16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/362/2748513.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 06 (362) март 2019 года

Проект с политическим оттенком: первая АЭС вызывает жаркие споры

Атомная энергетика Ирина КРИВОШАПКА
Фото: Олег Фойницкий/ БелТА/ ТАСС

Белорусская АЭС – первый проект российско-белорусского сотрудничества в атомной энергетике. Инвестиционный план по строительству станции в составе двух энергоблоков общей мощностью около 2400 МВт предполагает ввод в промышленную эксплуатацию первого блока в декабре 2019-го, второго – в июле 2020 года.

На протяжении нескольких лет строительство этой станции сопровождается серьезными спорами между странами, которые принимают в ней разное участие: одни делят политическое и экономическое присутствие в проекте, другие определяют экологические границы дозволенного, третьи, как сторонние наблюдатели, принимают то одну, то другую сторону.

Не спорит лишь Россия, финансируя и сооружая этот объект. И все же проекту суждено быть реализованным, ведь станция практически готова к сдаче в эксплуатацию. Однако путь к старту этой АЭС все еще тернист.


Новый игрок на энергорынке

«Проект осуществляется совместно с нашим стратегическим партнером – Российской Федерацией, – рассказал в интервью, опубликованном на сайте ведомства, министр энергетики Республики Беларусь Виктор Каранкевич. – В 2018 году строительно-монтажные работы производились на 130 объектах: это основные объекты первого и второго энергоблоков, а также общестанционные здания. Монтаж технологического оборудования первого энергоблока в основном завершен, и выполняются пусконаладочные работы. На втором энергоблоке смонтированы корпус реактора и оборудование реакторной установки, начат монтаж основного технологического оборудования.

Генеральным подрядчиком строительства выступает акционерное общество «Инжиниринговая компания «Атомстройэкспорт», входящее в структуру Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом». Финансирование проекта осуществляется за счет кредитных средств, предоставленных Россией.

В ноябре 2011 г. с Россией было подписано Соглашение о предоставлении правительству Республики Беларусь государственного экспортного кредита на сумму до 10 млрд долл. для финансирования 90% стоимости генерального контракта на сооружение Белорусской АЭС. Срок кредита – 25 лет. Погашение кредита начиналось через 6 месяцев с даты ввода АЭС в эксплуатацию, но не позднее 1 апреля 2021 г., и осуществлялось 30 равными долями каждые 6 месяцев. Но белорусская сторона обратилась к российскому правительству с просьбой об изменении условий: увеличении срока кредита с 25 до 35 лет и снижении ставки до 3% годовых. В настоящее время ведутся консультации сторон по данному вопросу.

Согласно генеральному контракту, генподрядчик несет полную ответственность за выполнение работ, предусмотренных генеральным контрактом, «под ключ». В 2019 году планируется ввод первого энергоблока».

Министр энергетики Республики Беларусь отмечает, что в настоящее время одним из актуальных вопросов остается интеграция Белорусской АЭС в энергосистему республики, так как это связано с повышением надежности ее функционирования после ввода атомной станции. Работа в данном направлении идет с 2014 г.

«Во-первых, чтобы обеспечить выдачу электрической мощности с Белорусской АЭС в течение 2014‑2018 годов, реализован инвестиционный проект «Строительство АЭС в Республике Беларусь. Выдача мощности и связь с энергосистемой», – рассказал он. – Построены воздушные линии электропередачи 330 кВ протяженностью более 1000 км, реконструированы около 700 км действующих ВЛ 110‑330 кВ, четыре подстанции 330 кВ, а также возведена новая ПС 330 кВ «Поставы» с двумя автотрансформаторами мощностью 125 MBA. После ввода Белорусской АЭС в эксплуатацию ПС 330 кВ «Поставы» станет основной подстанцией по передаче электроэнергии с АЭС в Гродненскую, Витебскую и Минскую энергосистемы.

По своей значимости проект АЭС не имеет аналогов в Республике Беларусь: например, впервые здесь были применены повышенные опоры 330 кВ, что позволило проложить линии электропередачи над лесными массивами и при этом уменьшить ширину просеки в четыре раза. Таким образом, заблаговременно реализована новая схема энергосистемы, позволяющая обеспечить поступление выработанной на Белорусской АЭС электроэнергии в любой регион страны. Во-вторых, правительство утвердило Комплексный план развития электроэнергетической сферы и Межотраслевой комплекс мер по увеличению потребления электроэнергии. Оба документа рассчитаны до 2025 г. И все же, подчеркнул Виктор Каранкевич, основная цель строящейся атомной станции – повышение энергетической безопасности страны за счет замещения импортируемого из России природного газа, а также снижение тарифов на электроэнергию.


Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенция Эспоо) – международное соглашение, инициированное Европейской экономической комиссией ООН. Было подписано в финском Эспоо в 1991 г. и вступило в силу в 1997‑м. Согласно Конвенции, процедура оценки воздействия на окружающую среду потенциально опасных проектов должна проводиться не только внутри государства, но и в сопредельных странах.



И наконец, БелАЭС – новый игрок на мировом рынке электроэнергии, и вопросам экспорта электроэнергии Министерство энергетики уделяет особое внимание. За 2018 г. объем экспорта электроэнергии из Республики Беларусь составил 1,04 млрд кВт-ч, что в семь раз превышает объем экспорта в 2017 г. С вводом в работу Белорусской АЭС экспортный потенциал возрастет, при этом существующие межгосударственные линии электропередачи Белорусской энергосистемы позволяют обеспечить увеличение экспорта электроэнергии.

Сегодня основное направление экспорта белорусской электроэнергии – Литва. Экспорт осуществляется в соответствии с правилами торговли энергобиржи NordРool в пределах устанавливаемой системным оператором Литвы (АО «Litgid») пропускной способности торгового сечения.

Реальные возможности экспорта будут определяться различными, в том числе внешними, факторами: конъюнктурой цен на электроэнергию на внешних рынках, в том числе на предполагаемом к созданию с 1 июля 2019 г. общем электроэнергетическом рынке Евразийского экономического союза, а также сохранением имеющихся и развитием межгосударственных электрических связей с сопредельными странами, в том числе с Польшей, Украиной и странами Балтии.


Угроза соседям?

Однако совсем иные перспективы видит в БелАЭС соседняя Литва, вблизи границ которой строится станция. Президент Литвы Даля Грибаускайте неоднократно заявляла о необходимости закрытия станции, недавно отметив, что разговоры о возможном «прагматичном подходе» по поводу станции являются «попыткой торговать безопасностью людей». Госпожа Грибаускайте не видит «никаких прагматических подходов, за исключением того, что станция не может быть открыта либо должна быть сразу же закрыта после ее завершения». Советник президента Литвы Миндаугас Линге считает, что «правительству не следует уходить от ответственности с решением вопросов Белорусской АЭС в Островце, их надо поднимать и в международном масштабе». Он также отметил, что «интерес Литвы, согласно сформулированной президентом позиции, – в том, чтобы АЭС не начала действовать». По его словам, важно не забывать, что БелАЭС – геополитический проект, который ставит под угрозу национальную безопасность Литвы. В прибалтийской республике даже принят закон, запрещающий экспорт электроэнергии из государств, где действуют «небезопасные» АЭС.

«Никакой политики, только требования соблюдать правила, – прокомментировал журналисту «ЭПР» источник в Литве, близкий к теме. – Литва никогда не диктовала соседям условия, строить или не строить АЭС. Единственным условием реализации этих проектов было то, что они должны развиваться в рамках международных соглашений по атомной энергетике. Правила заключаются в том числе в подборе и согласовании с соседними странами площадки будущего объекта. Литва заявила, что Беларусь нарушила эти соглашения в самом начале строительства БелАЭС. И если основа проекта является нелегитимной, то и весь проект можно считать таким же. Литва не единожды обращалась к Минску с вопросами, но не получила никаких ответов. И так как Литва не может повлиять на ситуацию, она ответила отказом покупать энергию от этой АЭС и будет делать все, чтобы такой АЭС не было».

Какой позиции придерживаются другие европейские страны, пока непонятно. В начале февраля появилась информация о новом нарушении при строительстве Белорусской АЭС, которое обсуждалось на внеочередном Совещании Сторон Конвенции Эспоо Европейской экономической комиссии ООН в Женеве. Было признано, что в предоставленной затрагиваемым странам и общественности документации по Оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) Белорусской АЭС недостаточно обоснован выбор в пользу Островецкой площадки, что нарушает некоторые пункты Конвенции. По мнению Комитета Конвенции Эспоо, Республика Беларусь предприняла формальные действия – то есть выполнила оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС), представила ее затрагиваемым странам и общественности, однако в этой ОВОС не было всей необходимой информации. При этом совещание отметило, что «Комитет не рассматривает вопрос о соблюдении технических положений и требований, выходящих за рамки Конвенции, например, тех, которые связаны с ядерной безопасностью». Но, поскольку отделить технические требования в области ядерной безопасности от вопросов трансграничного влияния в принципе невозможно, это осложнит дальнейшее рассмотрение существенных вопросов.


Подорванное доверие и сомнения в дееспособности

Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь в свою очередь прокомментировало, что «в результате девятилетнего обсуждения на площадке Конвенции жалобы Литвы по проекту строительства Белорусской АЭС Комитет по осуществлению пришел к выводу о недостаточности аргументов Беларуси в части обоснования выбора Островецкой площадки из числа оцененных альтернатив. Необходимо отметить, это не препятствует завершению строительства станции и реализации планируемой деятельности.

Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды с сожалением констатирует прецедент, имеющий место в отношении рассмотрения Комитетом по осуществлению дела по Белорусской АЭС, когда преднамеренно были нарушены Правила процедуры Конвенции Эспоо. Беларуси не была предоставлена возможность прокомментировать новый вывод Комитета о несоблюдении пункта 1 статьи 4 Конвенции, что не соответствует правилу 13 Рабочих правил Комитета по осуществлению. Кроме того, он не может быть сделан в рамках процедуры контроля исполнения предыдущего решения.

Беларусь в очередной раз заверила страны – участницы Конвенции в неукоснительном соблюдении ее положений, а также подтвердила выполнение всех процедурных шагов, предусмотренных Конвенцией, что было одобрено Совещанием Сторон. В качестве подтверждения своих слов Беларусь, будучи не согласна с выводами 6‑го Совещания Сторон, приложила максимальные усилия для выполнения решения VI / 2 по Белорусской АЭС. Ежегодные отчеты о предпринимаемых шагах, как и иная запрашиваемая информация, на регулярной основе предоставлялись Комитету с целью содействия его работе. В то же время, из‑за неконструктивной политизированной позиции Литвы о месте размещения АЭС достигнуть оптимального взаимодействия в рамках заключения двустороннего соглашения по осуществлению Конвенции, а также по послепроектному анализу, как это было рекомендовано Совещанием Сторон, не удалось.

Стороны Конвенции, признавая возможность разных подходов и практик в части наполнения документации по ОВОС и по реализации ее положений в странах-участницах, на данном Совещании Сторон использовали контрпродуктивный и дискриминационный подход в отношении Беларуси.

Данные обстоятельства подрывают доверие к механизму соблюдения Конвенции и в принципе ставят под сомнение ее дееспособность.

Беларусь решительно поддерживает изначально заложенный Конвенцией подход к контролю за соблюдением, в основу которого заложены транспарентность и ясность процедур. Принимая во внимание закрепленный в Уставе ООН принцип суверенного равенства государств, белорусская делегация предостерегла Совещание Сторон от принятия скоропалительных решений, которые могут ущемлять суверенные права любой из его участниц, и заявила о том, что окончательные решения Совещания Сторон должны приниматься консенсусом, а не от безысходности.

Фактически сегодняшний прецедент легализовал манипулирование Конвенцией. Доведение обсуждения вопросов соблюдения до вынужденного голосования, результаты которого заранее очевидны (Европейский Союз голосует единым блоком в 28 голосов вне зависимости от присутствия всех стран – членов ЕС на заседании), не исчерпав все средства для достижения консенсуса, серьезно подорвало доверие к Конвенции, а также целесообразность участия в ней».


По информации Инжинирингового дивизиона госкорпорации «Росатом», строительство Белорусской АЭС – крупнейший инфраструктурный проект, создавший около 2400 новых рабочих мест как на самой станции, так и в обслуживающих ее организациях. К работам привлечены более 30 местных подрядных организаций.


Споры между соседями не утихают. Выдвигаются поистине фантастические варианты компромисса. Один из них – предложение со стороны баллотирующегося в президенты Литвы премьер-министра Саулюса Сквернялиса сделать из Белорусской АЭС газовую теплоэлектростанцию. Якобы это позволит Литве обеспечить свою безопасность, не испортив отношений с соседом. Однако специалист в сфере атомной энергетики Юргис Вилемас заявил, что предложение команды премьера абсурдно: сейчас уже слишком поздно останавливать БелАЭС, кроме того, эта станция безопасна.

«Сделать турбину газовой? – говорит он. – Это абсолютно нереально. Никакое оборудование, которое сейчас находится на атомной станции, для этого не подходит. Турбины совершенно иные, их нельзя адаптировать, уже не говоря о том, что все смонтировано, здания построены».

Как отметили в пресс-службе белорусского правительства, белорусская сторона официально не получала предложений премьер-министра Литвы.


Встречные шаги требуются от всех

Глава энергетического ведомства Белоруссии Виктор Каранкевич отмечает, что его страна неоднократно предлагала Литовской Республике провести консультации на уровне экспертов, а также отвечала на их вопросы. При этом именно со стороны Литвы не было реакции.

«Литовской стороне были переданы предложения о проведении двусторонних консультаций по вопросам, возникшим после отчета об оценке воздействия на окружающую среду Белорусской АЭС, – сказал он. – По просьбе Литвы был передан отчет о воздействии Белорусской АЭС на окружающую среду. Также было официально предложено провести в Вильнюсе консультации с общественностью и госорганами Литвы. Ответа на предложения белорусской стороны не последовало. Тогда мы организовали встречу с общественностью Литвы на территории Республики Беларусь. Можно еще назвать ряд примеров, когда предложения белорусской стороны о проведении взаимных консультаций литовской стороной не были поддержаны. Мы подготовили и направили в Австрию, Польшу, Литву, Латвию, Украину проект программы послепроектного анализа (ППА). Это означает, что Республика Беларусь готова предоставить всем заинтересованным странам интересующую их информацию по экологической и радиологической обстановке в период эксплуатации Белорусской АЭС. Однако только Литва отказалась продолжать сотрудничество в рамках ППА.


В феврале было подано напряжение на собственные нужды энергоблока № 1 и завершено бетонирование купола наружной защитной оболочки здания реактора на энергоблоке № 2. Готовность купола позволяет приступить к монтажу систем пассивного отвода тепла через парогенераторы. Это новый этап в подготовке энергоблока к пусконаладочным работам.


При этом хотелось бы подчеркнуть: другие страны отметили, что получили полную и компетентную информацию по запрашиваемым вопросам и уже вовлечены в следующий этап контроля – Программу послепроектного анализа Белорусской АЭС.

По оценке специалистов и экспертов МАГАТЭ, реализуемый в нашей стране проект – современный и безопасный.
Кроме того, проведенная оценка воздействия на окружающую среду показала, что нет предмета для беспокойства и в части экологии.

Несмотря на негативное отношение литовских властей к возведению Белорусской АЭС, Министерство энергетики нацелено на профессиональный и конструктивный диалог с Литвой по вопросам строительства станции в Островце. Безопасность АЭС является для нас приоритетом. Создана система надзора за строительством Белорусской АЭС, которая включает как ведомственный, так и государственный надзор. Международные эксперты и специалисты (в том числе Всемирной организации операторов атомных станций и МАГАТЭ), которые посещали площадку строительства, отмечали, что наш проект реализуется успешно и в соответствии с международными требованиями и рекомендациями».

Что касается беспокоящего многих вопроса о ядерных отходах, министр энергетики рассказал: в настоящее время проект Стратегии обращения с ОЯТ Белорусской АЭС, в котором рассматриваются три возможных варианта, дорабатывается, после чего будет направлен на утверждение в правительство.
С российской стороной подготовят особое межправительственное соглашение. Реализация мер, предусмотренных проектом Стратегии, позволит обеспечить технически надежные, экономически приемлемые, экологически безопасные решения по обращению с ОЯТ Белорусской АЭС к моменту ее ввода в эксплуатацию.

По словам господина Каранкевича, лучшее доказательство открытости белорусской стороны – предоставление доступа на стройплощадку международным экспертам, зарубежным и оте­чественным журналистам. Только в 2018 г. информационный центр АЭС в Островце посетило более 3000 человек, для белорусских и зарубежных журналистов было организовано шесть пресс-туров на площадку строительства и другие объекты станции.


Мнение

Алексей Преснов, глава Агентства энергетического анализа:

– Это политическая история, начиная с востребованности АЭС в Белоруссии с точки зрения спроса на электроэнергию. Комментировать это с точки зрения экономики бессмысленно. Построить АЭС в 60 километрах от столицы страны, досрочно закрывшей собственную АЭС, вопреки возможной сиюминутной (с точки зрения истории) выгоды, но в рамках европейской политики отказа от потенциально опасных ядерных реакторов типа РБМК, и потом надеяться на то, что кто‑то в Европе купит энергию – это, конечно, по‑нашему, вернее, по‑белорусски в данном случае. Нам в России эта АЭС с точки зрения экономики тоже не нужна – у нас профицит базовой мощности в этом регионе. Более того, если вдруг все‑таки состоится общий электроэнергетический рынок ЕАЭС, во что я не верю в обозримом будущем, эта станция будет вытеснять наши ТЭЦ и ТЭС на Северо-Западе, снижая их и без того не блестящий коэффициент использования установленной мощности. То, что на рынке она неокупаема, – тоже факт, но Минск вряд ли собирается отдавать за нее кредитные деньги. С другой стороны, Беларусь может отказаться от нашего газа и переводить отопление на электричество. А может вообще заняться проектами power-to-gas – производить водород. То есть нам проект был точно не нужен с самого начала. Но это высокая политика. Я не слежу за этим проектом – он бессмысленный и чисто политический.

Атомная энергетика

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.