16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/241/15837.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 05 (241) март 2014 года

Тепловая энергетика: требуется ответственность

Тема номера Беседовала Ольга МАРИНИЧЕВА

Российские компании, занимающиеся строительством объектов тепловой энергетики в больших и малых городах страны, вынуждены действовать наугад.

Зачастую они не имеют на руках проработанной и утвержденной рабочей документации, чертежей и смет.

Результат – многократный пересмотр планов, незапланированные расходы, которые нередко приходится компенсировать за собственный счет, санкции, связанные с отклонением от проекта и от графика работ. Отрасль нуждается в новых правилах, утверждающих ответственность всех участников процесса, в нормативах, позволяющих адекватно оценивать стоимость будущего строительства, в совершенствовании логистики. Так считают собеседники «ЭПР» Борис Макевнин, заместитель главного инженера ЗАО «Трест Севзапэнергомонтаж», Сергей Игнатов, заместитель генерального директора этой компании по экономике, и Николай Гущин, главный инженер проекта «Треста Севзапэнергомонтаж».

– Российские города, от мегаполисов до райцентров, принимают новые планы развития тепловой энергетики, предусматривающие и строительство «с нуля» новых энергообъектов, и возобновление замороженных в минувшие годы строек. С какими проблемами встречаются предприятия и организации, привлеченные к выполнению этих важнейших задач?

Борис Макевнин, заместитель главного инженера ЗАО «Трест Севзапэнергомонтаж»Борис Макевнин: – Во-первых, обычной и повсеместной проблемой наших дней, предопределяющей возникновение неизбежных в будущем трудностей, является отсутствие к началу производства работ согласованной, утвержденной в производство, прошедшей все экспертизы проектно-сметной документации.

Часто мы приступаем к производству работ, не имея комплектов рабочей документации, чертежей и смет, которые поступают в процессе выполнения работ.

Работа на объекте в отсутствие полученного в установленном порядке разрешения на строительство неизбежно приводит впоследствии к санкциям проверяющих органов, потерям в виде штрафов и административным наказаниям. Именно так получилось при выполнении работ на одном из объектов в Москве.

Сергей Игнатов, заместитель генерального директора ЗАО «Трест Севзапэнергомонтаж» по экономикеСергей Игнатов: – Нередко мы заказываем оборудование или материалы по «сырому» проекту, а потом выясняется, что заказано не то или не того завода-изготовителя. Мы отвечаем за выполнение указанного в договоре графика вне зависимости от готовности рабочей документации. Ведь во всех проектах контрактов, которые предлагаются на тендерах, имеется пункт, указывающий, что подрядчик подробно ознакомился с предоставленной рабочей документацией, а ее в момент проведения конкурса просто не существовало в природе. Если Трест или любой другой участник тендера, имеющий в своем распоряжении, как самое большее, только отдельные показатели будущего объекта или техническое задание, будет возражать, с нами просто не будут заключать договор. С тем же успехом можно сразу отказаться от работы.

Николай Гущин, главный инженер проекта «Треста Севзапэнергомонтаж»Николай Гущин: - Как правило, приступая к работе над объектом, мы не имеем на руках не только рабочей сметы, но и чертежей, по которым можно эту смету составить. Единственное за последние пять-семь лет исключение – это опыт участия в конкурсе на выполнение строительно-монтажных работ для котельной города Тихвина в Ленинградской области. Там нам с самого начала для расчетов стоимости работ были предоставлены объемы будущих работ. Чаще всего, участвуя в тендере, мы составляем предложение, основываясь на опыте предшествующих объектов. Если мы выигрываем конкурс, то начинаем работать, руководствуясь поступающей в процессе выполнения заказа проектной документацией, – со всеми вытекающими отсюда для нас последствиями.

– Как вы считаете, почему проектные организации не справляются со своими обязанностями в срок, почему подрядчикам приходится работать с «сырой» документацией?

Борис Макевнин: Возможно, это связано с кадровыми проблемами проектных организаций: опытные специалисты стареют или уходят на другие, более привлекательные рабочие места, а молодая смена еще не успела приобрести необходимый опыт, так что проектировщики просто не справляются с выполнением порученных им задач в срок.

Николай Гущин: На мой взгляд, здесь есть и другое, более значимое объяснение: неразбериха с финансированием, отсутствие долгосрочного планирования со стороны инвесторов и заказчиков и, зачастую, если можно так выразиться, волюнтаристский подход со стороны инвесторов, не учитывающих специфики энергетики. К примеру, они намерены построить объект за год, хотя прекрасно понимают, что это нереально, потому что этот срок необходим только для выполнения проектных работ, плюс строительство, которое потребует еще больше времени. В результате стройка все равно длится положенное время, хотя изначально это не учтено. При всех недостатках планового хозяйства следует признать, что здесь оно имело неоспоримое преимущество. Ведь строительство объектов энергетики – это такое направление, в котором нужно все планировать, предвидеть и учитывать заранее.

– Как вы считаете, какие меры могут предотвратить возникновение названной вами проблемы, как повысить ответственность заказчика?

Сергей Игнатов: На наш взгляд, это должна быть ответственность заказчика за непредоставление в срок рабочей документации, прошедшей экспертизу. Как правило, мы получаем рабочую документацию, в которую впоследствии будут внесены десятки изменений. И ни заказчик, который предоставляет нам рабочую документацию, ни проектировщик, который ее фактически разрабатывает, никакой ответственности за внесение этих изменений не несут. Потому что есть Гражданский кодекс, в котором написано, что заказчик вправе вносить изменения в техническую документацию, если вызываемые этими изменениями дополнительные работы не превышают 10 процентов указанной общей стоимости строительства (ст. 744 ГК РФ). Как правило, это условие оговорено и в контракте.

– Итак, многие проблемы строительства и реконструкции теплоэнергетических объектов связаны с издержками свободы действий и с дефицитом ответственности, строгих правил, которым должны следовать все?

Сергей Игнатов: Есть и еще одна важнейшая проблема нормативного характера – это необходимость пересмотра сметно-нормативной базы, которую будет регистрировать и утверждать Минстрой РФ. Сегодня мы действуем в рамках заведомо устаревшей и необъективной базисно-индексной системы ценообразования, позволяющей подрядчику только-только укладываться в норму рентабельности. Эта модель просто недееспособна, поскольку в мире давно так никто не строит, все пользуются ресурсным методом, который практически не применяется у нас в России. Чтобы перейти на ресурсную модель расчета стоимости проекта, необходимо иметь сборники по стоимости всех ресурсов, используемых при любом строительстве, по всем регионам России. К примеру, при строительстве электростанции под Воронежем должен использоваться справочник для Воронежской области, в котором указаны стоимость трудовых ресурсов, стоимость применяемых при строительстве механизмов, необходимых материалов, – и все это в конкретный отрезок времени, к примеру, в первом квартале 2014 года. Следует учитывать и еще одно обстоятельство – сегодня мы работаем по нормативным базам, предусмотренным для гражданского строительства, но не для промышленного или энергетического, учитывающего совсем другие виды работ, расценки и так далее.

Одно дело строить коммунальную котельную, предназначенную для теплоснабжения одного или нескольких жилых домов, совсем другое – строить ТЭЦ, на которой будет установлено оборудование на более высокие параметры: давление, температуру.

– ЗАО «Трест Севзапэнергомонтаж» ведет работы по всей России, от Москвы и Петербурга до Урала и Западной Сибири, от находящихся в центре деловой жизни мегаполисов до отдаленных городов и поселков. Какие трудности встречаются вам при строительстве объектов теплоэнергетики вдали от центров цивилизации, какие задачи, связанные с местной спецификой, приходится вам решать?

Николай Гущин, Борис Макевнин: Безусловно, работая вдали от Москвы и Петербурга, мы сталкиваемся и с проблемами логистики, и с трудностями привлечения рабочей силы. Если вы работаете в небольшом городе или в поселке, где нет специализированной рабочей силы, вполне вероятно, что вам придется завозить рабочие ресурсы – и монтажников, и сварщиков, и других квалифицированных рабочих. Проблема номер два – поиск и заказ основного и вспомогательного оборудования, связанная и со сложностями логистики, и с распадом действовавшей в эпоху СССР системы промышленности, обеспечивавшей потребности энергетических и других крупных строек.

Когда‑то в Советском Союзе действовала сеть заводов Минэнерго, которые выпускали довольно широкую номенклатуру нестандартного и вспомогательного котельного оборудования. Сегодня большинство этих заводов прекратили свое существование. Прежде практически в каждом крупном регионе действовали заводы химического машиностроения – сегодня большинство из них закрыто. Более того, еще в 1990‑е годы, когда созданная в советские годы система переживала процесс распада, продолжали выходить номенклатурные справочники продукции, выпускавшейся отечественной промышленностью для нужд энергетики. К примеру, вам нужен паровой котел или теплообменник, вы открываете список соответствующих заводов, оцениваете сравнительные характеристики и стоимость необходимой вам продукции и приобретаете ее там, где ближе и удобнее. Сегодня функцию предоставления свежей и актуальной информации выполняет интернет, но он не отменяет трудностей логистики, имеющих место не только в отдаленных от центров цивилизации населенных пунктах, но и в достаточно крупных городах – таких, к примеру, как почти полуторамиллионный Новокузнецк. Прежде мы могли бы заказать оборудование на находящемся в ста километрах заводе, а не везти его за две тысячи километров. Подобные ситуации имели место и в Западной Сибири, и на Урале, и в Сочи. Порой стоимость доставки необходимой нам детали была дороже стоимости самой детали, что вызывало недоумение заказчика, который не мог понять, почему задвижка стоит в два раза дороже, чем в прейскуранте, где он ее нашел.

– Значит ли это, что ситуация, в которой находятся Трест СЗЭМ и другие компании, модернизирующие тепловую энергетику России, исключительно проблемная? Какие положительные перемены произошли в отрасли за последние годы? Какие проблемы отрасли решаются, но решены не до конца?

Борис Макевнин: К числу положительных факторов можно отнести широкий выбор оборудования, зарубежного в том числе, возможность работы с оборудованием, которое не только обладает более высоким КПД, но и проще монтируется, удобнее в наладке и эксплуатации. К сожалению, в большинстве случаев сравнение между оборудованием отечественного и зарубежного производства оказывается не в пользу российского производителя, за исключением разницы в цене, которая все равно потом нивелируется необходимостью устранения дефектов и постоянных ремонтов.

Существенным для нас является и то, что российская промышленность до сих пор не выпускает газовых турбин большой мощности. Мощность изготовляемых в Российской Федерации газовых турбин на порядок меньше, чем мощность турбин, необходимых для обеспечения потребностей тепловой энергетики. К сожалению, мы пропустили в 1990‑е годы развитие газотурбинных технологий, так что необходимый для дальнейшего развития переход тепловой энергетики на газотурбинные, парогазовые установки с повышенным КПД будет осуществляться благодаря зарубежным производителям. Если в ситуации с паровыми турбинами мы имеем возможность выбирать импортное или отечественное, то в ситуации с газовыми турбинами такого выбора пока нет.

Николай Гущин : Более благоприятна, на мой взгляд, ситуация с трубной продукцией, поскольку российские трубы обладают повышенным запасом прочности по сравнению с импортными аналогами, требования наших стандартов к трубопроводной продукции также зачастую жестче зарубежных. Это относится и к составу металла, и к контролю его качества, и к контролю качества готовых труб. Практика показывает: если трубы зарубежного производства рассчитаны, к примеру, на 100 тысяч часов эксплуатации, трубопровод прослужит именно 100 тысяч часов, в то время как срок службы отечественных труб может быть продлен и в два, и в три раза – при условии качественной диагностики и замены деталей.

Сергей Игнатов : Как бы то ни было, но состояние отечественной энергетики, и тепловой энергетики в том числе, вызывает не только пессимистические ожидания, но и надежду на то, что проблемы, связанные с ее модернизацией, будут в итоге решены. Энергетике страны, созданной в 1960‑80‑е годы, необходима модернизация, так что без работы мы не останемся. А не решать проблемы энергетического строительства – все равно что отказаться от идеи развития энергетики, свернуть с пути, на который Россия вступила почти сто лет назад.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 05 (241) март 2014 года:

  • ПС «Могоча»: завершение близко
    ПС «Могоча»: завершение близко

    На второй квартал этого года запланировано начало опытной эксплуатации преобразовательного комплекса подстанции 220 кВ «Могоча» в Забайкальском крае. ...

  • Десять лет работы на опережение
    Десять лет работы на опережение

    2014 год – юбилейный для МРСК Северо-Запада. В этом году крупнейшей сетевой компании Северо-Западного региона России исполняется десять лет. ...

  • Атомщики и другие, или Противоречивые итоги реформы
    Атомщики и другие, или Противоречивые итоги реформы

    Сегодня российская атомная энергетика завоевывает ведущие позиции в мире. По уровню технологий наша страна занимает лидирующие позиции. ...

  • Красноярский филиал СГК вовлекает золошлаки в оборот
    Красноярский филиал СГК вовлекает золошлаки в оборот

    Предприятия Красноярского края и Хакасии, входящие в группу «Сибирская генерирующая компания» (СГК), в 2013 году вовлекли в хозяйственный оборот 662,023 тысячи тонн золошлаковых отходов. ...

  • Координация кадров в ТЭКе – элемент государственной политики
    Координация кадров в ТЭКе – элемент государственной политики

    В связи с переходом на новые принципы хозяйствования, децентрализацией управления экономикой, развитием процессов акционирования и приватизации предприятий существовавшая система государственной ответственности за подготовку специалистов со средним профессиональным и высшим образованием фактически перестала функционировать. ...