16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/377/3725206.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 21 (377) ноябрь 2019 года

Альтернативы нет, нужно снижать выбросы

Экология Елена ВОСКАНЯН 977
Фото: Василий Яковлев

Гармонизация отечественного природоохранного законодательства с законодательством стран ЕС формирует условия для перевода российских нормативов удельных выбросов вредных веществ в атмосферу до уровня современных европейских.

В этой связи очевидна необходимость обязательного оснащения ТЭС установками очистки дымных газов от твердых частиц, оксидов азота, оксидов серы и других компонентов, которые позволят существенно снизить валовые выбросы загрязняющих веществ от ТЭС.


Придется потрудиться

В прошлом году вышел указ Президента РФ № 204, определяющий национальные цели и стратегические задачи развития России на период до 2024 года. В числе приоритетных направлений – экологическая политика, одной из важнейших задач которой является снижение уровня загрязнения атмосферного воздуха в крупных промышленных центрах не менее чем на 20 % совокупного объема выбросов. Кроме того, утвержден перечень объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, относящихся к I категории. Их вклад в суммарные выбросы и сбросы загрязняющих веществ составляет не менее 60 %.

Национальный проект «Экология», разработанный Министерством природных ресурсов и экологии РФ, стартовал в 2019 году. В него включены такие федеральные проекты, как «Внедрение наилучших доступных технологий», «Чистый воздух», «Чистая страна», «Чистая вода» и другие.

Чтобы достичь поставленных главой государства целей, энергетическому сообществу придется потрудиться: не только внедрить технологические новшества, но и модернизировать существующее оборудование ТЭС. Об этом говорили в ходе Международной научно-практической конференции «Экология в энергетике», которая состоялась 30‑31 октября на площадке Всероссийского теплотехнического института.


У России есть «палочка-выручалочка»

– В ноябре 2018 года Европейская комиссия разработала и представила экономическую стратегию до 2050 года. Документ, доступный в открытых источниках, содержит детальный анализ текущей ситуации и профессиональный взгляд на долгосрочную перспективу, – говорит советник по вопросам энергетики и климата Представительства Европейского Союза в РФ Гийом Шваль. – Одной из целей, обозначенных в документе, является достижение 0 % выбросов к 2050 году. Для реализации задуманного, по предварительным оценкам, потребуются ежегодные инвестиции в размере до 290 миллиардов евро. При этом во всех возможных сценариях стратегии рассмотрено колоссальное увеличение генерации энергии, и в каждом из них лежат разные технологии, опции, которые можно было бы применить на практике. Основополагающим шагом в любом случае является рост доли электроэнергии во всех секторах производства, а также более активное использование водородных технологий и цикличное развитие экономики.

Заместитель генерального директора ООО «Экополис» Михаил Роганков напомнил, что Россия стала полноценным участником Парижского соглашения о климате, пришедшего на смену Киотскому протоколу (дополнительному документу к Рамочной конвенции ООН об изменении климата).

– Особенностью Парижского соглашения является то, что каждая страна, поддержавшая его, принимает на себя обязательства по ограничению выбросов парниковых газов на 2021‑2025 годы, а затем каждые пять лет существенно ужесточает их, – говорит эксперт. – В России шла довольно интенсивная подготовка на уровне министерств и ведомств по присоединению к этому соглашению. В результате порядка дюжины различных распорядительных, нормативных правовых, методических документов вышло за это время.

О мерах, которые будут предприниматься на уровне государства в связи со вступлением РФ в Парижское соглашение, в октябре высказался советник Президента, специальный представитель Президента по вопросам климата Руслан Эдельгериев. Наиболее важными из них участникам конференции представляются четыре: к 2030 году Россия должна сократить выбросы парниковых газов на 25‑30 % к уровню 1990 года; на поддержку солнечных и ветряных электростанций в ближайшие пять лет будет направлено порядка 400 миллиардов рублей (к 2024 году наша страна намерена ввести не менее 5‑5,5 ГВт ВИЭ); разработка Минэкономразвития РФ законопроекта, который установит верхнюю планку выбросов парниковых газов; подготовка закона о микрогенерации. А также разработка стратегии низкоуглеродного развития.

– Альтернативы этому нет, – считает Михаил Роганков. – Уже формируется новая законодательная база, направленная на увеличение ВВП при снижении выбросов парниковых газов. До сих пор выбросы определялись у нас таким образом: как складывается экономическое положение в стране, такими получаются и выбросы. В связи с диким спадом производства, который пришелся на 90‑е годы, мы смогли перевыполнить обязательства по Киотскому протоколу. При этом прогноз выполнения страной Парижского соглашения пока неоднозначен. В 2017 году выбросы приблизились к планке –30 % и готовы ее перешагнуть. Это тревожная тенденция. Если дальше экономика будет расти на 3‑3,5 %, мы спустимся на планку –25 %. Но у нас есть «палочка-выручалочка» – сектор землепользования и лесного хозяйства, где за счет поглощения парниковых газов лесами мы получаем примерно 600 миллионов тонн снижения выбросов. Это значит, что первый период Парижского соглашения преодолеем более-менее благополучно, а во втором периоде, надеюсь, начнет действовать пресловутая низкоуглеродная экономика.


Повысить эффективность и развивать ВИЭ

Выбросы парниковых газов в энергетике на 80 % обусловлены действием отечественного ТЭКа в целом. На все электростанции, включая блок-станции промышленных предприятий, приходится примерно четверть всех выбросов парниковых газов. На тепловых электростанциях из парниковых газов 99 % составляет СО2. Неудивительно, что на этот сектор будут направлены соответствующие меры государственного регулирования.
Чтобы существенно сократить выбросы парниковых газов, по мнению экспертов, необходимо предпринять ряд мер. В первую очередь, повысить эффективность при производстве, передаче и распределении энергии путем ввода новых мощностей в энергосистеме, реконструкции и модернизации на ТЭС (в 2021‑2025 годах, согласно существующим программам и планам). Во-вторых, нужно развивать генерацию на «безуглеродных источниках» (ГЭС, ВИЭ, АЭС) – хотя, по прогнозам, в 2021‑2025 годах структура генерации существенно не изменится, но можно ожидать «рывок» от ВИЭ. В-третьих, важно увеличить долю природного газа в топливном балансе (однако существенного изменения топливного баланса в рассматриваемом периоде не предвидится). В-четвертых, решить вопрос с улавливанием СО2 и захоронением углерода – технология CCS, но этого в ближайшем будущем не предвидится. И, наконец, в‑пятых, проводить массовые локальные мероприятия по всей цепочке от генерации до распределения энергии.

Михаил Роганков заметил, что до 2024 года Россия планирует ввести 5,4 ГВт генерации. 2018‑й, кстати, стал самым успешным: введено 350 МВт СЭС и ВЭС, мощность ВИЭ-генерации превысила 1 ГВт и составляет около 0,7 % совокупной мощности всей энергосистемы. Однако наша страна по‑прежнему отстает в части развития альтернативной энергетики.

– Меры по стимулированию и господдержке данного сектора, на мой взгляд, запоздали лет на 20. Да и экономика ВИЭ пока не может конкурировать с экономикой традиционных источников. Как результат, о массовом привлечении средних и малых по масштабу инвесторов в эту отрасль говорить не приходится, – посетовал докладчик.

Последние два года Российская Федерация входит в четверку ведущих стран мира по объему производства электроэнергии. При этом необходимо отметить, что рост выработки электроэнергии в 2018 году по сравнению с 2017‑м составил 1,7 %. Характеризуя структуру установленной мощности в РФ, консультант по вопросам экологии Мин­энерго РФ, кандидат биологических наук Ирина Бутакова отметила, что на долю тепловых электростанций приходится 67,7 % всей установленной мощности. Следом идут гидроэлектростанции – почти 20 %, атомные – на них приходится 12 %, а ветряные и солнечные занимают менее 1 %.

– На сегодняшний день в свете того, что политика складывается таким образом, что ВИЭ стали уделять больше внимания, то и проводимая правительством РФ политика привела к тому, что рост зеленой генерации составил более 42 %. Однако не надо забывать, что этот сектор энергетики занимает менее 1 %. Поэтому рост на 40 % – это, конечно, хорошо, но Россия – холодная страна, и основная масса электроэнергии производится на теплоэлектрогенерации, – комментирует эксперт.

В 2018 году снижение выбросов в атмосферу от ТЭС России, по сравнению с 2004 годом, составило 0,39 миллионов тонн (или 15 %).

Ирина Бутакова также напомнила, что при строительстве ТЭС и АЭС в России запрещено проектировать прямоточные системы технического водоснабжения (только оборотные системы). А вот в странах Евросоюза и США такого запрета нет.

– Строительство нового блока Nyct 1000 МВт, оборудованного оборотной системой водоснабжения, в среднем на 1,2‑1,8 миллиарда рублей дороже аналогичного блока с прямоточной системой водоснабжения. Капитальные вложения в оборотные системы водоснабжения оцениваются в 1,4‑1,75 раза выше стоимости прямоточных систем, эксплуатационные же расходы выше в 2‑2,8 раза. КПД энергоблоков с оборотной системой водоснабжения на 1,5 % ниже, как следствие получае эквивалентный рост выбросов, – уточнил докладчик.


Экология, Альтернативная энергетика, Возобновляемые источники энергии (ВИЭ)

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные