16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/20/1282.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 4 (20) апрель 2002 года

Завод турбинных лопаток: "Мы хотим стать поставщиком лопаток для всего мира"

Завод турбинных лопаток, входящий в концерн "Силовые машины", работает в городе на Неве с 1964 года. Это лидирующее в России предприятие полного цикла изготовления механообработанных турбинных лопаток для паровых и газовых турбин энергетического и газотранспортного назначения. В советские времена на заводе работало до 7 тысяч человек, сейчас – около 1,5 тысячи. При этом объем производства не изменился, но номенклатура выпускаемых изделий – весьма серьезно.

На вопросы газеты отвечает генеральный директор ЗТЛ Александр Балашов.

Мастеровой не может не работать, он упускает тайну ремесла

- Почему прошлый год, судя по приведенным данным, для завода был более успешным, чем, допустим, позапрошлый. Может быть, дело в общем подъеме российской экономики?

- Для нас каждый год более успешный, чем предыдущий, потому, что мы каждый год думаем, как улучшить существующее положение и что для этого нужно сделать.

В последние годы мы постоянно инвестировали средства в приобретение нового оборудования, в обучение сотрудников завода, учились лучше планировать и лучше работать с поставщиками и т.д. Результат – постепенное улучшение во всех сферах деятельности предприятия, рост объема продаж и производства.

Как это связано с общим ростом экономики в стране? Сложно сказать, к тому же анализ цифр, свидетельствующих о росте, дело весьма тонкое, особенно если их колебания близки к статистической погрешности.

Судите сами, рост экономики в стране предусматривает, к примеру, рост потребления электроэнергии и, соответственно, строительство новых электростанций. А они не строятся. И как тут прикажете оценить - есть подъем экономики или его нет?

Вижу только, что потребности нашей энергетики в запчастях существенно возросли, потребности ЛМЗ как основного потребителя нашей продукции - тоже возросли. Но рост заказов со стороны ЛМЗ идет в основном за счет увеличения поставок на экспорт: тут и китайский, и индийский, и иранский заказы. Отечественные предприятия не хотят умирать и поэтому ищут и находят иностранные заказы.

Кстати говоря, мы уже занимаем серьезное место в мировом производстве лопаток (порядка 1% от общего мирового объема производства лопаток) и хотим поставлять лопатки во все страны мира. Если мы будем ориентироваться только на поставки внутри страны, то, боюсь, сильно отстанем по уровню развития технологии от Запада. Именно поэтому нам очень важно, чтобы все новое и сложное давали делать нам.

- В прошлом году завод сработал на все 100, или, увы, - не совсем?

- В общем сработали неплохо. Выполнили практически все, что намечали, - от роста объема продаж до приобретения необходимого нам современного оборудования. Не полностью выполнили программу по ремонту помещений и подготовке к зиме, по набору рабочих на основное производство и по реформированию инженерной службы. Хотели набрать людей, и не удалось.

Что еще не удалось? Не удалось достичь определенных показателей качества на отдельных производствах, и, прежде всего, на литейном. Причина – мало заказов. Работа литейщика высокой квалификации на грани высокого ремесла и искусства, и литейка работает хорошо только тогда, когда она работает ритмично и полностью загружена. Тогда и материал, который завезли из-за рубежа, используется постоянно, и рабочий "не теряет" руку. А у нас загрузка такая, что можно было бы сложное литье делать в разы больше, чем сейчас.

- Но, может, литейка, поскольку она мало загружена, совсем не нужна заводу?

- Интересное предложение: если наша промышленность слабая, то, может, ее вообще не надо? Может, лучше все покупать в Штатах, там лучше и "дешевле"?

Если мы что-то ликвидируем сейчас, то уже никогда не восстановим. Поэтому сегодня мы держим литейку, несмотря на то что она не приносит прибыли и даже в некотором смысле убыточна. Надеемся, что такое высокотехнологичное производство будет востребовано пусть не через год, так через два или три. Терпели больше, потерпим еще…

- А другой завод в Петербурге или в России не мог бы для вас делать литье?

- Некоторые виды заготовок лопаток, которые делает наш завод, ни в России, ни в СНГ больше никто не делает и в ближайшее время не будет делать. Уровень нашей технологии не многим по плечу и в Европе. Наши конкуренты в России в основном в авиации и судостроении, но и они не делают всю гамму лопаток для крупного энергомашиностроения.



Энергоемкость нашего производства уменьшилась в разы

- На перевооружение в прошлом году ЗТЛ потратил 132 млн. рублей. Сколько в этой сумме из вашей прибыли и сколько – заемных средств?

- Прибыль у нас примерно 120 млн. рублей, около 75% от прибыли собрание акционеров разрешает тратить на развитие производства – это 70-80 млн. рублей, остальное - кредиты. Берем в долг суммы (1 - 2 млн. долл.) на короткие сроки, до 1 года. "Длинные" деньги банку интереснее давать, а заводу выгоднее брать, но для этого мы должны сформировать портфель заявок на крупную сумму. Думаю, что в этом году возьмем кредит побольше и на более серьезные сроки

- Заемные деньги вкладываются только в основное производство или по-прежнему идут и на пополнение оборотных средств?

- Берем, конечно, на обновление производства, а уж куда деньги временно перетекают – другой вопрос. В принципе оборотных средств сейчас хватает, и переброска средств не носит стратегического характера.

- Кстати говоря, когда вы ввозите в Россию оборудование, которое у нас не производится, вы платите таможенные пошлины, или у вас есть льготы?

- Обязательно платим. Пошлины составляют примерно 20% от стоимости оборудования. За четыре года моего "директорства" нам один раз предоставили льготу: рассрочку таможенного платежа на два года. Никаких других льгот не было и нет, даже когда ввозим запчасти к нашему оборудованию.

Впрочем, главное не льготы, а чтобы правила игры не менялись - тогда жить можно.

- Но раз вы перешли к теме затрат потребителя вашей продукции, то как насчет роста ее стоимости в связи с ростом тарифов на электроэнергию?

- За последние десять лет энергоемкость нашего производства уменьшилась в разы.

На что собственно мы тратим электроэнергию? Примерно половину мы затрачиваем на обеспечение технологических процессов производства, и столько же – на бытовые нужды (освещение производственных помещений и т.д.). Где можно сэкономить в производственном процессе?

У нас четыре производства: литейное, прокатное, кузнечное и механообрабатывающее. Из них самые энергоемкие - первые три.

Вывод - надо их меньше нагружать, т.е. меньше делать тот продукт, который требует много металла и электроэнергии. Структурная перестройка портфеля заказов привела к тому, что сегодня мы продаем значительно меньше заготовок и значительно больше готового продукта – готовых механообработанных лопаток, изготавливаемых на малоэнергоемком оборудовании. Именно поэтому в рубле товарной продукции доля стоимости энергоносителя у нас сохраняется почти без изменения.

При увеличении объема производства в заготовительных производствах, например в литейке, доля стоимости электроэнергии в готовой продукции будет увеличиваться. Можно сэкономить на модернизации компрессорной станции, которая съедает, грубо говоря, 30% электроэнергии, но на это пока нет денег. Мы находим проекты более эффективного вложения денег с более короткими сроками окупаемости.

- Ну ничего, еще немного тарифы подымут и будет рентабельно менять и компрессорную станцию.

- Ну смотря как подымут? Все нужно просчитывать.

- А как обстоят дела с экономией другой половины затрат?

- На коммунальных затратах и вовсе не сэкономить: наше производство, созданное давно, просто для этого не приспособлено: мы не можем сделать цеха меньше, не можем, допустим, крыши утеплить, потому что фундаменты не вынесут и т.д. Короче говоря, если бы сейчас строили такой завод, то он был бы в разы меньше по площади.



Дифференциация в оплате труда очень велика

- Почему вам не хватает рабочих и инженеров? Тяжелая работа, плохо платите?

- Беда наша в том, что мы готовим, готовим группу специалистов и, как только она готова, приходит дядя со стороны, предлагает зарплату в два раза больше и переманивает людей к себе. Где же справедливость – этот "дядя" не потратил денег ни на обучение специалиста за рубежом, не участвовал в его становлении, пришел на готовенькое - и пожалуйста…

- А как бы хорошо крепостное право!

- Не крепостное право, но было бы справедливо, если бы этот "дядя", который забирает специалиста, обученного на заводские средства, компенсировал эти затраты. Это нормально. Тут что-то недодумано.

- Конечно, недодумано: вы сами должны классным специалистам классно платить, а вы не хотите...

- Я хочу больше платить, но у меня нет финансовой возможности. Есть экономические показатели, которые нельзя преступать, если не хочешь разрушить бизнес. Например, я не могу прибавить зарплату больше, чем повышается выработка на одного рабочего. Допустим, за 2001 год в целом на заводе выработка выросла чуть больше чем на 50%, а зарплата - на 40 - 45% – это нормально. Больше - нельзя. Средняя зарплата на заводе сегодня составляет порядка 7 тысяч рублей.

Что касается самой работы, то у нас она достаточно эффективно организована. Допустим, на дорогостоящем, "умном" оборудовании - четырехсменный скользящий график работы. Каждый час простоя этого оборудования становится предметом пристального внимания руководителей всех уровней. И надо сказать, что с этого производства у нас практически не уходят. Удерживают хороший психологический климат и хорошие перспективы.

Правда, и условия труда тоже важны – мы привели в приличное состояние раздевалки, душевые, туалеты. Боялись, что все разворуют, к счастью, опасения не подтвердились.

Что касается недобора инженеров, то трудности, на мой взгляд, связаны с тем, что мы не можем отдельных специалистов резко выделить по зарплате. Да люди и сами не хотят получать в разы больше, чем соседи справа и слева.

Тем не менее, сегодня дифференциация в оплате труда есть. Инженер может попасть в десятку самых высокооплачиваемых работников завода.

Сейчас нам очень нужны инженеры - программисты, инженеры – технологи, конструкторы для разработки сложной оснастки.



От объединения ждем понятных и предсказуемых перемен к лучшему

- Зачем, когда и как будет происходить объединение всех предприятий, входящих в концерн "Силовые машины", в единое юридическое лицо?

- На мой взгляд, объединение в целом должно быть на пользу всем трудящимся. Во-первых, большое предприятие более конкурентоспособно на внутреннем и мировом рынках: есть возможность быстрее выполнить заказ, лучше соблюсти все требования заказчика, легче найти более выгодную схему финансирования и т.д. Во-вторых, в рамках одного юридического лица будет более понятная инвестиционная политика, легче будет заимствовать средства, легче перейти на единые стандарты и т.д.

Предполагается, что объединение закончится в 2003 году, и мы ждем от него понятных и предсказуемых перемен к лучшему.

Как именно будет происходить объединение - в деталях не знает никто.

Сейчас время встреч руководителей концерна и заводов с работниками предприятий, время вопросов, поиска наиболее выгодных решений и т.д. Чем больше люди зададут вопросов, тем лучше – это контуры проблем, которые лучше выявить и попытаться решить до начала объединения.

Вопросы задают самые разные, например, спрашивают не превратится ли ЗТЛ в цех ЛМЗ?

Я думаю, что объединение сделает все предприятия концерна сильнее, и ЗТЛ в том числе. Почему? Да потому, что бизнес ЗТЛ относится к звездным бизнесам концерна и, значит, значительные ресурсы потекут на ЗТЛ, где они дадут серьезный эффект.

Спрашивают, не приведет ли слияние к обострению отношений между акционерами и не скажется ли это отрицательно на работниках завода.

Я уверен, что на работе сотрудников ЗТЛ отношения между акционерами никак не скажутся, иначе – высших менеджеров надо гнать с работы.

Пока вопросы есть, но высший менеджмент концерна и предприятий должен задуматься над ответами и дать их или - отправляться на покой писать мемуары.

Пока определенно можно сказать только одно: рабочие, инженеры, менеджеры – высказываются в пользу объединения.

Провод, Электроэнергия , Энергия , Кабельная арматура, Машиностроение, Тарифы на электроэнергию, Электростанция, СРО,

Завод турбинных лопаток: "Мы хотим стать поставщиком лопаток для всего мира"Код PHP" data-description="Завод турбинных лопаток, входящий в концерн "Силовые машины", работает в городе на Неве с 1964 года. Это лидирующее в России предприятие полного цикла изготовления механообработанных турбинных лопаток для паровых и газовых турбин энергетического и газотранспортного назначения. В советские времена на заводе работало до 7 тысяч человек, сейчас – около 1,5 тысячи. При этом объем производства не изменился, но номенклатура " data-url="https://www.eprussia.ru/epr/20/1282.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.