16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/303/6351590.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 19 (303) октябрь 2016 года

Александр Назарычев: «Я не призываю объединять ткачей с энергетиками, а медиков с сельхозработниками, я за оптимизацию расходов на образование»

Александр Назарычев

В конце сентября глава Министерства образования и науки РФ Ольга Васильева заявила, что объединения российских вузов будут прекращены. По словам министра, «пока мы прекращаем все объединения, до каждого конкретного разбирательства».

Кроме того, ведомство намерено следить за рациональным расходованием финансов в высшей школе.
По словам госпожи Васильевой, существующий проект «5‑100» – госпрограмма поддержки вузов для повышения их конкурентоспособности на мировом рынке – объединяет университеты, «в которые вложены большие деньги, но возникает вопрос: какова их отдача? Бюджет должен расходоваться очень экономно».

Действительно, с одной стороны государство формирует программы по поддержке образования, с другой – считает, что сами вузы попросту не оправдывают ожиданий.

Мы встретились с руководителем отраслевой структуры, которая занимается дополнительным профессиональным образованием. Ректор Петербургского энергетического института повышения квалификации (ПЭИПК) Минэнерго РФ, д. т. н., профессор Александр Назарычев уверенно заявляет: несмотря на то что мы живем в мире, где все взаимосвязано, ПЭИПК предпочитает обособленность от других, по крайней мере по форме собственности.

– Я выскажу позицию, которую разделяю сам и, полагаю, немалое сообщество людей, которые занимаются образованием, наукой, совершенствованием всех процессов, связанных с высшей школой и дополнительным профессиональным образованием, – сказал Александр Николаевич.

– Какова же ваша позиция в вопросе о том, что дает, чего лишает объединение или укрупнение вузов?

– Жизнь идет, появляются новые технологии, оборудование, знания, новые экономические реалии, и, как это всегда было, образование должно идти не в хвосте этих процессов, а опережать их. То есть изменение и реформирование образования требуются всегда. И это закон, который должен действовать, если страна не хочет отставать и намерена лидировать по всем направлениям, в том числе и по обеспечению благосостояния людей и культурного, интеллектуального уровня. В условиях кризиса и необходимости оптимизации государственных затрат нужно ориентироваться на существующие тенденции. Поэтому объединение вузов в большие структуры с точки зрения оптимизации государственных затрат, вероятно, является оправданным, но для этого стоит говорить о трех как минимум условиях.

Первое – в результате какого‑то объединения новая организация не будет слабее тех организаций, из которых она составлена, она, напротив, должна быть сильнее и крупнее, и не просто в количественном смысле, но и в плане качественной материальной, методической базы, а также кадрового состава, который позволит решить современные задачи. Второе условие, которое следует учитывать при объединении вузов: новая организация должна учить не тому, что она умеет делать, а тому, что требуется государству, обществу, бизнесу, то есть она должна выступать на новом качественном уровне. Третьим условием является то, что ни при каких обстоятельствах, принимая решение об объединении и укрупнении высшей школы, мы не должны потерять научные школы, имеющие определенные историю, традиции и перспективы, а также эффективно работающие.
К сожалению, эти условия не всегда выполняются в российской действительности. Но с точки зрения оптимизации затрат объединение вузов имеет смысл.

– Но при этом объединение не должно быть тотальным?

– Полагаю, должны быть разные учебные заведения. Приведу для аналогии энергетический пример. Для покрытия графика нагрузки энергосистемы нам требуется покрывать и базовую часть графика нагрузки – крупными станциями, и полупиковую часть графика нагрузки – более мелкими станциями. Но в графике нагрузки есть и пиковая часть, которая покрывается мобильными небольшими станциями. То есть в энергетике существуют разные объекты. А сегодня вдобавок мы развиваем малую и распределенную генерацию. Так вот, в сфере образования мы также должны иметь сильные федеральные университеты – политехнические, технические и гуманитарные заведения, и они должны состоять в базе высшего образования, научных изысканий и так далее.

Но должны быть и другие образовательные организации, которые решают разные региональные, отраслевые задачи – они тоже нужны, и не обязательно они должны быть гигантских масштабов, все должно соответствовать определенной целесообразности государства, общества и бизнеса. Должны быть и небольшие организации, которые будут решать конкретные мобильные задачи и смогут подстроиться под любое изменение рынка, под любые инновации, которые появляются сегодня в промышленности и энергетике и которые могут решать эти задачи не только в рамках подготовки специалистов высшей школы, но и в части дополнительного профессионального образования.

– Если бы вам предложили такой вариант дальнейшего существования, как объединение с другим институтом, вы согласились бы?

– Если говорить о Петербургском энергетическом институте повышения квалификации, то это уникальная образовательная организация, которая является федеральной, государственной, автономной структурой, ее учредитель – Министерство энергетики РФ. При этом основная наша особенность – полное отсутствие бюджетного финансирования. И для того чтобы говорить про объединение нашего учебного заведения с другими подобными структурами, нужно определиться – есть ли смысл? Бюджетных средств мы не просим и не имеем, соответственно, не сможем их получить извне. Мы живем в рыночных условиях и стараемся поддерживать на высоком уровне нашу материальную и лабораторную базу, но эти деньги мы тратим из собственных заработанных средств. Мы также стараемся поддерживать нашу методическую базу, чтобы быть интересными нашим заказчикам. И наконец, мы формируем нашу кадровую политику и кадровый состав так, чтобы к нам обращались не только потому, что мы находимся в Санкт-Петербурге, а потому, что люди могут получить на занятиях по повышению квалификации ответы на актуальные вопросы, а наши слушатели, как правило, люди с высшим или средне-специальным образованием и руководители.

Поэтому объединение в рамках дополнительного профессионального образования таких организаций, как наша, без бюджетного финансирования не имеет никакого смысла. Если предположить, что к нам присоединят какие‑то организации, которые слабее и нуждаются в поддержке, то это будет дополнительная нагрузка на нас, потому что мы должны будем вывести их на наш уровень, а в условиях кризиса это спорный вопрос. Смогут ли эти организации подтянуться под те требования, которые выставляем мы в рамках образовательного процесса?

Есть и другой аспект. Сегодня высшая школа переходит на гармонизацию своих образовательных стандартов и учебных планов с профессиональными стандартами, которые были введены в июле этого года. Мы уже гармонизировали свои учебные программы с учетом требований профессиональных стандартов в части, связанной с профессиональными квалификациями. Если высшая школа делает это достаточно инертно, ведь это далеко не простая процедура – создание государственных стандартов или внесение в них изменений, – то в сфере дополнительного образования можно отреагировать быстро и конкретно под текущую ситуацию или актуальные вопросы, которые возникают. Рынок сам отрегулирует, какие организации имеют право остаться, а какие – нет. Ключевым вопросом как в высшей школе и результатом ее реформирования, так и в дополнительном профессиональном образовании является качество того труда и результата, которые делают коллективы и вузов, и образовательных организаций дополнительного профессионального образования. И в этом смысле требования ко всем участникам рынка образовательных услуг и учебного процесса должны быть одни и те же. И критериями здесь выступают вопросы качества: если они будут соблюдаться, то организация будет востребована.

Таким образом, реформирование системы образования в России, как и в любой стране, требуется с учетом реальных условий, вызовов и задач. В государстве должны быть крупные, мощные университеты с качественным полноценным государственным финансированием. Сколько их должно быть – можно просчитать, в зависимости от демографического аспекта, перспектив развития страны, потребностей промышленности и общества и так далее. Наряду с этим должны существовать и другие организации, если они эффективны и результативны в своей деятельности, а качество обучения там соответствует высоким стандартам.

На рынке дополнительного профессионального и непрерывного образования человек всю жизнь может получать новые квалификации и компетенции, которые будет использовать для саморазвития и профессиональной карьеры, и сравнивать высшее и профессиональное образование не всегда верно, поскольку нужно учитывать отсутствие бюджетного финансирования, качество образования и многое другое. Кстати, многие развитые страны сегодня обгоняют по уровню промышленного инновационного развития Россию лишь потому, что в дополнительное профессиональное образование вовлечено больше граждан, а не потому, что те страны отличаются большими природными запасами или большим количеством талантливых людей – наша страна всем этим обладает сполна. Мы оптимистично настроены на происходящие перемены, но стоит понимать, что все должно происходить разумно, а люди, принимающие решения в этой теме, должны слышать тех, кто ежедневно делает эту работу. Не должно быть так, что есть вакансии, есть много неработающих людей, но мы не можем найти специалистов на эти вакансии. На мой взгляд, через систему дополнительного профессионального образования, в том числе и в энергетической отрасли, люди должны получать соответствующие компетенции и вовлекаться в трудовой процесс.

– И все же, нет ли у вас мыслей на тему интеграции с отраслевыми образовательными структурами, например, в регионах России?

– Как я уже говорил, когда организацию, у которой нет бюджетного финансирования, соединять с кем‑то, возникают вопросы: для чего интеграция, какие задачи решатся в этом случае? Мы предложили Минэнерго РФ объединиться на уровне открытого виртуального энергетического университета. Это будет объединение на уровне создания единой методической и нормативной базы, перечня направлений подготовки или переподготовки специалистов отраслей ТЭКа. Можно проводить работу и по созданию единой базы специалистов, которые будут качественно проводить занятия по тому или иному направлению. Поэтому концепция открытого виртуального энергетического университета очень хорошо вписывается в концепцию интернета вещей, там, где можно находить ответы на вопросы через другие формы образования – дистанционную, вебинарную, сетевую, дуальную, кейс-технологий и так далее. Все эти формы действуют.

Соответственно, мы сегодня объединены по отраслевому принципу в части сотрудничества со многими корпоративными образовательными центрами – обмениваемся с ними информацией, проводим конференции, делимся наработками и создаем совместные учебные пособия, в целом методическую базу – на таком уровне объединение даст свой эффект. Любое объединение, которое влечет за собой изменение формы собственности или объединение финансово-хозяйственных моментов, не имеет смысла. При этом повторюсь, базовые крупные технические университеты нужны, в них возможно сконцентрировать те материальные средства, которые позволят создавать лабораторную и исследовательскую базу мирового уровня.

– Известно ли вам по опыту общения с коллегами из других аналогичных институтов в России, как они строят свою деятельность, какие есть проблемы, спорные ситуации?

– В настоящее время высшая школа России живет достаточно сложно, и вообще в образовании накопилось немало проблем. Одна из них – как сохранить наших уважаемых коллег-профессоров, которые в силу возраста не могут выполнять определенные требования по количеству публикаций в крупных цитируемых изданиях, например. Если мы оставим этих людей вне сферы образования, то не будет и преемственности, а кто будет готовить новую смену специалистов? Ведь хороший специалист рождается в научной школе. И потом, вопросы, связанные с внебюджетным финансированием – через НИР, НИОКР, тоже должны решаться сохраненной научной школой.
Если говорить о дополнительном образовании у коллег, то сейчас созданы разные корпоративные университеты отраслевыми организациями. И мы рассматриваем их как партнеров, а не как конкурентов. Отмечу, что в этих заведениях создана очень качественная материальная база за счет средств тех предприятий, за счет которых они созданы. Но то, что есть у нас как у федерального образовательного учреждения Минэнерго России, – это хорошая история, методическая база, кадровый состав, уникальные образовательные технологии, связанные с адаптивным подбором преподавателей под каждую учебную группу и направление. Конечно, мы не противопоставляем себя кому‑то, напротив, говорим: давайте сотрудничать, и использование той материальной базы, которая сегодня есть в корпоративных образовательных центрах, созданных при энергетических компаниях, для нас интересна. Для них интересно использование нашей методической и кадровой базы, совместная деятельность в обучении и исследованиях – и это хорошая перспектива в объединении.

– Можно ли сказать, что вам повезло, потому что вас поддерживает Минэнерго РФ?

– К сожалению, за этим ведомством не закреплена кадровая или образовательная функция, этим занимаются вузы, курируемые Минобрнауки РФ, либо компаниями. Мы у Минэнерго есть и не являемся обузой ведомства. Минэнерго также подчеркивает, что да, есть такой институт, у которого три филиала – в Набережных Челнах, Новосибирске, Челябинске. Если сегодня разрушить дополнительное образование в энергетической отрасли, это станет большим ударом по кадровому составу отрасли. Есть примеры, когда количество отказов и технологических нарушений из‑за ошибок персонала растет, это не случайные явления, а системная задача, проблемы, которые отмечаются многими специалистами в разных регионах страны в том числе. И эти проблемы связаны с тем, что быстрый, часто неподготовленный переход на двухуровневую систему образования с однозначным снижением качества образовательной услуги не заменит систему подготовки инженерных кадров и специалитета, которые существовали в советское время.

Мы не призываем к чему‑то, напротив, выступаем за реформирование отраслевого образования. При этом должны четко планировать, сколько и каких специалистов нам нужно подготовить с перспективой не только на какой‑то оперативный временной отрезок, но и на пять-десять лет, а то и до 2035 года. Мы должны знать и понимать, какие профили специалистов должны готовиться в высшей школе, какие курсы должны читаться, каково должно быть соотношение между базовыми и специальными профессиональными дисциплинами и другое. Может быть, стоит подумать о том, что высшая школа должна заниматься базовым профессиональным образованием, а доведение этих специалистов под конкретные задачи отрасли осуществит дополнительное профессиональное образование.

– Сейчас многие энергетические компании на базе предприятий организовывают учебные центры по направлениям своей деятельности. Могут ли они отчасти составить вам конкуренцию?

– В каждой компании такие центры нужны, и компания должна думать о том, кто у нее работает, кто будет завтра в ней, как способствовать этим процессам, особенно это касается специальностей по рабочей сетке до уровня мастера. Должны ли компании заниматься повышением квалификации и переподготовкой специалистов? Если у компании есть три составляющие – материальная, научная и кадровая база и эта организация, созданная при компании, имеет лицензию и отвечает всем требованиям качества, тогда они, безусловно, нужны. Конкретной энергетической компании проще выделить серьезные средства на создание материальной базы, таких примеров очень много, только на Северо-Западе качественные учебные центры имеет Ленэнерго, МРСК Северо-Запада, МЭС Северо-Запада.

– Все образовательные процессы неразрывно связаны с новыми технологиями, особенно если учесть, что в отрасли эти технологии стремительно развиваются. Каких инноваций вы ожидаете?

– Да, без инноваций и новых знаний давать высшее образования сложно, а вести переподготовку специалистов – просто невозможно. Основная задача людей, планирующих повышение квалификации, узнать новое, инновационное, ответить на те вопросы, которые возникают сегодня, и мы решаем такую задачу на перспективу. Если говорить об инновациях, которые должны прийти в энергетику России в ближайшие годы, то это большой перечень. Если говорить о том, чего мы ждем в области нормативных требований к дополнительному профессиональному образованию, то мы ждем хороших и нужных нашему государству нормативных документов в этой сфере, которые прежде всего выстроят системы требований этим организациям, в которых вопросы качества образовательного процесса и его результативность должны быть едиными для всех.

Не должно быть недобросовестной конкуренции, все должны быть в одинаковых условиях. Мы взаимодействуем со многими структурами, в том числе и зарубежными – с двумя университетами в Финляндии, с партнерами в Болгарии – техническим университетом в Варне, с высшей технической школой в Будапеште, с техническим университетом в Словакии, и этот список можно продолжить. Мы сотрудничаем практически со всеми научными образовательными центрами в области энергетики, которые есть в России. Ежегодно мы проводим шесть-семь крупных конференций и порядка двадцати-тридцати тематических семинаров, куда приглашаем различных специалистов, которые делятся своими новаторскими идеями, рассказывают об опыте применения новых разработок и оборудования. Это одна из задач профессионального образования – распространять передовой опыт, лучшие доступные технологии. Ближайшее такое мероприятие, которое является одним из крупнейших, состоится 25‑28 октября – это международная научно-техническая конференция «Качество проектирования и изготовления, надежность эксплуатации высоковольтных элегазовых, вакуумных выключателей и распределительных устройств».

В настоящее время невозможно существовать обособленно, «вариться в своем соку» и уповать на собственное величие. Мы за всестороннее сотрудничество, но не согласны, если нас присоединят к кому‑то и будут управлять – мы будем против, поскольку в данном случае профессиональное образование рискует быть загубленным, тогда как для развития нужна только поддержка.

Образование, обучение

Александр Назарычев: «Я не призываю объединять ткачей с энергетиками, а медиков с сельхозработниками, я за оптимизацию расходов на образование»Код PHP" data-description="В конце сентября глава Министерства образования и науки РФ Ольга Васильева заявила, что объединения российских вузов будут прекращены. По словам министра, «пока мы прекращаем все объединения, до каждого конкретного разбирательства».<br /> " data-url="https://www.eprussia.ru/epr/303/6351590.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/944/9442ea95c67fc3744f1f257b0a8c7090.jpg" >

Похожие Свежие Популярные