16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/363/4166072.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 07 (363) апрель 2019 года

Серый с оттенками прибыльности: поставит ли Челябинск точку в сбытовых конфликтах?

Электрические сети и сбыт Ирина КРИВОШАПКА
Художник:  Игорь Кийко

Недавно назначенный врио губернатора Челябинской области Алексей Текслер уже составляет планы по развитию региона. Он, в частности, потрясен отсутствием благоустройства в Челябинске, назвал центр города серым и дал указание «навести порядок».

Известно также, что порядок будет наведен и в областном правительстве, где ожидаются серьезные кадровые изменения, предполагающие уход некоторых чиновников. Внезапное назначение зама из Мин­энерго на должность губернатора уже связывают с ключевыми проблемами Челябинской области, большая часть которых относится к энергетике.

Возможно, это лишь совпадение, но в начале апреля Минэнерго РФ подведет итоги конкурса на присвоение статуса гарантирующего поставщика в Челябинской области. Не разглашая имен участников конкурса, отраслевое ведомство сообщило, что один из претендентов на звание ГП – компания «Фортум».

Предположительно, в борьбе за энергосбытовой сектор региона будут сражаться и другие крупные игроки – ПАО «Интер РАО», гос­корпорация «Ростех» и «Газпром энергосбыт». Одним из условий покупки является то, что компании должны погасить весь объем кредиторской задолженности, которые накопил прежний ГП – «Челябэнергосбыт», а это порядка 4,8 млрд руб.

Челябинская сбытовая история, кажется, должна поставить точку в серии многолетних и громких споров и конфликтов между энергосбытами, местными властями и отраслевым законодательством, которое позволяет первым зарабатывать сверхприбыли, а вторых вынуждает выступать социальными арбитрами между поставщиками и потребителями энергии.


Высокодоходный и низкорисковый

Непривлекательный в начале реформы сбытовой бизнес спустя короткое время стал не просто интересным для инвесторов, но и сверхприбыльным. Отдельная глава послереформенной энергетики России о сбытовом бизнесе началась с громкой истории «Энергострима». Сейчас это показательный пример того, как агрессивная скупка активов и беспрепятственный вывод средств в офшоры могут в одночасье уничтожить бизнес с выручкой 170 млрд руб. Некогда крупнейший частный энергосбытовой холдинг до сих пор не дает покоя правоохранительным органам России и Германии, а также кредиторам, которые едва вернули лишь мизерную часть своих средств.

«Энергострим» появился в результате реформы РАО «ЕЭС России» и разделения отрасли на направления бизнеса: генерацию, транспортировку, сбыт. И если первые два направления были практически сразу приобретены крупнейшими компаниями страны, то сбыт, собственно, мало кого тогда интересовал: порядка 70 сбытовых компаний почти не интересовали крупных инвесторов, которые не понимали, с чего в этом бизнесе можно получить прибыль.

Источник обогащения нашли создатели компании «Энергострим», нацелившиеся на то, чтобы скупить несколько сбытов, тем самым стать важным звеном в поставках электроэнергии абонентам и получить с этого доход. Руководителем компании был человек, знавший «кухню» реформы с самых истоков – бывший сотрудник РАО ЕЭС Юрий Желябовский, который считал сбытовой бизнес «высокодоходным, низкорисковым, долгосрочным».

Начав с приобретения сбытов в центральной России, «Энергострим» за несколько лет собрал актив из 18 компаний в РФ. Общая выручка компаний холдинга в 2011 г. достигла 170 млрд руб. При этом чистая рентабельность, писал Forbs со ссылкой на миноритариев «сбытов» «Энергострима» в письме Владимиру Путину в апреле 2012 г., составляла 0,11 % от оборота – в 10‑40 раз меньше по сравнению с другими энерго­сбытовыми структурами России. Компании действительно везло в бизнесе: желанный клиент банков – сбытовой сектор был в особом почете у Минэнерго РФ, которое очень заботилось о направлении, связанном с жизнедеятельностью многих субъектов страны.

При этом очевидно, что сама схема построения этого бизнеса отличалась существенными недостатками, хотя перемен в ней не ожидалось. До того дня, пока президент не дал чиновникам команду представить ему проект правительственного постановления, которое решило бы проблему сверхприбылей энергосбытовых компаний.

В 2011 г. бизнес «Энергострима» начал постепенно рушиться. Компании был предъявлен вывод в офшоры средств на сумму более 25 млрд руб., среди топ-менеджмента стали возникать серьезные конфликты, банки-кредиторы перестали давать новые займы и требовали погасить существующие, при этом компания начала наращивать долги перед генераторами и сетевиками: к началу 2013 г. они превысили 40 млрд руб. Скандал даже вышел за границы России: оказалось, что подведомственный холдингу «Тулаэнергосбыт» владел немецкой энергосбытовой фирмой TelDaFax, и в течение более чем двухлетнего периода покупал активы у находившейся в предбанкротном состоянии TelDaFax. Известно, что около 80 млн евро «Энергострим» вывел под предлогом покупки немецкой энергосбытовой структуры.

Руководству и тульской компании, и холдинга были предъявлены обвинения, кого‑то задержали, а сам Юрий Желябовский и два его зама объявлены в международный розыск.

По законам отрасли «Энергострим» уже на старте появления миллиардных долгов мог быть просто лишен статуса гарантирующего поставщика. Но, опять же, гарантии со стороны сбытового гиганта в адрес отраслевого ведомства казались настолько весомыми, что Минэнерго попросту тормозило этот процесс. До смены руководства. Новый министр энергетики Александр Новак распорядился провести серьезную проверку данного бизнеса. Этому же способствовали заявления крупнейших российских компаний, которым был должен «Энергострим». С 2013 г. 13 «сбытов» «Энергострима» были изгнаны из рынка, передав полномочия ГП другим энергокомпаниям.

Долги тем временем подбирались к 60 млрд руб. По условиям конкурса на выбор нового ГП он должен взять на себя эти долги. При этом кредиторы решают вопрос по‑своему. Многие компании прибегли к услугам частных сыскных агентств с целью поиска выведенных за рубеж средств, кто‑то борется за возврат средств в российских судах. Однако совсем немногим удалось вернуть хотя бы часть долговых рублей. Насколько известно, было подано 16 исков на миллиарды рублей, о возвращении долгов компаниям пока информации нет.


Дежавю

Спустя пять лет сбытовой сектор взбудоражил новый скандал, который ожидался по сценарию аналогичным «Энергостриму», хотя завершился достаточно скоро и с меньшими издержками для кредиторов. Частный энергосбытовой холдинг «Межрегионсоюзэнерго» (МРСЭН) после нескольких лет присутствия на рынке в 2018 г. потерял бизнес на фоне роста долгов и проблем акционеров с законом.

За год до этого, в декабре 2017 г., входящий в состав МРСЭН «Арх­энергосбыт» лишился статуса гарантирующего поставщика электроэнергии в Архангельской области. Известно, что с 1 января 2018 г. временные функции ГП исполняло ПАО «МРСК Северо-Запада» (дочерняя компания ПАО «Россети»). Приняв от ПАО «Архэнергосбыт» долги за передачу электроэнергии в объеме 3,8 млрд руб., МРСК Северо-Запада могла взыскать долги только через суд. В октябре 2018 г. гарантирующим поставщиком электроэнергии в регионе объявлено ООО «ТГК-2 Энерго­сбыт», но в расчетах между МРСК Северо-Запада и «Архэнергосбытом» действующий ГП участвовать не обязан.

Следом за «Архэнергосбытом» статус ГП потеряли и другие – «Вологдаэнергосбыт», «Хакас­энергосбыт» («ЭПР» писал об этом в прошлых номарх) и «Роскоммунэнерго» в Свердловской области. В отношении этих сбытов были заведены уголовные дела. Самыми интересными деталями отличился «Роскоммунэнерго». Например, компанию целенаправленно и преднамеренно готовили к банкротству, взяв займы в объеме 80 млрд руб. на мнимые сделки, направленные фактически за зачистку незаконной деятельности. Уголовное дело, заведенное на руководство компании, предусматривает лишение свободы до 10 лет. Хотя фигуранты этого дела находятся в международном розыске.


Социальный и неприбыльный

В отрасли стали говорить о том, что уход с рынка «Межрегионсоюзэнерго» сократил число холдингов, работающих в российской энергосбытовой рознице. Хотя это повлияет на устойчивость рынка: банкротства «Энергострима» и «Межрегионсоюзэнерго» создали вакантные места для новых, более добросовестных компаний. В настоящее время бывшие активы печально известных холдингов разделены между сетевыми компаниями, временно занимающимися сбытовой деятельностью. Сетевики отзываются об этой деятельности больше как о социально значимой функции. Потому как она законодательно определена как временная и может продолжаться не более года.

Помимо вышеупомянутого «Рос­коммунэнерго» на Урале за последние полгода лишились статуса гарантирующего поставщика электроэнергии еще две сбытовые компании: «Челябэнергосбыт», так же в прошлом аффилированный с бенефициарами с «Межрегионсоюзэнерго», и Новоуральская энергосбытовая компания. Статус гарантирующего поставщика Мин­энерго РФ временно присвоило МРСК Урала.

По словам генерального директора МРСК Урала Сергея Дрегваля, ситуация с недобросовестными сбытовыми компаниями, которые в конце концов были лишены статуса, назревала несколько лет. Глава сетевой компании подтвердил, что в деятельности бывших ГП было предостаточно предпосылок для этого, к тому же об этих рисках межрегиональная сетевая компания говорила неоднократно и на самом высоком уровне.

В настоящее время «Челябэнергосбыт» должен МРСК Урала за услуги по передаче электроэнергии порядка 3,5 млрд руб. История взыскания долгов продолжится уже в рамках дела о банкротстве. К сожалению, отметили в МРСК Урала, российское отраслевое законодательство устроено таким образом, что сетевая компания не застрахована от долгов за передачу электроэнергии со стороны сбытов, однако вернуть их можно лишь в судебном порядке. Долги «Челябэнергосбыта» оптовому рынку электроэнергии, а это больше 4 млрд руб., выставлены «лотом» на конкурс по выбору нового ГП.

Но для сетевых компаний сбыт – это больше социальная функция: законодательством закреплены условия, которые призваны не допустить дестабилизации платежной дисциплины, и временно исполняющие функции ГП сетевые компании решают эти задачи.

«В компании заранее был разработан пошаговый план действий по подхвату функций ГП, – рассказал заместитель гендиректора МРСК Урала по развитию и реализации услуг Дмитрий Вялков. – Мы принимали во вновь созданные подразделения персонал сбытовых компаний, перезаключали договоры с потребителями, решали вопросы с программным обеспечением, клиентскими базами данных потребителей, налаживали прием платежей в расчетных центрах и банках.

Основная цель каждого подхвата функций ГП – сохранение надежности энергоснабжения потребителей».
К сожалению, отмечает господин Вялков, топ-менеджмент бывших ГП реагировал на новые условия неоднозначно. Например, «Роскоммунэнерго» передал неполный программный комплекс и клиентскую базу данных. Персонал МРСК долго восстанавливал параметры для расчетов потребителей подведомственных территорий. Проблемы удалось решить, но с колоссальными трудозатратами ключевого производственного персонала.

Сложнее было в ходе передачи функций ГП от «Челябэнергосбыта». Учитывая, что ЧЭС в свое время создал собственную биллинговую систему, новый временный сбыт попросту не мог ее получить. В «Челябэнергосбыте» прокомментировали, что некогда крупнейший участник рынка сбыта электроэнергии, ЧЭС создал одну из самых современных билинговых систем учета баз данных полного цикла, включая печать квитанций и внушительный штат компетентных специалистов, ведь компания призвана была работать с конечным потребителем, собирать деньги и, значит, наполнять рынок доходами.

Но, по словам представителей МРСК Урала, эти базы данных в рамках перехода к другому ГП должны были как раз упростить и составление квитанций для абонентов и собственно не затягивать расчеты потребителей. Из-за колоссальных объемов информации по 1, 4 млн потребителей восстановить клиентскую базу в столь сжатые сроки в Челябинской области не представлялось возможным. Понимая это, топ-менеджмент «Челябэнергосбыта», напротив, предлагал собственные условия сделки по передаче МРСК Урала данных и, прежде всего, пытался затянуть процедуру передачи сбытовых функций МРСК.

«Сетевым компаниям с первого месяца работы в качестве сбыта нужно производить оплату на оптовый рынок электроэнергии и мощности по определенному графику, – пояснил Дмитрий Вялков. – По этой причине возникает кассовый разрыв. Например, платежи мы должны сделать в июле, а первые квитанции потребителям будут выставлены только в августе. В нашем случае выплаты на оптовый рынок по трем ГП за один месяц – это несколько миллиардов рублей. Общий долг перед МРСК Урала трех компаний, лишенных статуса ГП, – порядка 5 миллиардов рублей.

Мы не исключаем, что плановые показатели финансово-экономического результата деятельности компании 2018 года будут скорректированы. Практически одновременный уход с рынка сразу трех сбытовых компаний с многомиллиардными долгами за услуги по передаче электроэнергии – это серьезная нагрузка на МРСК. И экономическая, и финансовая. Несомненно, мы продолжим применять исчерпывающие меры по взысканию дебиторской задолженности и будем минимизировать последствия подхвата функций трех ГП».

По «Челябэнергосбыту» сетевая компания подала заявление о банкротстве.

«Нового ГП выбирают по итогам конкурса, – отмечают в МРСК Урала. – К сожалению, в конкурсе нет критериев, которые оценивают репутацию и социальную ответственность компании».


Криминальная версия

Несмотря на сложности перехода, временный ГП может получить информацию, которую прежний сбыт по каким‑то причинам скрыл. Например, факты об имеющихся долгах со стороны населения в адрес ЧЭС попросту не подтвердились – платежная дисциплина в регионе была на высоком уровне. Значит, можно предположить, что средства, полученные с расчетов населения, сбыт аккумулировал у себя.

К тому же законодательство допускает, что лишь за долги перед оптовым рынком электроэнергии ГП спустя какой‑то период лишается своего статуса, тогда как средства от розницы можно спокойно держать у себя. Пока сетевая компания взыщет их через суд, сбыт может использовать их как и где угодно, в том числе и в других бизнесах.

По словам Дмитрия Вялкова, есть признаки, позволяющие заподозрить сбытовую компанию в выводе денег. Добросовестный гарантирующий поставщик развивает свой бизнес на основе сбытовой надбавки, законодательно установленной и ограниченной величины, а также не имеет задолженности ни на оптовом, ни на розничном рынке, в том числе перед сетевой компанией.

Сформированные за два-три периода долги по оплате демонстрируют, что сбыт использует средства нецелевым образом, а это может быть вывод средств, вложения в иной бизнес или попросту крайне неэффективная деятельность.

Выполняя свои временные функции, МРСК Урала передаст полномочия новому ГП уже в начале апреля. Сетевики надеются на цивилизованную коммуникацию сетевой и сбытовой компаний. Новый глава Челябинской области, несомненно, обратит пристальное внимание на этот сектор, так знакомый ему по прежней должности.

Невзирая на череду уголовных дел в отношении сбытовых компаний, тайные игры скрытых участников отрасли, в России есть честный энергосбытовой бизнес, значит, и существуют условия его долгосрочного ведения и контроля. Кстати, ФАС разрабатывает новые механизмы, способные сделать эту сферу еще более прозрачной.




Утвержденный правительством РФ механизм лишения энергосбытовых компаний статуса гарантирующего поставщика вступил в силу 17 декабря 2017 г.

В документе указано, что размер этой задолженности сбытов во всех регионах РФ (преимущественно перед ПАО «Россети») имеет тенденцию к увеличению, что ставит под угрозу реализацию инвестиционных и ремонтных программ в электросетевом комплексе страны и создает риски снижения уровня надежности энергоснабжения потребителей.

Сегодня неконтролируемый прирост дебиторской задолженности на территориях присутствия проблемных энергосбытов зачастую настолько велик, что вызывает у представителей сетевых компаний оправданные подозрения в неблагонадежности работы таких контрагентов.


Энергосбыт

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.