16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/300/2728638.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 15-16 (299-300) август 2016 года

Будущие драйверы отраслевого роста: ВИЭ или углеводороды?

Долгое время структура мирового энергетического баланса более чем на 80 процентов формировалась за счет нефти, газа и угля.

Однако высокие цены на энергоносители вплоть до 2014 года, а также научный прогресс способствовали развитию технологий альтернативной энергетики.

Вместе с тем, это происходит на фоне общих ценовых сдвигов на мировых нефтегазовых рынках.

Какова будущая структура мирового энергетического баланса? Какая энергетика будет преобладать? Возможно ли полное вытеснение традиционной энергетики за счет альтернативной? Об этом рассуждали участники панельной сессии «Альтернативная энергетика: близок ли конец эпохи углеводородов?», прошедшей в рамках XX Петербургского международного экономического форума в июне 2016 года.


Курс на диверсификацию

– Верим ли мы в то, что близок конец традиционной генерации? Все эксперты говорят, что двадцать лет у нее еще есть, – отметил первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер. – Другие аналитики, продвигающие идеи ВИЭ, говорят, что после 2020 года возможны какие‑то революционные изменения. Кто будет прав, покажет время. Но ясно, что будет развиваться и то и другое параллельно. Сегодня из чуть более 7 миллиардов населения 18 процентов не имеют доступа к электричеству. И население будет увеличиваться, значит, всем нужна будет энергия. Сможет ли альтернативная энергетика справиться с этой задачей? Наверное, нет. И в этой связи у углеводородов есть определенный потенциал – будет расти потребление и газа, и нефти, и угля. И будет развиваться альтернативная энергетика. Важно и то, что альтернативная энергетика дает толчок не только новым технологиям, но и в сфере потребления, создавая умные города, активно-адаптивные сети.

– Диверсификация энергетики – это, пожалуй, то, о чем сейчас очень много говорят в Евросоюзе, – отметил министр внешних экономических связей и иностранных дел Венгрии Петер Сийярто. – В Европе были серьезные проблемы в этой сфере, и сейчас делается гораздо меньше. Следует говорить о двух аспектах: первый – как диверсифицировать маршруты и источники энергоносителей; второй – как диверсифицировать выбор между традиционными и возобновляемыми источниками. Понятно, что, если не добиться успеха по первому направлению, о втором можно не задумываться. Достигать правильного энергетического баланса – такая задача должна стать на уровень всего ЕС. Все страны ЕС имеют возможности – у кого‑то больше доступа к ветру, у кого‑то к солнцу. Есть целый ряд географических факторов, которые обусловили это. В Венгрии мы уделяем внимание больше традиционным источникам энергии – нефти и газу, но постепенно проявляем все больший интерес к ядерной энергетике. Здесь мы взаимодействуем с Россией – недавно было принято решение о строительстве новой АЭС, двух новых реакторов на существующей АЭС – этот проект ведется совместно с Рос­атомом и финансируется межгосударственным займом, в котором участвует и РФ. Сейчас около 3 процентов энергии в Венгрии производят АЭС, мы планируем довести этот уровень до 60‑70 процентов. На мой взгляд, это самый дешевый и чистый источник. Мы как члены ЕС находимся в достаточно жесткой конкуренции друг с другом, а также с другими странами мира. Самой главной предпосылкой успеха в этой борьбе является цена на энергоносители, и для нас самым доступным источником является атомная энергетика. Когда речь заходит о цене энергии ВИЭ, мы вспоминаем, что у нас нет особых залежей, поэтому энергия будет обходиться дорого. Необходимо субсидировать ВИЭ, зеленые источники до такого уровня, чтобы обеспечить конкурентоспособность.

По словам спикера, энергетический баланс в данном случае очень важен – ни одно из направлений, будь то конкурентоспособность или охрана окружающей среды, не должно доминировать друг над другом. Необходимо поддерживать политику ЕС по субсидированию источников энергии, но следует помнить, что у 28 государств очень разные возможности по использованию этих источников.
Отвечая на вопрос дискуссии «близок ли конец эпохи углеводородов?», представитель Венгрии ответил отрицательно, потому что углеводороды пока еще остаются драйверами роста на долгосрочную перспективу.


На какие технологии сделать ставку

О том, что произойдет в ближайшие десять лет и могут ли ВИЭ полностью заменить традиционные источники, рассказал главный исполнительный директор WindEurope Гайлс Диксон.

– Ветроэнергетика занимает 12 процентов в общем балансе европейской энергетики, в мировой – 29 процентов, – отметил Диксон. – В ЕС хотят добиться 50‑процентной доли ВИЭ к 2030 году, и мы играем большую роль, потому что на ветер должно прийтись 23 процента энергии к 2030 году. У нас нет промежуточных целей, мы не знаем об энергетическом балансе, это знает ЕК, которая ссылается на аналитические данные о том, что к 2050 году порядка 95 процентов энергии должно вырабатываться чистыми источниками.

Обращаясь к сказанному предыдущим спикером, господин Диксон отметил, что в теме о субсидиях следует вспомнить и затраты, которые являются определяющим фактором для вопроса субсидий. Если сейчас построить ферму ветряков, то один мегаватт такой энергии будет стоить 70 евро. А ветроэнергия, добытая в море, будет стоить 220‑230 евро.

В следующие семь лет на четверть снизятся затраты на производство электроэнергии на берегу и до 80 евро снизятся затраты на производство энергии за счет ветростанций в море, что вполне сравнимо с существующими электростанциями. Однако, полагает Гайлс Диксон, есть проблема в том, что затраты на производство электроэнергии в ЕС гораздо ниже уже сейчас, чем целевые показатели, – порядка 30 евро за мегаватт.

– Если вы хотите построить в Европе электростанцию, то субсидии необходимы обязательно, – подчеркнул Диксон. – По мере того, как будет снижаться себестоимость ВИЭ, будут снижаться и затраты на производство энергии ВИЭ. Однако пока цены на ископаемое топливо будут низкими, никто не будет инвестировать в ВИЭ.

Гидроэнергетика – самый древний вид энергетики, – включился в дискуссию генеральный директор АО «ЕвроСибЭнерго» Вячеслав Соломин. – В России ГЭС имеют большие конкурентные преимущества – гидропотенциал нашей страны использован только на 20 процентов. Тем не менее он остается невостребованным, потому что ГЭС нужны там, где либо есть близкий потребитель, либо должна быть выдача мощности. И эти требования диктуются не только экономической целесообразностью – без соблюдения этих требований невозможно получить фондирование от банков на сооружение таких крупных объектов. В нашей компании большинство гидромощностей расположено в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, где и есть основной неиспользованный гидропотенциал. Мы развиваем путь, предусматривающий наличие кластеров, этим путем шел СССР, когда строил крупные электростанции рядом, допустим, с крупным алюминиевым заводом. Сейчас совместно с компанией РУСАЛ мы реализуем похожие проекты. Но в перспективе есть альтернативные центры нагрузок – Азия, Европа, потенциально Африка. Тем не менее, по статистике, около 85 процентов запасов гидроресурсов расположено в районе 45-й параллели, а это довольно далеко от центров нагрузок. Соответственно, непонятно, куда девать потенциал, который мы можем развивать. На эту тему ведутся серьезные разработки совместно с китайскими коллегами по построению азиатского суперкольца, соединению линий электропередачи по разным континентам, и все это должно быть жестко увязано. Приоритетным также является строительство линий электропередачи высокого напряжения. Думаю, для полноценного использования как гидропотенциала, так и для использования отдаленных источников солнечной и ветроэнергетики необходимо научно разработанное удешевление передачи этой энергии для более полного использования возможности чистой энергии.

Чистая энергия солнца поддерживается на государственном уровне – в нашей стране открыт крупный кластер, включающий центр, позволяющий разрабатывать технологии, и завод по выпуску оборудования для солнечных станций. Кроме того, в России действует программа по ДМП ВИЭ, которая способствует развитию этого направления. Об этом рассказал генеральный директор ООО «Хевел» Игорь Шахрай.

– В мире источники ВИЭ намного выигрывают по цене в сравнении с традиционной энергетикой, солнечные парки сегодня эффективны даже в таких странах, как ОАЭ и Мексика, – отметил Шахрай. – В России же стоимость газа составляет около 5 рублей за киловатт. И мы здесь неконкурентны в альтернативной энергетике по сравнению с традиционной. В технологическом плане мы развиваемся гармонично с остальным миром, но рынок капитала сейчас сложен, и если бы мы достигали такого же объема привлечений с достаточными ресурсами в России, то, я считаю, мы были бы в паритете с газовыми станциями. Основной барьер развития – это хранение такой энергии. Эволюцией альтернативы нефти должен стать технологический прыжок в направлении ВИЭ.


Рука рынка

– Сейчас крупные нефтегазовые компании думают: если ВИЭ будут развиваться, мы хотим стать частью этого бизнеса, но нам нужна особая культура, чтобы мы могли работать в этом пространстве, и это быстро развивается – компании нанимают на работу талантливых людей, и эти инженеры одинаково занимаются и буровыми установками, и аккумуляторами для безпрерывных технологий, – отметил глава энергетической практики Spenser Stuart UK Роуэн Бэйнбридж. – И мы видим, что выпускники университетов тоже обращают на это внимание, потому что сейчас работать в нефтегазовых компаниях не настолько привлекательно, как в новых технологиях. Альтернативный сектор стремительно растет, и он будет требовать других навыков и культуру, отличающуюся от традиционной углеводородной модели.
В разных странах разные обстоятельства и разные реалии, а конечный продукт – электричество – пересекает страны очень гибко. Это призывает к более интегрированной политике.

– Мы хотим найти правильный подход к балансировке национальных и международных интересов, – сказал президент, главный исполнительный директор Fortum Corporation Пекка Лундмарк. – Это не будет легким решением для будущих моделей рынка, потому что скоро ВИЭ станут самыми дешевыми технологиями, затраты на которые ежегодно падают. Зачем нам субсидировать то, что уже очень дешево по себестоимости? Ведь мы сами создали такие условия. А почему цена на рынке такая низкая? Потому что мы создали избыточную мощность через субсидии. Поэтому мы выступаем сторонниками такой модели, где нет субсидий – пусть рынок сам решает, какие технологии лучше. Он также рассказал о пилотном проекте в Финляндии, в ходе которого автоматически связываются все котельные в системе, и оператор переключает потребление и создает некую виртуальную электростанцию. Таким образом, большие мощности будут децентрализовываться, электромобили смогут обеспечить гибкость в системе, и потребители будут иметь целый ряд альтернативных услуг, в которых они будут принимать участие за счет собственного выбора. И производственные компании должны понимать, какой интерфейс потребитель захочет иметь. В будущем потребление будет осуществляться через смартфоны, и в эти системы будет интегрироваться множество других цифровых услуг.

Как отметил главный исполнительный директор Wintershall Holding GmbH Марио Мерен, современное общество будет нуждаться в углеводородах на протяжении следующих нескольких десятков лет.

– Мы по‑прежнему будем пользоваться углеводородами, чтобы строить ветряки, создавать электромобили, – сказал господин Мерен. – Но мы забываем о задачах по снижению выбросов парниковых газов. Для этого мы должны больше сосредоточиться на газе, который более дешевый, прост в хранении. Мы также должны обратить внимание на цену – сотни миллионов людей живут без электричества. И прежде всего, нужно найти гибкие варианты решения этой проблемы.

Мы не должны сегодня просто анализировать ситуацию и обсуждать концепцию на 2100 год. Нам нужно сосредоточить внимание на том, как мы пройдем этот путь – между сегодняшним днем и 2100‑м годом, – какие нам нужны инструменты, источники, а также необходимо добиться адекватного финансирования в нефтегазовую сферу, мы видим, что наблюдается серьезное падение инвестиций в этом секторе. Конечно, нам необходимо управлять финансовыми потоками, добиваться финансовых результатов, снижать уровень затрат, но в конце концов это приведет к недостатку добываемых углеводородов. Надеюсь, в будущем мы добьемся более сбалансированного подхода, а цены на нефть и газ будут выровнены и углеводороды снова займут свое важное место в общей инфраструктуре.


Здоровый компромисс

Эпоха углеводородов будет по‑разному развиваться для разных сегментов потребления. Как отметила управляющий директор The Boston Consulting Group Ирина Гайда, для домохозяйств и некрупных потребителей альтернативная энергетика крайне интересна. И кто знает, возможно, на развивающихся рынках мы увидим тот же феномен, что и когда‑то на рынке телекоммуникаций, когда просто телефонная связь отошла на задний план, уступив место мобильным телефонам. Для крупных индустриальных потребителей ближайшая альтернатива возможна и с точки зрения выбросов, и с точки зрения стоимости электроэнергии.

– На мой взгляд, альтернатива, которая может поменять правила игры, – это сектор транспорта, потребители которого готовы платить больше за право пользоваться электрическими автомобилями, – это видно на примере с Тесла, в том числе и в нашей стране, – сказала Гайда. – И это возможно за счет того, что крупный сектор спроса приводит к кривым снижения себестоимости, делающим электромобили весьма конкурентоспособными по цене и пробегу, который они могут обеспечить на одной зарядке. Именно транспортный сектор с точки зрения альтернативной энергетики требует очень пристального внимания традиционных игроков.

На вопрос, обозначенный в названии сессии, участники ответили по‑своему. Тем не менее вывод можно сделать, перефразируя известное высказывание: слухи о кончине эпохи углеводородов преждевременны, однако мир находится в переходном периоде к новой отрасли.

Возобновляемые источники энергии (ВИЭ), Альтернативная энергетика, Возобновляемая энергетика,

Будущие драйверы отраслевого роста: ВИЭ или углеводороды?Код PHP" data-description="Долгое время структура мирового энергетического баланса более чем на 80 процентов формировалась за счет нефти, газа и угля. <br /> " data-url="https://www.eprussia.ru/epr/300/2728638.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/189/189675229783badbe5a1dd2cf0ea58e2.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.