители, а также негативно влияет на объем спроса на нефть. Но на текущий момент эти факторы несущественно оказывают влияние на общее потребление нефтепродуктов, так как данные технологии только начинают набирать обороты и до полного перехода на ВИЭ в отраслях энергетики еще далеко, – говорит эксперт.

По данным Bloomberg NEF, на долю ВИЭ приходится 26,3 % всей произведенной в мире электроэнергии, или 12,9 %, если исключить большие гидроэлектростанции.

При этом в Moody’s отмечают, что к 2024 году в России должны построить около 5,5 ГВт мощностей ВИЭ. После этого доля возобновляемой энергетики в России достигнет лишь 1 %, тогда как цель страны – 4,5 %.

– Первый эффект развития ВИЭ чувствуется на месте, где восприятие становится реальностью: на рынках капитала, комментирует советник юридической фирмы Capital Legal Services, американский эксперт в области международного права Кайл Дэвис. – Практически все большие нефтяные компании в мире имеют листинг на бирже. Складывается ситуация, где в долгосрочной перспективе углеводороды уйдут на второй план среди источников энергии, на которые сейчас полагается мировая цивилизация. А развитие ВИЭ происходит с позиции морального превосходства и сопровождается новыми технологиями, интеллектуальной собственностью и другими атрибутами «хорошей инвестиционной истории», которые так любят банкиры.

Виталий Казаков дополняет, что по мере падения себестоимости технологий экономические мотивы развития ВИЭ все в большей степени становятся превалирующими. Если 20 лет назад солнечные панели и ветроустановки строили энтузиасты, то сегодня их уже строят капиталисты. Правда, это в большей степени имеет отношение к Европе, где электричество весьма дорого стоит, и на сегодня его уже выгоднее производить с помощью ветра и солнца, нежели из газа.

К слову, отмечает эксперт, этот европейский тренд приводит к тому, что «Газпром» постепенно теряет рыночную долю в пользу других игроков и технологий. Т.е. для России, как для экспортера, развитие ВИЭ в Европе, мягко выражаясь, не совсем выгодно.

По мнению Кайла Дэвиса, так или иначе, нефтегазовые компании все больше будут находиться под постоянным нажимом – политическим, экономическим, моральным —перепрофилироваться в «энергетические компании». Этот процесс уже наблюдается среди западных компаний, но он обязательно коснется и российских.

– При этом что будет через 50 лет с инфраструктурой НПЗ и производствами смазочных материалов для ДВС, пока неясно, но они будут актуальными еще в течение долгого времени, – убежден эксперт.

Он также отмечает, что США исторически реагируют спокойнее, чем другие страны, на «сдвиги парадигмы» в разных секторах экономики.Американцы никогда особенно и не пытались спасать моногорода, регионы или промышленные объекты, которые стали экономически невостребованными.

– Россия, напротив, не «любит» списывать производства и готова вкладывать огромные ресурсы в продление срока их эксплуатации. Поэтому, скорее всего, будущее будет похоже на историю, – полагает Кайл Дэвис.


Сланцевая нефть

Технологии добычи сланцевой нефти были разработаны лишь в последние 10 лет, несмотря на то что «сланцевые месторождения» были открыты гораздо раньше. При этом мировой запас «сланца» гораздо больше, чем запасы традиционной нефти. Самые крупные из них находятся в России, США,Китае, Аргентине и Ливии. Однако добыча «сланца» и ее переработка требуют значительных вложений, на что пошли пока только США. Но технологии не стоят на месте, их совершенствование происходит наряду с удешевлением.

Рентабельность добычи сланцевой нефти шесть лет назад формировалась при стоимости нефти $ 80 за баррель. Позднее этот показатель снизился до $ 60. Сейчас сланцевая рентабельность достигается при цене в $ 35 за баррель.
Между тем, США пока остается единственной страной, где случилась сланцевая революция и ставятся рекорды по объему добычи нефти.

«Американские нефтяные компании делают огромные инвестиции в разработку технологий добычи и развитие инфраструктуры. Это обеспечивает экономическую эффективность производственных процессов и логистики», – говорит Виталий Казаков.

Согласно официальным данным, к концу 2019 года производство нефти в США достигло 12,5 млн баррелей в сутки. Сланцевая революция сделала США самым высокотехнологичным и крупнейшим в мире производителем сырой нефти. Это, безусловно, оказывает влияние на движения мирового нефтяного рынка.


Технологическая революция

Развитие технологий и снижение себестоимости добычи наблюдается также и в части добычи традиционной нефти. Россия здесь не является исключением, даже несмотря на то, что в целом российские нефтяники несколько пренебрежительно относятся как к новым источникам нефти, так и к тренду электрификации транспорта и отхода от традиционной генерации энергии.

– Отрадно наблюдать, что российские компании начали применять новые технологии в разведке и бурении скважин, на основе цифрового анализа начали принимать более осознанные решения, какого типа должны быть скважины и сколько должно быть кустов – площадок, с которых скважины будут буриться. Эти решения напрямую влияют на финансовые затраты компаний, снижают стоимость добычи и повышают ее объем, – отмечает Виталий Казаков.

По его мнению, это особенно важно на фоне того, что «легкой» нефти становится все меньше. Продуктивность открытых месторождений стремительно падает, а информационные технологии позволяют уменьшать затраты, верно просчитывать технологические решения.

Таким образом, как отмечают эксперты, стремительный технологический прорыв, как в части сланцевой нефти, так и в области традиционной нефти,ведет к снижению себестоимости добычи. Этот весьма серьезный тренд может вызвать перелом и сменить кажущуюся устойчивой парадигму нефтяного рынка.

Что касается России, то, по мнению Кайла Дэвиса, в течение предвидимого будущего углеводороды останутся основополагающим сектором отечественной экономики. Но у России есть еще и возможности, которых нет почти у всех остальных стран, по достижению прорыва в создании экономически обоснованной технологии слияния атомных ядер, которая сразу вытеснит все остальные виды «зеленой энергетики» с рынка.


Нефтегазовая отрасль, Возобновляемые источники энергии (ВИЭ), Электротранспорт

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные