16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/237/15704.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01-02 (237-238) январь 2014 года

Каждому свету – свое место и время

Производство для энергетики Беседовала Ирина КРИВОШАПКА

Рынок светодиодной техники за сравнительно короткий срок вырос буквально и вширь, и ввысь: количество производителей стремительно растет, конкуренция – тоже, расширяются сферы применения таких технологий, увеличивается состав и комплектация самих светильников.

Специалисты полагают, что компании становятся богаче, хотя интересного и оригинального продукта с каждым годом все меньше и меньше – все изделия похожи друг на друга, количество в качество так и не перешло.

О том, был ли какой‑то прорыв в этой сфере в 2013 году, каковы современные тенденции в световой сфере промышленности, где светодиодные технологии находят наибольший спрос, какие тонкости существуют в применении, казалось бы, универсальных изделий, как высокотехнологичный свет преображает ландшафт и что ожидается в отрасли в наступившем году, рассказали наши собеседники – представители известных компаний – производителей светодиодных светильников: Евгений Колобов, директор по развитию и маркетингу компании LEDEL; Александр Карев, технический директор компании «Световые Технологии»; Владислав Половников, генеральный директор торгового дома по продажам ТМ SvetaLED®; Дмитрий Пантюшин, глава департамента по работе с государственными заказчиками компании Philips «Световые решения»; Алексей Ковш, исполнительный вице-президент группы компаний «Оптоган».

– Рынок промышленных светильников, говорят эксперты, является рынком масштабных проектов модернизации освещения со стороны госкорпораций и крупных ритейлеров. Как вы можете оценить активность этого рынка в сравнении, допустим, с 2012 годом и каков ваш прогноз на ближайшие годы?

Дмитрий Пантюшин: Российский рынок промышленного освещения на данном этапе является недооцененным. По нашим расчетам, масштаб экономии электроэнергии в промышленности только на освещении может быть колоссальным – до 40‑60 процентов. Если говорить про темпы развития этого рынка, то, безусловно, существуют определенные сложности. Компании и предприятия, заинтересованные в переходе на энергоэффективное освещение, находятся на самообеспечении или дотируются государством. Инвестирование в данном сегменте – сложный процесс, где подтверждение финансирования в зависимости от ресурсов и цикла согласования может требовать от одного года до трех лет. Однако, несмотря на это, я не наблюдал как такового «замораживания» проектов, спрос на переоснащение есть. Крупные компании и предприятия нацелены на улучшение качества освещения и энергосбережение. Мы понимаем, что работаем на перспективу, однако данные процессы все равно нужно запускать. К каждому предприятию при этом нужен индивидуальный подход: полномасштабный аудит освещения, различные детали – от ввода систем управления освещением там, где это требуется, до использования различных типов световых решений и др. В прошедшем году мы работали над множеством интересных масштабных проектов, энергосбережение на которых оценивается в несколько мегаватт (номинальной мощности), – этого количества энергии хватит, чтобы осветить в среднем полгорода. В будущем году компании, для которых был подготовлен энергоаудит, намерены перевести проекты в активную фазу. Мы предоставляем широкий спектр решений, как традиционных, так и светодиодных. За счет этого под каждый проект предлагаем комплексный набор инструментов. Это позволяет создавать максимально быстро окупающиеся проекты с учетом всех особенностей конкретного предприятия. Дело в том, что LED – это решения последнего поколения, однако зачастую они требуют больших инвестиций. Соответственно, если наш заказчик обладает ограниченным бюджетом и если мы можем предложить аналогичные решения на основе газоразрядных светильников, которые при этом ничем не хуже светодиодных и потребляют столько же энергии, то отдадим предпочтение им. Наш подход адаптивен, его можно сформулировать так: «Свет там, где он нужен, тогда, когда он нужен».

Недавно мы завершили проект в Чите для РЖД – освещение железнодорожных станций с использованием систем управления, диммирования (способ регулировки яркости света, англ. to dim – затемнять. – ИК) и других возможностей. Мы не только создали более экономичную систему освещения, но также привели ее в соответствие со всеми существующими требованиями, осветили все участки, которые ранее не были освещены. Количество световых точек увеличилось, но за счет систем управления и возможности диммирования мы реализовали все заявленные планы по экономии электроэнергии. Также мы разработали системы освещения и сотрудничаем с такими заводами, как Mars, Coca Cola, «Нижнекамскнефтехим».

Алексей Ковш: К сожалению, мы видим серьезное замедление инвестиционных программ и вложений в основные средства. Снижение активности наблюдалось уже со второй половины 2013 года. Мы ожидаем, что в следующем году данная проблема может быть решена за счет энергосервисных контрактов, когда покупателю не нужно вкладывать в модернизацию собственные средства. По нашей экспертной оценке объем рынка светодиодных светильников в России в 2013 году составил 10 миллиардов рублей. Бурный рост наблюдается на рынке ламп-ретрофитов. По нашим оценкам, он приблизился к 6 миллиардам рублей. При этом рынок светильников будет расти примерно на 35 процентов в год до 2016 года, в то время как на рынке ретрофитов прогнозируется рост на 50‑60 процентов ежегодно. Таким образом, объем рынка светодиодных светильников составит порядка 25 миллиардов рублей к 2016 году и 32 миллиарда рублей – по ретрофитам.

– Каковы основные тенденции на рынке светодиодного освещения вы можете выделить за последнее время, какие решения пользуются наибольшим спросом у заказчиков и почему?

Евгений Колобов: На мой взгляд, современные тенденции отрасли наглядно продемонстрированы на выставке Интерлайт-2013: качество и дизайн стендов становятся год от года лучше. Это говорит о том, что компании становятся богаче. Но интересного продукта все меньше и меньше. В целом можно сказать, что производителей светодиодной светотехники стало больше, но качество и оригинальность продукта остались на том же уровне. Количество в качество не перешло.

Наибольшим спросом заказчиков пользуются наши светильники – уличный SuperStreet и промышленный L-industry. Кстати, в 2013 году этим изделиям присуждены главные места в конкурсе «Российский светодизайн-2013». Суть технологии SuperStreet уже не революционная. Вместо обычно используемых модульных уличных светильников мы использовали монолитный литой корпус с отдельным отсеком для драйвера и сквозными вертикальными теплоотводящими ребрами. Сам светильник универсальный и подходит как для освещения автотрасс любых категорий, так и для городского освещения. Но мы предполагаем, что в 2014 году будет преобладать спрос в сегменте муниципального освещения. В прошлом году у нас появилась новая разработка – мультилинза, внедренная в промышленном светильнике L-industry. Технология позволяет выбрать диаграмму распределения света от 15 до 65 градусов. Это делает возможным установку светильника на высоте от 6 до 20 метров, т. е. он универсален. Такие светильники до нас еще не производились. Думаю, мультилинза станет очередным трендом в светодиодной светотехнике. Все производители, обладающие собственным отделом разработок и технологической базой, придут к этому решению в ближайшие пару лет.

Александр Карев: Говоря о тенденциях, стоит отметить, что мы стремимся к тому, чтобы наши конструкторские разработки шли как минимум в ногу с тенденциями зарубежных рынков, а зачастую и опережали их. На сегодняшний день «Световые Технологии» во многом «пионерская» компания. И многие наши решения являются уникальными. Модульный принцип светильников, когда на базе одного и того же модуля мы имеем возможность конструировать светильники разной мощности, с разными оптическими решениями, а также разными конструкциями светильников – это один из важнейших подходов нашей компании к конструированию светильников. С внедрением новых инновационных технологий значительно востребовано стало применение литьевых изделий из алюминия. Естественное желание оптимизировать затраты при производстве таких конструкций приводит к тому, что мы реализовываем этот принцип построения светильников все в большем количестве светильников. В свою очередь, это результатируется реальным сокращением сроков разработки и снижением материальных затрат. В ассортименте нашей компании появились действительно инновационные светильники, даже по сравнению с традиционными светодиодами. Это светильники на OLED (органических светодиодах). На сегодня, как все новое, они достаточно дороги, но все тенденции указывают на то, что через несколько лет они будут востребованы потребителем и дизайнерами по свету, поскольку открывают новые интересные возможности.

Владислав Половников: Наибольший интерес у наших потенциальных клиентов вызвали линейки новых уличных (магистральных, дорожных и дворовых) светильников и светодиодные лампы под новым брендом iRLED. Светодиодные лампы сегодня привлекают пристальное внимание покупателей, и данное направление в LED-освещении наиболее динамично. В нашей продукции мы используем только светодиоды собственного производства. Это дает возможность управлять большим комплексом технических параметров светотехники – от срока службы и степени надежности до индекса цветопередачи, цветовой температуры и других характеристик. Именно так обеспечивается возможность удовлетворить любой запрос в области светодиодного освещения. Поэтому у нас самый большой ассортимент светодиодных решений во всех областях применения.

Дмитрий Пантюшин: Светодиоды – это без преувеличения новая парадигма в мире архитектурного освещения, направление, в котором ведущие специалисты пока еще только открывают новые горизонты. С помощью LED можно реализовать совершенно иные проекты, чем с металлогалогенными источниками. Они позволяют предлагать клиенту уникальные индивидуальные решения. В первую очередь светодиоды – это яркое RGB-освещение, то есть практически безграничные возможности изменения цветов. При этом надо понимать, что не все объекты подходят для использования такого типа решений. Например, классические сталинские здания далеко не всегда могут подсвечиваться разными цветами, тогда как объекты советского конструктивизма можно превратить в новые арт-объекты с помощью различных световых сценариев. Рынок светодиодного архитектурного освещения пока в России действительно недооценен. Еще нет достаточного количества специалистов, которые понимают, в каком масштабе могут применяться LED-технологии в этом направлении.

Кроме того, на данном этапе это достаточно дорого, и все преимущества светодиодного освещения нужно видеть. В Москве уже в течение трех лет реализуется программа новой архитектурной подсветки. Уже преобразились Тверская улица, Новый Арбат, проспект Мира, Садовое кольцо. Традиционные технологии не позволяли достичь такого эффекта. Уже видны кардинальные изменения, но полностью результат можно будет оценить через пару лет.

На мой взгляд, новые игроки на данном рынке могут появляться. Самое главное – они должны быть профессионалами, поскольку освещение архитектурных объектов – нетривиальная задача. Нужно не только хорошо представлять себе все возможности и особенности различных технологий, но и мыслить масштабно и перспективно, брать в расчет логику развития целых районов в перспективе три-пять лет.

Алексей Ковш: Для нас 2013 год стал довольно насыщенным в плане вывода на рынок новых продуктов. Это относится как к новым моделям светодиодов, так и светодиодных светильников. Что касается светодиодов, то в продуктовом портфеле компании появились модели, которые по своим характеристикам не только не уступают, но и превосходят аналоги от признанных мировых производителей. Так, показатели светоотдачи светодиодов SMD достигают 160 лм / Вт в серийном производстве. Радует и то, что мы переступили порог недоверия производителей светотехники, сомневающихся, что в российских условиях можно производить высокотехнологичный конкурентоспособный продукт, да еще и по адекватной цене.

Линейка светодиодных светильников Оптоган тоже изменилась. На рынок были выведены новые модели для сегментов промышленного, офисного, коммерческого и специального освещения. Модернизация промышленной линейки «Оптолюкс-Скай» позволила увеличить световую отдачу до уровня 120 лм / Вт со светильника. Особо отмечу, что светильник «Оптолюкс-Склад», предназначенный для освещения складов стеллажного хранения, получил огромный интерес со стороны заказчиков. Данная модель не только обеспечивает высокие показатели энергоэффективности за счет использования светодиодов нового поколения и специализированной оптики, но и отличается от своих конкурентов полным отсутствием слепящего эффекта, что положительно сказывается на безопасности труда на объектах.

– Господин Ковш, ваша компания ведет полный цикл производства – от светодиодов до светильников. Насколько востребованы ваши светодиоды сторонними российскими производителями? Рассматриваете ли вы возможность использования в своей продукции светодиоды других производителей? И что пользуется большим спросом на европейском рынке – светодиоды или светильники?

Алексей Ковш: Опрос производителей светотехники, проведенный редакцией специализированного издания Lumen&Expertunion, подтвердил, что наши светодиоды находятся в числе наиболее используемых на российском рынке. Опрос был проведен весной 2013 года среди 263 отечественных компаний, являющихся производителями всего спектра светотехнической продукции. Наша компания оказалась единственным российским производителем светодиодов, вошедшим в рейтинг, и заняла седьмое место, опередив ведущие зарубежные компании.

Мы не планируем использовать светодиоды других производителей, прежде всего потому, что хотим получать гарантированные параметры светодиодов по приемлемой цене. Возможность производить светодиоды самостоятельно также позволяет нам оперативно получать светодиоды с максимальной эффективностью. Наши производственные мощности позволяют покрыть и текущий рыночный спрос на светодиоды, и потребности в светодиодах.

Более высоким спросом пользуются светодиодные светильники, в особенности наша индустриальная линейка продуктов. Очень хорошие отзывы мы получили от наших партнеров относительно новых светильников «Оптолюкс-Вега», первые проекты на них будут реализованы уже в начале 2014 года.


Доля зарубежных проектов на текущий момент составляет около 10 процентов от общего объема продаж. В 2014 году мы планируем утроить наши продажи на международных рынках, как за счет расширения предлагаемых продуктов, так и за счет расширения нашей представленности на рынке.

– В последние годы многие производители светодиодных светильников стали выпускать изделия во взрывозащищенном исполнении. Насколько для вас актуально направление взрывозащиты и высока ли конкуренция со стороны других производителей взрывозащищенного оборудования?

Евгений Колобов: Мы пока ограничим выпуск новой серии таких светильников – сертификация отдельных категорий таких изделий достаточно длительна и сложна.

Владислав Половников: Мы разрабатываем новые изделия во взрывозащищенном исполнении. К нам поступают технические требования к подобным типам светильников от различных заказчиков и потребителей. Как показала практика реализации комплексных проектов модернизации систем освещения крупных промышленных, транспортных, нефтехимических и энергетических объектов, они окупаются за три-пять лет. В случае, когда светильники просто меняются по принципу «1 в 1» без светотехнических расчетов, окупаемость может достигать и семи лет. Но серьезные заказчики уже так не делают – это скорее тенденция непромышленного освещения.

Алексей Ковш: Взрывозащищенные светильники – это отдельный класс оборудования с присущими ему требованиями. Соответственно, подход к разработке и используемые в таких светильниках конструктивные решения отличаются от промышленных. Перспективы у российских взрывозащищенных светильников на европейском и мировом рынке есть. Мы уже демонстрировали нашим партнерам светильники и лампы для взрывозащищенных светильников из серии «Стронг» и получили положительные отзывы. В подобных продуктах заинтересованы, например, в Польше и в ЮАР, где расположено большое количество шахт. Сдерживающим фактором остается стоимость и сложность сертификации.

– Известно, что в начале 2013 года на рынке усилили свои позиции компании, поставляющие продукцию по демпинговым ценам. Ощущаете ли вы конкуренцию с этими участниками рынка и по каким проектам?

Евгений Колобов: Мы ощущаем конкуренцию по локальным, мелким проектам, где решающую роль играет цена. Сильна конкуренция в сфере офисного освещения, так как цена офисного светодиодного светильника уже практически сравнялась с ценой хорошего люминесцентного. Это угрожает как рынку люминесцентного, так и светодиодного освещения, ведь фирмы в этих областях работают на грани рентабельности. LEDEL не пытается угнаться за всем сразу. Наша ниша – промышленный сегмент, это то, на чем мы зарабатываем деньги. Мелкие производители не могут войти в эту нишу из‑за низкого качества продукции. Первое, что мы делаем, когда конкуренты начинают демпинговать, – ищем пути снижения себестоимости уже выпускаемой продукции: это оптимизация производства и снижение затрат на логистику. Чтобы обойти конкурентов, торгующих дешевой продукцией, мы разрабатываем более технологичные светильники. Чем сложнее новинка, тем дороже выпуск похожего товара, поэтому какое‑то время конкуренты не смогут демпинговать.

– Какие новые виды изделий вы готовы предложить заказчикам в этом году, в каких сферах эти разработки найдут применение и какие инновационные решения вы планируете сформировать и реализовать?

Евгений Колобов: В качестве новинки мы уже предлагаем систему беспроводного управления освещением, которая оказалась больше всего востребована в промышленном освещении, так как помогает реально экономить деньги и быстро окупается. Светодиодная техника по сравнению с обычными лампами позволяет экономить в три-четыре раза, а с интегрированной системой управления экономия достигает десяти раз. Системы управления на российском рынке магистрального и уличного освещения применяются только в рамках пилотных проектов. В Чите мы приступили к установке светодиодных светильников, интегрированных в систему управления городским освещением «Горизонт», также завершаем разработку интеграции наших светильников в другие системы управления освещением, например «Кулон». Я думаю, в наступившем году вы услышите об этих проектах.

Александр Карев: ATHINA LED – это один из интереснейших светильников в нашем ассортименте. Светильник не только выполняет свою прямую функцию, но и благодаря продвинутому программному обеспечению координирует работу по мониторингу безопасности на объектах в своей достаточно широкой зоне контроля. Особенно такая комбинация актуальна для дорожного движения, охранных систем территорий, наблюдения за особо важными объектами. Область наружного освещения, и на наш взгляд, и по мнению многих аналитиков, является одной из самых перспективных зон применения светодиодов. Благодаря продолжительному сроку службы этого источника, отличным светотехническим характеристикам он по праву займет ведущую роль в области освещения городских пространств – улиц, вспомогательных объектов, дворовых территорий и т. д.

В этой области применения ассортимент нашей компании пополняется очень перспективными светильниками, такими, как Fregat LED, LED Smart. Я думаю, что в этом году мы предложим интересные решения в области муниципального, дорожного и магистрального освещения. Все технические предпосылки для этого уже созданы.

В своих разработках мы уделяем внимание светильникам на LED, то есть со светодиодными источниками света. И здесь без вторичной оптики обходится очень малая доля светильников. Пожалуй, офисное освещение позволяет использовать светодиоды практически без трансформации. А если говорить об уличном освещении, то там чрезвычайно важно распределение света, грамотное освещение дорожного полотна, отсутствие слепящего эффекта. Это основные качественные характеристики данных источников. Конечно, есть желание совместить не только функцию распределения света, но и защитить светодиод с помощью оптики линзы. У нас очень интересные разработки в данной области, когда такая линза будет изготавливаться не из твердого пластика, как, например, поликарбонат, акрилат, а из силикона. Это достаточно интересная технология. В наступившем году вы увидите новые модели наших светильников, выполненные в комбинации с силиконовыми линзами.

Владислав Половников: На примере сотрудничества с РЖД мы не только внедряем самые разные типы освещения, но и перевели на единую систему управления и мониторинга всю Октябрьскую железную дорогу. В результате появилась возможность в режиме реального времени устанавливать и контролировать показатели работы системы – вплоть до каждого конечного светильника, получать отчеты как в натуральных, так и в денежных показателях.

– Как вы считаете, какой бренд на европейском рынке сегодня котируется выше – «made in Russia» или «made in China»?

Дмитрий Пантюшин: Принципиально важным в данном случае является не бренд, а качество самого продукта. К примеру, всем известно, что iPhone производится в Китае, однако процент отказов у него при этом весьма и весьма низкий. У компании Philips также есть заводы в Китае, и мы не стесняемся об этом говорить, так как неизменно предоставляем качественную продукцию. Там большой поток, процессы выстроены оптимальным образом. Не менее важно и то, насколько характеристики продукта могут удовлетворить те или иные потребности различных категорий клиентов. То есть качество и уровень соответствия конкретному запросу – это те условия, которые я бы выдвинул на первый план. При этом категория бренда отходит на второй план.

Алексей Ковш: Мы выбрали для себя приоритетным индустриальное освещение, так как этот сегмент динамично развивается. В Европе много мелких и средних предприятий, владельцы которых всерьез озабочены вопросами снижения энергопотребления своих производств, так как цена на электроэнергию в два-шесть раз выше, чем в России. Уличное и архитектурное освещение также могут быть привлекательными, но сроки реализации проектов в этих сегментах выше, также необходимы налаженные контакты на уровне администраций и муниципалитетов, что для компании из России не всегда легко.

«Made in Russia» воспринимается потребителями значительно лучше, чем продукция китайских производителей. Многие покупатели уже «обожглись», покупая дешевые светодиодные светильники из Поднебесной. Часто эти светильники не соответствуют заявленным характеристикам, световой поток снижается еще до истечения гарантийного срока, а сервисное и гарантийное обслуживание не осуществляется вообще.

У российского производителя шансы велики, и это подтверждает наш опыт работы с рынком В2С. Потребитель начинает понимать, что цена не является решающим фактором при покупке товара, использование которого предполагается в течение длительного времени. Как в любой потребительской нише, среди ламп-ретрофитов есть дешевый сегмент, который представлен лампами «made in China», высокий ценовой сегмент, здесь хорошо представлена продукция Philips, Osram и некоторых других западных производителей, и есть средний ценовой сегмент, в котором сейчас и находятся отечественные производители.

Испытания различных образцов ламп, которые мы постоянно проводим у себя в лаборатории, показали несоответствие фактических технических параметров китайской продукции заявленным. Отсутствие жесткой системы контроля качества продукции приводит к тому, что завышение технических характеристик входит в норму, игнорируются базовые технические требования, на рынок выпускается продукция, не соответствующая представлениям о качестве светодиодной продукции.

Мы и дальше будем просвещать потребителя относительно тех параметров, на которые стоит обращать внимание при покупке светодиодных ламп. И уверены, что это принесет свои плоды в виде увеличения доли продаж.

– Светодиодными светильниками охвачены, пожалуй, все сферы применения. Есть ли еще какие‑то области, где такие светильники все еще ждут своего часа? Например, будет ли «продвижение» светодиодов в области мощных прожекторов, допустим, на стадионах? Что планируется в освещении производств с агрессивными средами? Предполагаются ли какие‑то новые проекты в тепличном освещении?

Евгений Колобов: Существует много областей, где светодиоды практически не применяются. Говоря о мощных прожекторах, я отмечу светильник L-lego, так как его конструкция позволяет объединять светильники в блоки и выбирать нужную яркость в зависимости от назначения, будь то стадион или строительный объект. Ряд мощных прожекторов мы представим в следующем году. Светодиодные светильники себя неплохо показали в сфере животноводства. У нас есть несколько удачных проектов по освещению птицеферм. Кроме того, мы много экспериментировали с тепличным освещением, но результат экспериментов дожидаться придется долго и оценивать его будут уже аграрии. Я считаю, что светодиоды незаслуженно недооцениваются в судостроении, хотя они прекрасно подходят для этой области. Корабли обладают ограниченным запасом энергии, поэтому вопрос энергоэффективности освещения там стоит остро. Можно предположить, что скоро мы увидим светодиодные прожекторы и на кораблях. К слову, после выстрела из корабельных пушек на всем корабле приходится менять все лампочки, так как они очень чувствительны к вибрациям. Светодиоды же для этих условий подходят идеально.

Александр Карев: Мы изучаем запросы крупных партнеров, предложения наших дистрибьюторов. Прислушиваясь к ним, мы в прошлом году приняли решение модифицировать некоторые наши светильники с тем, чтобы наиболее полно удовлетворять индивидуальные запросы рынков, например, в Казахстане существуют свои предпочтения к продукции. Помимо этого, мы намерены выпускать светильники с возможностью продолжительной работы в сложных условиях эксплуатации. Если говорить об агрессивных средах, то да, такие светильники уже появились в нашем ассортименте. Основные рабочие материалы конструкций таких светильников – нержавеющая сталь и стекло. Они практически полностью защищены от воздействия наиболее типичных агрессивных летучих материалов.

Что касается тепличного освещения, то, на мой взгляд, светодиодные варианты светильников находятся в лучшем случае в паритете с натриевыми источниками света. Что будет завтра? Мы с интересом следим за разработками ученых в России, за рубежом. И если удастся создать светильник, эффективно работающий долгое время в теплицах, позволяющий выращивать хороший урожай и действительно коммерчески эффективный для производителей, мы создадим такие светильники в самые короткие сроки.

Дмитрий Пантюшин: Я не вижу ни одного сегмента, который не был бы охвачен светодиодными технологиями. Безусловно, произошел качественный и количественный скачок, но не во всех сферах требуются мощные светодиодные решения. Например, в спортивном освещении существуют светодиодные аналоги источников света в 1 кВт, но не ожидается создание решения в 2 кВт. Важно понимать, какие функции должно выполнять освещение. В спортивном освещении требуется удовлетворить целый ряд условий: индекс цветопередачи, цветовая температура, расположение светильников, вертикальная освещенность и многие другие.

Для того чтобы соответствовать этим требованиям, мы делаем расчеты и постоянно тестируем разработки. Наиболее перспективным с точки зрения светодиодов является уличное освещение. Это емкий рынок с большим количеством светоточек, позволяющий достичь действительно серьезного эффекта экономии и повышения эффективности. Пока речь идет об определенных классах дорог. Сегодня существуют качественные и одновременно доступные светодиодные решения – аналоги традиционных источников света на 50, 70, 100, 150 Вт. В то же время светодиодные аналоги мощных магистральных светильников 250‑400 Вт пока что не обладают сочетанием приемлемой цены и хорошего качества, поэтому LED-технологии внедряются пока не везде.

Другими перспективными направлениями являются промышленное и офисное освещение. Светодиодные решения в этих сегментах уже «прижились». В других областях LED пока применяется в ограниченном объеме, там, где это оправданно.

Алексей Ковш: В нашей компании особое направление принадлежит НИОКР – мы ведем разработки по нескольким проектам. Первым успешным опытом взаимодействия с институтами развития стало участие дочерних компаний «Оптоган. Новые технологии света» и «Оптоган. Органические световые решения» в проекте «Сколково». Сейчас наш первый проект завершен, результатом стало создание не имеющего аналогов в мире светодиодного модуля «Оптоган Х10». В рамках второго проекта в настоящее время удалось достигнуть рекордных показателей органических светодиодов: при сроке жизни 6000 часов эффективность OLED составила 60 лм / Вт и яркость – 2000 кд / м2.

Еще один проект в работе – организация производства интеллектуальных систем светодиодного освещения, применяемых в тепличных хозяйствах. Применение светодиодов с особым красно-синим спектром для досветки растений позволяет значительно увеличить скорость роста и урожайность растений. Плюс высокая энергоэффективность светодиодного освещения. Мы тщательно проанализировали этот рынок – в настоящее время светодиодные технологии в сельском хозяйстве только начинают применяться за рубежом, а в России вообще этим мало кто занимается. Мы видим большие перспективы в этом сегменте.

В силу концепции территориальных инновационных кластеров и географического положения компании «Оптоган» в Санкт-Петербурге мы не принимаем непосредственного участия в развитии кластера светодиодных технологий в Мордовии. Но мы поддерживаем тесные рабочие контакты с ведущими светотехническими предприятиями кластера, а также с Мордовским государственным университетом, который сейчас выполняет очень интересную научно-исследовательскую работу по изучению степени положительного влияния светодиодных источников света на жизнедеятельность человека. Результаты этой работы очень актуальны для всех производителей светодиодного освещения в РФ.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 01-02 (237-238) январь 2014 года:

  • ERDF поставила «пять с плюсом» за работу «Россетей» в Сочи
    ERDF поставила «пять с плюсом» за работу «Россетей» в Сочи

    Французская компания «ERDF Восток» провела независимый аудит функционирования электросетевого комплекса Сочинского энергорайона. ...

  • Паромоторная щепотопливная мини-ТЭЦ функционирует с цифровым управлением
    Паромоторная щепотопливная мини-ТЭЦ функционирует с цифровым управлением

    Паросиловая мини-ТЭЦ, то есть электрической мощностью до 10 МВт, обычно работает на твердом топливе, из которого определенно выгодными, возобновляемыми и весьма чистыми при сгорании являются отходы деревозаготовки и деревообработки. Для получения из такого биотоплива наибольшего полезного эффекта в виде электрических и тепловых киловатт в Италии функционирует паросиловая мини-ТЭЦ не с паровой турбиной, как это обычно бывает, а с паровым...

  • Умные решения для российской энергетики: спрос превышает предложение
    Умные решения для российской энергетики: спрос превышает предложение

    Российские энергокомпании «созрели» для того, чтобы внедрять проверенные на мировом опыте ИТ-решения, руководствуясь не только задаваемыми «сверху» ориентирами, но и собственными интересами. ...

  • В Германии растет производство электро­энергии на буром угле
    В Германии растет производство электро­энергии на буром угле

    В Германии растет производство электроэнергии тепловыми электростанциями (ТЭС), использующими бурый уголь. В 2013 году такие станции произвели 162 миллиарда кВт-ч. В предыдущем году этот показатель составил 160 миллиардов кВт-ч. ...

  • В Чили начал работать новый ветропарк
    В Чили начал работать новый ветропарк

    Компания Enel Green Power, «дочка» итальянского энергетического концерна Enel, специализирующаяся в области возобновляемой энергетики, завершила строительство и ввод в эксплуатацию нового ветропарка «Валле‑де-лос-Вьентос», расположенного в области Антофагаста на севере Чили. ...