16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/124/9538.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 08 (124) апрель 2009 года

Будущее – за шельфом

Российский арктический шельф скрывает огромные богатства. Именно с ними в значительной степени связывают экономическое благополучие России в XXI веке.

Перспективы разработки подводных богатств обсуждались в ходе IX Международного форума ТЭК в Санкт-Петербурге.



140 миллиардов за Полярным кругом

Как ни стремятся лидеры мировой экономики снизить зависимость от нефти и газа, мировое потребление углеводородов растет из года в год, показывая годовой прирост в 2,5–3 процента. По оценкам экспертов, по меньшей мере, до 2030 года для мировой экономики доля нефти и газа в общем составе энергоносителей будет составлять от 60 до 70 процентов. Как ожидается, пик добычи нефти придется на 2015-2020 годы.

Но ресурсы иссякают, открытия новых крупных месторождений случаются все реже. Если всего в мире нефть и газ добывают 99 стран, то 52 из них, включая США, уже миновали пик добычи, а другие – такие, как Великобритания, Норвегия, Австралия и Китай, – достигли этого пика или достигнут в ближайшем будущем. А за пиком последует только спад.

Внимание нефтедобытчиков переключилось на подводную зону. Мировой океан до сих пор не очень хорошо исследован, но возможности современной науки и техники вполне позволяют копнуть там, где неглубоко и от берега недалеко – на шельфе. Например, соседней Норвегии в таких поисках повезло, и в результате к традиционным местным занятиям – рыболовству и овцеводству прибавилась еще и нефтегазовая отрасль, приведшая северную страну к небывалому благосостоянию.

Континентальный шельф России – самый большой в мире по площади, 85 процентов его приходится на арктический сектор. А стараниями ученых, изучивших особенности подводных хребтов Ломоносова и Менделеева, наша страна теперь претендует еще на 1,2 миллиона квадратных километров донных угодий. Суммарные углеводородные ресурсы российского шельфа составляют не менее 100 миллиардов тонн условного топлива, из них около 80 процентов – газ. И это только то, что разведано. К 2020 году добыча богатств континентального шельфа может составить до 20 процентов в общем балансе углеводородного сырья, добываемого в нашей стране. Из разведанных запасов 44 процента приходится на акваторию Баренцева моря, 33 процента – на Карское. Активно идет освоение Печорского моря, Охотского моря в районе Сахалина, исследуется Каспийское море. В недрах Баренцева и Карского морей преобладают газ и конденсат, в Печорском море – нефть. Месторождения, которые будут готовы к освоению в ближайшие годы, находятся, прежде всего, в Западно-Арктической провинции. Важнейшее из месторождений – Штокмановское.

– Восточно-Арктическую провинцию мы оцениваем по нефти в 4-10 миллиардов тонн, по газу – в 3,8 триллиона кубометров, Новосибирско-Чукотскую – значительно меньше, в 0,3-1,5 миллиарда тонн по нефти и до 3 триллионов кубометров по газу, – приводит данные академик Алексей Конторович, председатель Научного совета РАН по проблемам геологии и разработки месторождений нефти и газа. – Наиболее вероятная оценка всего российского арктического шельфа представляется нам на уровне 140 миллиардов тонн нефтяного эквивалента.



Штокман в роли паровоза

Одно из крупнейших газоконденсатных месторождений современности было открыто сравнительно недавно – в 1988 году. Свое название оно получило в честь судна «Профессор Штокман», на котором прибыли исследователи, сделавшие открытие. Месторождение расположено в центральной части российского шельфа Баренцева моря, в 600 километрах к северо-востоку от Мурманска. Сегодня лицензией на месторождение владеет стопроцентная «дочка» компании «Газпром» – ООО «Севморнефтегаз». В 2007 году была создана специальная компания – оператор первой фазы освоения – Shtockman Development AG, 51 процент акций которой принадлежит «Газпрому», а остальные поделили французская Total и норвежская StatoilHydro. К концу года Shtockman Development собирается завершить технико-экономическое обоснование проекта, а дальше предстоит строительство плавучей буровой платформы. Согласно плану, в 2013 году газ Штокмановского месторождения начнет поступать в трубопровод, а с 2014 года стартуют поставки сжиженного газа.

Предполагается, что на первом этапе Штокман будет выдавать около 25 миллиардов кубометров газа в год, а при выходе проекта на полную мощность ежегодный объем добычи возрастет до 70 миллиардов кубометров природного газа и 0,6 миллиона тонн газового конденсата. Для сравнения – это ненамного меньше всего газового экспорта Норвегии.

– Я думаю, что добыча на Штокмановском месторождении станет мощным локомотивом для освоения всего шельфа, – считает директор Института океанологии Валерий Каминский, – потому что если начнется эксплуатация, то она даст значительную прибыль. Ее можно будет вкладывать в освоение других месторождений. Все-таки это уникальное месторождение с запасами 3,3–3,5 триллиона кубометров газа, которое может внести существенную лепту в укрепление энергобезопасности России.

Кроме того, освоение Штокмана должно дать толчок развитию северо-западного Заполярья. Для обустройства месторождения и организации поставок газа создается мощная береговая инфраструктура. Половина добытого топлива пойдет на завод для сжижения, другая часть – на экспорт по трубопроводу. Завод по сжижению газа станет одним из крупнейших в мире.



Исследований не было полвека

Кроме Штокмановского месторождения, новые газодобывающие районы будут развиваться в Печорском море, в районе Обской и Тазовской губы Карского моря. Кроме того, значительные ресурсы имеются на шельфах Охотского моря и на внутренних морях. В частности, компания «ЛУКОЙЛ», проведя поисковые работы в российском секторе Каспийского моря, открыла там целый ряд перспективных месторождений.

Тем не менее, несмотря на блестящие перспективы шельфовых месторождений, изучены они еще плохо, считает В. Каминский:

– Всего в России на шельфе выполнено 1376 километров сейсмических профилей и пробурено 243 глубокие скважины. Из них 79 – на шельфе Западной Арктики, в Баренцевом, Печорском и Карском морях, 95 – на Дальневосточном шельфе, 58 – в южных морях, 11 скважин – на Балтике. Север Карского моря и восточные шельфы моря Лаптевых, Новосибирского и Чукотского морей изучены очень слабо, там нет ни одной параметрической скважины. Работы там проводились еще в 50-60-х годах и с тех пор не возобновлялись. Все геологические построения без опорного бурения весьма приблизительны. Чтобы иметь серьезную оценку этих морей, нужно проводить активные работы, и на региональной стадии этим может заниматься только государство.

Но в будущем, по мнению ученых, в шельфовую разведку и добычу должны будут увеличивать вклады и частные инвесторы. Связано это в первую очередь с тем, что запасы ресурсов континента неуклонно снижаются. Поэтому крупные компании в поисках новых нефтеносных зон будут выходить на шельф.



«Умные» скважины

О проблемах геологоразведки, недостаточно эффективного поиска новых месторождений в ходе форума говорилось неоднократно, и не только в связи с разработкой шельфа. По мнению многих экспертов, в этой сфере все настолько неблагополучно, что при существующем положении вещей уже в обозримой перспективе нефтегазовая отрасль может испытать нехватку сырья.

Спад добычи нефти связан не только с экономическим кризисом, существует и другая причина: отечественная разработка базируется на крупных месторождениях, открытых еще в советские времена. Практически все они сейчас – в стадии «падающей добычи». При этом за последние 15 лет было введено лишь несколько более-менее значимых новых месторождений.

В 2006 году Россия по объемам добычи нефти примерно сравнялась с показателями 1990 года. Несмотря на то что 1990 год был не самым удачным для экономики страны, тогда было пробурено 7,5 миллиона метров поисково-разведочных скважин. А в 2006-м – всего 1,3 миллиона метров. Более того, в 2007-2008 годах объем поисково-разведочного бурения снизился еще больше.

Но это не все: метры метрам рознь. У геологов есть термин: «умная скважина», то есть скважина, научно обоснованная с точки зрения геохимии и геофизики. Только такую, в общем-то, и следует бурить, если нет желания сверлить землю впустую. Сейчас прирост запасов обеспечивается «легким» путем – доразведкой старых месторождений, а в результате просто пересчитываются их запасы в сторону увеличения нефтеотдачи, и они переводятся из категории С2 в С1. На самом деле, по мнению ученых, минерально-сырьевая база углеводородов в значительной мере истощена. По официальным цифрам, прирост запасов компенсирует добычу, но по своей качественной структуре этих запасов будет недостаточно в долгосрочной перспективе.

Отставание как в качестве, так и в объемах подготовки новой сырьевой базы для добычи обусловлено, в первую очередь, недостатками законодательной и нормативной базы недропользования, не обеспечивающей не только расширенное, но даже простое воспроизводство запасов углеводородов.

В то же время ресурсного потенциала невостребованной части нефтедобывающих регионов вполне достаточно для того, чтобы не только удержать, но даже превысить достигнутые уровни добычи нефти, как минимум, до 2020 года. Но для этого необходимо разработать и внедрить принципиально новые механизмы наращивания объемов геологоразведочных работ.

А. Конторович охарактеризовал проблему вполне однозначно:

– Действующий закон о недрах не в состоянии обеспечить рациональное недропользование, обеспечить воспроизводство минерально-сырьевой базы. Нужен принципиальный системный анализ всего Закона о недрах и связанного с ним налогового законодательства. Необходим такой механизм, при котором недропользователь, взявший участок, будет обязан выполнять планы глубокого поисково-разведочного бурения. Без пробуренных метров запасов не будет.

Необходима и корректировка налогового законодательства с целью увеличить приток инвестиций в разведку и разработку месторождений. По словам председателя Комитета Совета Федерации по природным ресурсам и охране окружающей среды Виктора Выгона, некоторые изменения в этой сфере происходят:

– Вводятся каникулы по НДПИ на шельфе Черного и Охотского морей. Данная работа носит, я бы сказал, не вполне системный характер. То есть идет коррекция существующей налоговой системы, притом сама структура налогового режима остается неизменной, то есть большая часть налогов – это оборотные налоги. Понятно, что такой налоговый режим не в достаточной степени стимулирует инвестиции и в разведку, и в добычу. Поэтому было соответствующее поручение руководства страны – проработать другие налоговые режимы, прежде всего для новых нефтегазовых провинций. Подобные налоговые системы существуют в ряде стран, и все они основаны в той или иной степени на налого-обложении прибыли, на арендном принципе изъятия налогов. Я думаю, в ближайшие несколько месяцев соответствующие рабочие группы с участием Минэнерго и Министерства финансов сделают соответствующее предложение.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 08 (124) апрель 2009 года: