16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/117/9079.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01-02 (117-118) январь 2009 года

Потерянная энергия

Аналитики просчитали «черные дыры» российской энергетики

Россия обладает потенциалом энергосбережения, равным годовому потреблению первичной энергии
во Франции.

К такому выводу пришли эксперты Международной финансовой корпорации (IFC) и Всемирного банка в ходе проводившегося в течение трех лет исследования «Энергоэффективность в России: скрытый резерв».

Наибольшие возможности для экономии энергоресурсов предоставляют энергопотребление жилых зданий (49 процентов от общего объема энергозатрат), промышленность (38 процентов), бюджетная сфера, включая сектор жилищно-коммунальных услуг (42 процента). При этом резерв повышения энергоэффекивности имеется практически во всех отраслях народного хозяйства.

Препятствия к применению энергоэффективных решений связаны не только с пробелами в законодательстве, проблемами финансирования и отсутствием действенной мотивации менеджмента, но и с недостаточной информированностью заинтересованных лиц относительно потенциала энергосбережения. Как показывают результаты другого исследования IFC, руководители предприятий оценивают потенциал энергосбережения в 8-10 процентов, в то время как опыт показывает, что этот показатель достигает 20 и даже 35-40 процентов.



Кто ставит барьеры

Кроме того, аналитики IFC и ВБ отмечают проблемы внедрения энергоэффективной политики, характерные не для российской экономики в целом, но для конкретных отраслей. К примеру, барьеры, характерные для бюджетной сферы, связаны с невозможностью распоряжаться средствами, сэкономленными благодаря экономии энергоресурсов: бюджетные учреждения лишены права оставлять себе или использовать эти деньги. Они лишены права заключать долгосрочные договоры или договоры с возвратом инвестиций из будущей экономии, к тому же практика закупок в этой сфере исходит из наименьших затрат в течение срока эксплуатации, а не из наименьшей цены.

Проблемы внедрения энергосберегающих мер в энергетике связаны с упором на строительство новых генерирующих мощностей, а не на решение вопросов энергоэффективности. К тому же действующая методика тарифообразования не способствует операционной эффективности. Участники исследования ставят акцент на необходимости реформирования методики тарифообразования, предоставлении финансовых стимулов или введении обязательной реализации программ управления спросом для электроснабжающих предприятий, упрощения процедур согласования строительства малых ТЭЦ и подключения их к энергосистеме.



Предложения для большой политики

И Международная финансовая корпорация, и Всемирный банк рассчитывают, что выводы и рекомендации исследования будут учтены при формировании федеральной политики стимулирования энергосбережения. В секторах со значительным финансовым потенциалом (промышленность и транспорт) политика должна быть нацелена на устранение нефинансовых барьеров, не оказывающих влияния на уровень цен и не предполагающих субсидирования. В секторах с низким финансовым потенциалом повышения энергоэффективности (производство электро- и тепловой энергии) необходимо прежде всего скорректировать цены или предложить другие финансовые инструменты, повышающие привлекательность инвестирования в энергоэффективность.

Участники исследования поддерживают идею создания агентства по повышению энергоэффективности. Этот орган сможет координировать работу с Федеральной службой государственной статистики для сбора и анализа информации об эффективности энергосберегающей политики.

Сергей Солодовников, эксперт IFC, считает, что снижение энергозатрат становится особенно необходимым в условиях финансового кризиса и роста тарифов, для сохранения конкурентоспособности российской промышленности.



«Малышам» не хватает информации

Отдельная тема – содействие повышению энергоэффективности для предприятий малого и среднего бизнеса. Если крупные компании решают эту проблему самостоятельно, то небольшие предприятия, как правило, не относят задачу снижения энергоиздержек к числу приоритетов. Между тем возможности для сокращения энергозатрат у представителей малого бизнеса есть. К примеру, для компании по производству прохладительных напитков годовой счет за электроэнергию может оказаться сопоставимым с ежемесячной операционной прибылью.

Впрочем, нередко этот потенциал остается неиспользованным, что связано не только с финансовыми и законодательными проблемами, но и с дефицитом информации об экономическом эффекте энергосбережения, возможностях снижения потребления энергоресурсов и алгоритмах выбора оборудования. Здесь необходимо не только общее просвещение, не только наличие финансовых институтов, предлагающих кредитные программы с энергосберегающим эффектом специально для малого бизнеса, но и специалисты, способные помочь в формировании комплексной энергетической политики, которая связывает повышение энергоэффективности и политику развития бизнеса.
МНЕНИЕ

Александр Перов, эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

На самом деле показатель российского потенциала энергосбережения, близкий к сорока процентам, озвучивают не только Всемирный банк и IFC, но и другие эксперты. Именно такие данные называл летом 2008 года Дмитрий Медведев, заявляя о необходимости повышения энергоэффекивности на указанную цифру к 2020 году. Необходимость решения названной проблемы очевидна, это связано и с поддержанием конкурентоспособности российской промышленности, и с сохранением социальной стабильности (привычная энергорасточительность ЖКХ в условиях поэтапного роста тарифов обходится слишком дорого), и с вопросом удовлетворения потребностей внешнего и внутреннего рынка в российских энергоресурсах. Финансовый кризис отсрочил последнюю из этих задач, дал фору для ее решения, но не снял проблему.

Какие меры по повышению энергоэффективности отечественной экономики выглядят наиболее реалистичными? Сегодня на эту тему ведутся нешуточные споры, особенно накануне обсуждения на весенней сессии Государственной думы федерального закона об энергоэффективности. В частности, вопросы вызывает предложение о препятствиях к ввозу в Россию оборудования выше определенного уровня энергоемкости: эта мера расценивается как ущемление интересов бизнеса. Более приемлемые, на мой взгляд, решения – это создание благоприятного инвестиционного климата, в частности государственных гарантий возврата инвестиций в повышение энергоэффективности.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 01-02 (117-118) январь 2009 года:

  • ЛЭП перешагивает реку
    ЛЭП перешагивает реку

    МЭС Центра завершили реконструкцию перехода через Оку линии электропередачи 500 кВ Новокаширская – Пахра. ...

  • Блиц
    Блиц

    Российские АЭС в 2008 году продемонстрировали лучшие показатели безопасности за всю историю отечественной атомной энергетики в пересчете на один действующий энергоблок. Всего нарушений в работе АЭС в 2008 году было 39 против 47 в 2007 году. Проверки АЭС международными экспертами показали, что уровень безопасности российских АЭС соответствует самым высоким международным требованиям. Заместителем министра энергетики РФ назначен Серг...

  • Кризис лишает кокса

    ОАО «Алтай-кокс», один из крупнейших производителей кокса в России, сократило производство. ...

  • Рождественская «утка», или Канун энергокризиса?
    Рождественская «утка», или Канун энергокризиса?

    Авария на подстанции «Южная» в Санкт-Петербурге на несколько январских дней оставила без электричества потребителей Фрунзенского, Московского и Невского районов города. ...

  • ТГК-4 построит кластер в Новомосковске

    ОАО «ТГК-4» вместе с другими частными инвесторами строительства Новомосковского промышленного кластера подписало с Федеральным агентством железнодорожного транспорта, Федеральным дорожным агентством, администрацией Тульской области и ОАО «РЖД» инвестиционное соглашение. ...