16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/123/9499.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 07 (123) апрель 2009 года

Газовую стратегию проверяют на прочность

Минэнерго внесло в правительство проект развития газовой отрасли до 2030 года. Пока удалось получить лишь самое общее представление о содержании документа.

В тексте проекта, опубликованном в октябре минувшего года, говорилось о доведении внутреннего потребления газа в 2009 году до 451 миллиарда кубометров, в 2010 году – 464,8 миллиарда кубометров. Экспортные поставки в Европу должны были составить соответственно 165,1 и 166,6 миллиарда кубометров. Что до более отдаленных перспектив, то к 2030 году планировалось довести добычу газа до 876–981 миллиарда кубометров, потребление – до 550–613 миллиарда кубометров, экспорт по всем направлениям – до 415–440 миллиардов кубометров. Объем капиталовложений в развитие газовой отрасли России с 2009 по 2030 год оценивался на уровне 13,9–16,6 триллиона рублей в ценах на начало 2008 года.



Газовая отрасль в ожидании паузы

Вопросы к содержанию проекта связаны, во‑первых, с реалистичностью заявленных планов в условиях финансового кризиса, во‑вторых, со степенью соответствия проекта другим перспективным планам российской энергетики.

– Собственные прогнозы Института проблем естественных монополий основаны на анализе добычи газа в СССР и России в 1960-2000‑х годах, оценке времени и инвестиционных затрат для ввода новых месторождений и газопроводов, а также на анализе проблем газовой отрасли, – поясняет Алексей Белогорьев, руководитель отдела исследований газовой отрасли ИПЕМа. – В целом, оценки ИПЕМа носят более пессимистичный характер. Мы считаем, что экономический кризис требует существенного пересмотра сложившихся прогнозов по двум причинам. Во-первых, резкое снижение потребления газа на внутреннем и внешнем рынках сильно искажает среднесрочные прогнозы по потреблению, экспорту и, как следствие, добыче газа. Это означает, что на период кризиса, который, допустим, продлится еще два-три года, газовая отрасль откатывается на несколько лет назад по всем основным показателям. Во-вторых, ощутимое снижение выручки газовых компаний и ограничение возможностей заимствования на финансовом рынке ставят под угрозу исполнение отраслевых инвестиционных программ. Это грозит дефицитом газа по завершении кризиса вследствие стагнации или даже падения добычи.



Стратегия на распутье

Что до второго спорного вопроса, связанного с различиями между концептуальными энергетическими документами, то здесь речь идет о Концепции долгосрочного социально-экономического развития России, утвержденной в ноябре минувшего года, а также о проекте Энергетической стратегии России до 2030 года. Хотя к настоящему времени эти стратегии сблизились в оценке основных прогнозных показателей, они совершенно по‑разному видят минимальный уровень добычи газа (ключевой показатель любого отраслевого планирования). Так считает генеральный директор ИПЕМа Юрий Саакян. По его словам, различия достигают 20 процентов, что соответствует более чем 150 миллиардам кубометров газа в год.

Расхождения свидетельствуют о несогласованности трех документов. Помимо этого, считает Ю. Саакян, последствия текущего экономического кризиса оцениваются в Энергостратегии и Генеральной схеме развития газовой отрасли необоснованно оптимистично, а в КДР не оцениваются вовсе.

Наконец, во всех трех документах основное расхождение между минимальными и максимальными сценариями добычи газа приходится на 2010–2015 годы, что, с точки зрения большинства экспертов, совпадает со временем острейших последствий кризиса. А раз последствия кризиса в стратегиях фактически не учитываются, то достоверность их прогнозов на 2009–2015 годы невысока. Это грозит проблемами с удовлетворением как внешнего, так и внутреннего спроса на российский газ.

По мнению главы ИПЕМа, основную угрозу для стабильного развития газовой отрасли представляет невозможность быстро нарастить добычу в условиях резкого увеличения спроса в послекризисный период, если не предусмотреть этого заранее. Основная надежда связана с заявлениями «Газпрома» о готовности воплотить в жизнь все намеченные проекты в указанные сроки. Но подобные заявления вызывают обоснованные сомнения. Ключевой вопрос повестки дня в период кризиса – в том, как сохранить необходимые темпы инвестиций. К сожалению, ответа на него пока нет.



Где таятся риски?

Впрочем, Минэнерго утверждает, что работа над проектом развития газовой отрасли включала и оценку инвестиционных рисков. Но что это за риски?
Судя по всему, за основные риски принято следующее: во‑первых, вероятность того, что уровень внутреннего потребления опустится ниже запланированного; во‑вторых, Европа может реализовать свои планы по диверсификации поставок газа. В случае диверсификации поставок наши новые трубопроводы и месторождения окажутся без того потребителя, под которого их строили. Необходимо уже сейчас грамотно и внимательно просчитывать стоимость строительных работ. На данный момент подрядчики, испытывая дефицит спроса на свои услуги, снижают цены. Как только экономика начнет расти, вырастут и цены, что может потребовать дополнительных затрат, и масштабные проекты могут оказаться нерентабельными.

– Инвестиционные риски, сопровождающие планы развития отечественной газовой отрасли, можно трактовать двояко: как риск нехватки инвестиций или как риск неблагоприятной внешней среды для уже вложенных средств, – считает Алексей Белогорьев. – Что касается дефицита инвестиций, то при сохранении текущих кризисных тенденций не позднее 2010 года они затронут ключевые добывающие проекты на Ямале и в Баренцевом море, а также проекты экспортных газопроводов «Северный поток» и особенно «Южный поток». Что касается второго риска, то проблемы могут касаться отношений с Европейским Союзом, а именно перспектив российских инвестиций в газовый рынок европейских стран, а также препятствий на пути реализации «Северного» и «Южного» потоков.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 07 (123) апрель 2009 года: