16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/147/11364.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 07 (147) апрель 2010 года

Выгоден ли «шведский стол» в энергетике?

Энергетика: регионы К. т. н. Михаил БОЖКОВ, научно-производственный центр «АПЭС»

Чтобы запустить механизм интенсивного перехода страны на энергосбережение, надо создать такие условия, при которых факторы энергосбережения стали бы одними из самых эффективных факторов оптимизации производства.

А это, прежде всего, экономические условия. Российское правительство постепенно создает такие условия путем ослабления системы регулирования тарифов на электроэнергию. Но этот процесс идет очень медленно и деструктивно, хотя все рычаги у правительства имеются.



Принуждение к экономии

Основным рычагом любого правительства являются налоги в виде акцизов, начислений на заработную плату, на имущество, на добавленную стоимость производителей товаров и услуг. В любой из перечисленных статей налогов наши люди (юридические и физические лица) очень успешно занимаются оптимизацией, хотя государство их к этому не принуждает и, мягко говоря, не поощряет.

Если мы действительно хотим к 2020 году добиться экономии электроэнергии на 40 процентов относительно ее выработки в 2008 году, то необходимо срочно обложить налогом (в виде акциза) выработку электроэнергии на существующих ГЭС, АЭС, ГРЭС, КЭС, которые производят примерно 75 процентов от общей выработки. Величина этого налога должна определяться из расчета повышения тарифа на отпускаемую электроэнергию примерно на 2 рубля за кВт-ч.

Причем для населения и коммунально-бытовых потребителей тарифы должны быть выше, чем в промышленности. В этом случае эффективность мероприятий по электросбережению резко повысится и приблизится к эффективности развитых стран ЕС.

В материалах заседания Госсовета 2 июля 2009 года назывались следующие цифры: до 40 процентов энергоэффективности заложено в сфере производства и в транспорте энергоресурсов; 20 процентов энергосбережения возможно в жилищном фонде, 40 процентов – в промышленности и сфере услуг. Низкая стоимость электроэнергии является сдерживающим фактором не только для энергосбережения, но и для оптимального развития генерирующих компаний и бизнеса в целом.

Опыт работы в сфере оптимизации электропотребления показывает, что любые мероприятия по экономии электроэнергии требуют определенных затрат, которые должны окупаться.

Даже повсеместный переход на энергосберегающие (ртутные) лампы потребует создания разветвленной сети приема и утилизации последних. И эти затраты надо учитывать.

Многие сейчас озадачены тем фактом, что наша экономика энергорасточительна и по энергоэффективности отстает от развитых стран в 3,5 раза. По оценке генерального директора компании Enel (основного акционера ОГК-5), тарифы в России в 3‑4 раза ниже, чем в Европе. Учитывая, что затраты на мероприятия по энергосбережению в России соизмеримы с европейскими, можно утверждать, что у нас и стимулирование энергосбережения в 3‑4 раза ниже, чем в Европе.



Пагубная гигантомания

На территории Российской Федерации расположено более 600 электростанций, входящих в состав 14 территориальных, 6 объединенных генерирующих компаний (ТГК и ОГК), суммарной мощностью 215 ГВт. Из них 10 процентов – гигантские, мощностью свыше 1000 МВт, 40 процентов – крупные (от 100 до 1000 МВт) и 50 процентов – средние (10‑100 МВт).

Малых электростанций мощностью до 10 МВт в Единой энергосистеме страны практически нет. Высокоэффективных парогазовых установок (ПГУ) до сих пор меньше, чем гигантских АЭС и ГРЭС. Суммарная выработка электроэнергии на крупных электростанциях составляет 70 процентов, а на мелких ничтожно мала.

Почему так происходит? Ответ кроется, во‑первых, в регулируемых низких тарифах, во‑вторых, в законодательной базе в части налоговой политики и развития альтернативной «малой» энергетики. В настоящее время генерирующие компании выживают за счет низкой капитализации генерирующих мощностей, построенных еще в СССР, и то им хватает средств только на ремонт и обслуживание. «Налоговые сборы» от применения тарифов на технологическое присоединение мощности (в среднем 50 000 рублей на 1 кВт) планировались в рамках плана «ГОЭЛРО-2» в объеме 64 миллиардов рублей на три года, что составило 12 процентов от необходимых инвестиций в госкомпании (МРСК, ФСК, РусГидро и др.). А после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС обнаружилось плачевное положение с инвестициями даже у РусГидро, у которой себестоимость выработки электроэнергии на порядок ниже, чем у ТГК, эксплуатирующих тепловые электростанции.

Себестоимость выработки электроэнергии на ТЭС, построенных в 2010‑2011 годах, такова:

на нефти – 4,32, на газе – 3,17, на угле – 2,3 и для АЭС – 2,36 рубля на кВт-ч. Это уже выше цены электроэнергии, отпускаемой потребителям на всех иерархических уровнях. А если к этому прибавить затраты электросетевых компаний по многократной трансформации, передаче и распределению электроэнергии, затраты на компенсацию 10 процентов потерь, то получатся значения себестоимости электроэнергии в пределах 5 рублей на кВт-ч. Естественно, что только государство может позволить себе инвестиции в заведомо убыточные предприятия. Аналогичная ситуация складывается на рынке инвестиций в малую энергетику, только еще хуже, так как государство продолжает политику «гигантизма», а частные инвесторы не находят выгодными инвестиции в малую энергетику.



Тарифная проблема

Второй существенный фактор, поощряющий расточительство, – сама форма тарифов. Практически все промышленные предприятия оплачивают электроэнергию по двухставочному тарифу: а) за заявленную мощность; б) за потребленную электроэнергию. При этом цена оплачиваемого по счетчику 1 кВт-ч оказывается в два раза ниже. Получается как «шведский стол – все включено». Если уж заплатил вперед за мощность, то что там экономить? Экономить можно и нужно на потерях электро-энергии при ее транспортировке. А практически все мероприятия по экономии потерь связаны с финансовыми затратами, которые можно окупить только стоимостью сэкономленной электроэнергии. Таким образом, сдерживается развитие и модернизация сетей не только промышленных предприятий, но и сетей МРСК!

Но самым вопиющим тарифом является тариф на «технологическое присоединение мощности». Этот тариф, как и вышеупомянутый двухставочный, придуман не от хорошей жизни. Доходы от его применения идут на развитие производства и транспорта электроэнергии. Но в целом для страны этот тариф наносит невосполнимый вред, так как препятствует развитию инноваций, подключению новых производств.

Расчеты показывают, что приведенные удельные затраты на 1 кВт-ч для вновь подключаемых потребителей достигают 10‑12 рублей на кВт-ч. Получается, что для существующих абонентов тарифы на электроэнергию у нас ниже ее себестоимости, а для вновь подключаемых абонентов – в два раза выше себестоимости! Доступной альтернативой ЕЭС может быть установка собственной дизельной электростанции.

В 2008 году автором был проведен анализ функционирования одной из Тиксинских РЭС (Якутия), эксплуатирующих две электростанции ДЭС-3200 и ДЭС-3150, 10 километров ВЛ-6 кВ, 28 километров КЛ-6 кВ, 25 километров КЛ-0,4 кВ и линию связи с «Сахаэнерго» (10 километров ВЛ-35). Все оборудование отечественное, практически с истекшим сроком амортизации и было установлено в восьмидесятые годы при советской власти. Себестоимость выработки электроэнергии на двух электростанциях составила 6,84 рубля на кВт-ч при стоимости дизтоплива 22 рубля за литр. Затраты на топливо превышают 90 процентов.

Себестоимость одной ступени трансформации, передачи по воздушным линиям 6 кВ и распределения электроэнергии по КЛ-0,4 кВ составила 1,09 рубля на кВт-ч. Более 80 процентов от общих расходов электросетевой компании составляют затраты на покрытие потерь электроэнергии. Примерно такое же соотношение расходов будет у всякой компании, на балансе которой находятся ТП-6 (10)/0,4 кВ и распределительные сети 0,4 кВ. В городских условиях основные потери электроэнергии оплачивают предприятия, так как границы балансовой принадлежности (ГБП) устанавливаются энергоснабжающими организациями на третьем и выше иерархическом уровнях. В сельской местности электросети вынуждены продавать электроэнергию населению строго по счетчику, зато успешно отыгрываются на фермерах, садоводствах и агрофирмах, у которых цена электроэнергии получается в пять раз дороже тарифа: во‑первых, они должны разово внести плату за присоединение, во‑вторых, два миллиона подарить РЭС и, в‑третьих, при сезонном потреблении ежегодно дополнительно оплачивать примерно 120 тысяч рублей за потери в собственных сетях и трансформаторах.

Такая ситуация существенно сдерживает инновационное развитие: известны десятки примеров новых производств, не запущенных в строй именно по этой причине. А там, где запуск в эксплуатацию все же состоялся, то только благодаря «перезачету» мощности на «приемлемых условиях» между поставщиком и абонентом.



Что делать?

Представляется, что тарифы (налоги) за подключение технологической мощности необходимо срочно отменить как идущие в разрез с инновационной и социальной политикой страны.

Целесообразно ввести акцизный налог (2 рубля на кВт-ч) на производство электроэнергии для существующих электростанций и освободить на 10 лет от этого налога все вновь строящиеся электростанции. Это привлечет инвестиции в малую энергетику, приближенную к потребителям. Без всяких указаний правительства начнется бурное строительство новых высокоэффективных парогазовых, газотурбинных, газопоршневых генерирующих установок. Это станет существенным стимулом к энергосбережению как для потребителей электроэнергии, так и для электроснабжающих организаций.

Предлагаемый налог на электроэнергию – это как налог на соль, он будет самым справедливым и самым собираемым налогом. Этот налог будут платить олигархи и чиновники за электроподогрев воды в бассейнах в загородных домах, будут платить «челноки» и рыночные торговцы, будут платить все нелегальные бизнесмены, включая фирмы-однодневки. Для предприятий можно будет полностью отменить НДС, что позволит в целом снизить затраты для малого и среднего бизнеса (сейчас только на администрирование НДС во многих фирмах тратится больше средств, чем на оплату электроэнергии). Удвоение платы за электроэнергию потребует перерасчета значений экономической плотности тока в ПУЭ, что приведет в дальнейшем к снижению потерь в сетях. С развитием малой энергетики начнется реальная конкуренция между независимыми малыми энергетическими компаниями и региональными монополистами. С введением этого налога мы приблизимся к европейскому уровню мышления в области потребления энергоресурсов.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 07 (147) апрель 2010 года:

  • Инвестпрограмму поставили в рамки
    Инвестпрограмму поставили в рамки

    ОАО «ТГК-11» (принадлежит «Интер РАО ЕЭС») согласовало с руководством Омской области скорректированную инвестиционную программу до 2015 года. ...

  • Итоги конференции «Энергосбережение в электроэнергетике и промышленности»

    В Москве 17‑18 марта состоялась VI Международная научно-техническая конференция «Энергосбережение в электроэнергетике и промышленности». ...

  • «Гаджеты» для экономных

    Современные способы экономии энергии на производстве обсуждались в ходе ассамблеи главных энергетиков металлургических и машиностроительных предприятий в рамках Петербургской технической ярмарки. ...

  • Энергопотребление возвращается на докризисный уровень

    По данным ОАО «СО ЕЭС», потребление электроэнергии в России в январе – марте 2010 года достигло 275,4 миллиарда кВт-ч. ...

  • Блиц

    В концерне «Высоковольтный союз» конструкторские службы разработали новый малогабаритный вакуумный выключатель серии ВР0. Новая разработка концерна представляет собой модернизацию выключателей серии ВР, которые широко используются на энергетических объектах стран СНГ и за рубежом. Выключатели ВР0 предназначены для коммутации электрических цепей при нормальных и аварийных режимах в сетях трехфазного переменного тока частоты 50 (60) Гц...