16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/379-380/6486334.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 23-24 (379-380) декабрь 2019 года

Альтернативная новая жизнь

Тема номера Беседовала Ирина Кривошапка 438

Российский сектор малой энергетики не просто имеет большой потенциал, он может создать серьезную конкуренцию большой генерации по техническим решениям, топливу и, безусловно, компетенциям.

В этом уверен президент Российской Ассоциации малой энергетики, директор Группы компаний «МКС» Максим Загорнов, который в беседе с журналистом «ЭПР» привел множество аргументов, подтверждающих более чем сильные перспективы малой генерации.

– Максим Александрович, расскажите, пожалуйста, об итогах года в российской малой энергетике. Какие самые важные события в этом году в этой отрасли вы можете отметить?


Максим Загорнов



– Российской малой энергетике способствует продолжающийся рост тарифов, это стало одним из факторов того, что и малый, и большой бизнес пытаются создавать собственную генерацию на своих предприятиях. Предпосылок для будущего снижения тарифов никто не видит. Перспективы у нас не очень хорошие, потому что свыше 80 % мощностей большой генерации старше 40 лет, из‑за этого в ближайшие годы будут возникать некие «энергетические ямы».

Именно поэтому предприятия «запасаются» собственными мощностями и активно развивают такую тему, как энергосервисные контракты, в рамках которых собственники генерации продают электроэнергию розничному рынку. Пока это носит хаотичный характер, но в будущем, уверен, станет системой.

Мы сейчас в одном из регионов планируем реализовать пилотный проект создания розничного рынка электроэнергии, это будет способствовать снижению стоимости электроэнергии на отдельно взятой территории.

– В одном из интервью вы сказали, что «в подотрасли малой энергетики пока… нет четких правил… Нет даже четкого определения – что такое малая энергетика. Но этим нужно заниматься, и в этом направлении мы сейчас движемся. Потому что правила – это определенный формат качества работы». Какие правила или инициативы вы хотели бы внести в законодательство РФ?

– Хотелось бы сформировать эту под­отрасль, которой пока еще не существует. Что касается правил, то необходимо прописать в законодательстве терминологию, требования и параметры, которые характеризуют малую энергетику.
С другой стороны, если сейчас на государственном уровне начнется активное регулирование малой энергетики, то это не принесет пользы, наоборот, подотрасль перестанет быть такой динамичной и мобильной, как сейчас.



Хочу отметить, что в России самый либеральный рынок электроэнергии в мире, потому что законодательство регулирует правила продажи электроэнергии – немногие страны могут этим похвастаться. Большой плюс также в том, что у нас частный бизнес заинтересован в распределенной генерации, а это – быстрый способ привлечь инвестиции и эффективное решение проблем с энергоснабжением.

Кроме того, большим достижением этого года стало то, что нам удалось не допустить введения новых условий по оплате за резервируемую мощность. Я, как руководитель Ассоциации малой энергетики и эксперт Госдумы, а также мои коллеги из Сообщества потребителей электроэнергии, РСПП, ТПП дали отрицательное заключение данной законодательной инициативе «Россетей».

История вопроса началась еще в 2012 году. Именно тогда «Россети» разработали очень простую схему: они решили создать такие условия, по которым потребители сначала отказались бы от мощностей в пользу «Россетей», а потом стали бы выкупать эти же мощности у сетевого холдинга. Иными словами, «Россети» получали бы доход от услуги, которая фактически бы не оказывалась. Постановление Правительства РФ о введении платы за резервируемую мощность в декабре 2018 года планировалось к утверждению, и с 1 июля этого года документ должен был вступить в силу.

Мы как эксперты подсчитали, что это привело бы к увеличению стоимости электроэнергии на рынке до 6‑8 рублей за кВт / ч, в соответствии с формулами расчетов, представленными «Россетями». Это нанесло бы серьезный удар по потребителям, особенно по малому и среднему бизнесу, который, по мнению сетевиков, не является равномерным потребителем. В результате многие компании просто закрылись бы.

Чуть позже нас поддержали Минэкономразвития РФ, ФАС, которые тоже указали «Россетям», что сегодня в этом законопроекте очень много пробелов и нерешенных вопросов и он в целом очень «сырой».

Кстати, утверждение «Россетей» о понесенных ими убытках по содержанию этого «хозяйства» не соответствует действительности. Немаловажно и то, что мощности, которые высвобождаются, согласно этому законопроекту, находятся там, где нет потребителей.

– Много ли в России отечественных инновационных технологий по развитию распределенной генерации, реализованных в том числе по программе импортозамещения? Как вы считаете, был ли существенный прорыв в этом направлении в 2019 году и какие технологии, на ваш взгляд, являются самыми прогрессивными?

– В настоящее время, к сожалению, у нас нет экономичных двигателей, которые могли бы использоваться в производстве энергии. В сегменте ветровой и солнечной генерации есть хорошие примеры адаптированных к российскому рынку зарубежных технологий с локализованными долями российской сборки, хотя 100‑процентного отечественного продукта пока нет.

Очень надеемся, что в ближайшей перспективе в России появятся такие технологии.

– Также несколько вопросов о ГК «МКС», которой вы успешно руководите. Компания вступает в свой юбилейный год – в 2020 году ГК «МКС» исполняется 15 лет. С какими результатами компания подходит к этой дате? Какую нишу заняла в отрасли распределенной генерации России?

– Мы не были первыми на рынке распределенной генерации и пришли сюда достаточно поздно в сравнении с другими более крупными и мощными участниками. Но за эти 15 лет мы вошли в пятерку лучших компаний и продолжаем достаточно быстро развиваться. Сейчас у нас есть офис в Москве, при этом в Челябинске сохранили производственную площадку.



Помимо этого мы открыли в Казахстане компанию по реализации там собственных проектов, выходим на рынок Узбекистана и осваиваем регион, в который входят Катар, Бахрейн, Саудовская Аравия, ОАЭ, Оман, Кувейт, где мы активно сотрудничаем с нашими партнерами по развитию энергетических проектов.

– Насколько известно, в Объединенных Арабских Эмиратах год назад открылось представительство вашей компании, готовится к старту собственное производство модульных электростанций в Дубае. С чем это связано, насколько возможности российской инжиниринговой компании востребованы на восточном рынке?

– Инжиниринговая компания может найти свое применение во многих странах мира, но это сопровождается большой и длительной работой по налаживанию связей, сертификации, адаптации компании на местном уровне. Нам удалось пройти все эти этапы, прежде чем выйти на достаточно сложный рынок ОАЭ.


«Мы видим, как укрепляются позиции российской инженерии, качество проектов начинает соответствовать мировым требованиям, накапливаются обменные компетенции, и мы с каждым годом все больше и больше приближаемся к европейскому уровню технических решений и производства».


В настоящее время совместно с партнерами мы реализуем в Арабских Эмиратах несколько проектов и, несмотря на сложные условия взаимодействия, стараемся интегрироваться в этот рынок. Мы хотели бы в меньшей степени зависеть от кризиса в нашей стране, поэтому страхуемся выходом на внешние рынки.

– Каковы мировые тренды в распределенной генерации и как это соотносится с российскими реалиями? В общении с зарубежными коллегами вам интересно обмениваться теоретическим или практическим опытом, который можно применить в других странах или, напротив, перенять для России?

– Хочу отметить, что в советский период у нас была создана очень хорошая инжиниринговая школа и еще остались хорошие специалисты. В современной России также реализуются грандиозные проекты, такие, как, например, «Сила Сибири», что подтверждает значительный технический уровень нашей страны.

В регионе ОАЭ нас поражает скорость строительства объектов – там меньше бюрократии, более эффективная схема принятия решений. Конечно же, при наличии финансов они и привлекают лучшие мировые технологии.

– Одной из самых обсуждаемых проблем в энергетике в этом году стала проблема энергоснабжения изолированных регионов РФ. Удается ли вам продвинуть идеи Ассоциации, которые, возможно, серьезно решат эту проблему?

– Мы работаем над решением этой проблемы в том числе. Речь идет о проектах, предполагающих замену дизельного топлива на газ в различных его проявлениях – сжиженный, компримированный, это значительно удешевит стоимость электроэнергии для конечного потребителя. В ряде случаев на Севере при высокой стоимости электроэнергии и топлива будут востребованы проекты альтернативной энергетики – ветро- и солнечные станции, в зависимости от конкретной ситуации.



Но должен отметить, что во всем мире интерес к «зеленой» энергетике постепенно снижается. Это связано, в первую очередь, с ее дороговизной и необходимостью государственных субсидий на ее развитие.

– Действительно ли снижается спрос? В Европе, кажется, «зеленая» энергетика развивается повсеместно.

– Да, этот тренд был актуальным несколько лет назад. Но сейчас киловатт «зеленой» энергии обходится государству в четыре раза дороже, нежели киловатт от обычной электростанции. Экономически разница очень существенная. При этом речь идет именно о солнечной и ветровой генерации. Гидроэнергетика, например, в Австрии достаточно дешевая, и другие виды альтернативной энергетики там просто не развиваются. В Германии проекты по «зеленой» энергетике свернули, в силу, опять же, дороговизны данных проектов, необходимости резервирования тепловыми электростанциями.

– А какие решения вы предлагаете для Арктики, которая тоже является изолированным регионом и нуждается в создании полноценной инфраструктуры практически с нуля?

– Это, прежде всего, мобильные системы, работающие на газовом топливе. На наш взгляд, в Арктике нет таких крупных потребителей, которые нуждаются в большом объеме газового топлива. Кроме того, из газа помимо электроэнергии мы получаем тепло. Работа электростанций в когенерационном режиме в условиях Арктики особенно эффективна.
Я вообще считаю, что в ближайшие 30 лет у нас будет преимущественно развиваться газовая энергетика, потому что стоимость газа падает. Кроме того, когда Китай выполнит обещание и представит технологию по добыче гидратированного газа со дна океана (а запасы этого газа очень большие), то это еще больше подстегнет развитие газовой энергетики.

– Каковы ваши прогнозы отрасли на будущий год? Что или кто сыграет в отрасли особое значение?

– Думаю, что в ближайшие годы ничего революционного не произойдет. Энергетика очень инертная отрасль, это связано со сложностью технологий, их внедрением, апробированием, адаптацией.

Возможно, изменения произойдут, если на рынке появятся дешевые накопители энергии. В этом случае будут пересмотрены принципы энергоснабжения в пользу распределенной генерации, малых станций. У альтернативной энергетики вообще начнется новая жизнь.


Альтернативная новая жизнь

Малая энергетика , Генерация

Похожие Свежие Популярные