16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/101/7625.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 09 (101) май 2008 года

«Мосэнерго»: руководство сменилось. Что дальше?

Первая полоса Николай ГОРЕЛОВ, ИД «Время новостей»

«Газпром» как собственник «Мосэнерго» месяц назад сменил топ-менеджмент этой генерирующей компании. По поводу того, почему это было сделано, причем достаточно стремительно, циркулирует много версий. Однако еще больше вопросов вызывает дальнейшая деятельность газового концерна в электроэнергетике столицы. Ведь непонятно, будет ли «Газпром» продолжать интенсивное строительство энергоблоков, как будет обеспечивать надежность энергоснабжения. На эти вопросы отвечает начальник управления развития электроэнергетического сектора ОАО «Газпром» Денис ФЕДОРОВ.

– С 1 июля российская электроэнергетика будет существовать без единого координатора, которым являлось РАО «ЕЭС России». Готово ли к этому «Мосэнерго», что изменится в работе компании?

– Мы уже год живем при совете директоров, большинство в котором у «Газпрома». Серьезной руководящей роли со стороны РАО ЕЭС уже нет. Поэтому я не думаю, что исчезновение РАО на что‑то серьезно повлияет. Да, несомненно, будут проблемы переходного периода, но они в меньшей степени будут касаться «Мосэнерго». Главным станет работа с Системным оператором, Советом рынка и электросетевыми организациями (МОЭСК, МГЭСК и ФСК). Я думаю, что мы сейчас постараемся наладить взаимоотношения.



Новые хозяева

– Как с приходом нового менеджмента «Мосэнерго» изменится инвестиционная деятельность компании?

– Не совсем понятны заявления последнего времени о том, что «Газпром» снизит объем инвестиционной программы «Мосэнерго». У «Мосэнерго» есть инвестпрограмма, основные ее проекты: строительство трех энергоблоков по 450 МВт – два блока на ТЭЦ-27 и один блок на ТЭЦ-21, и одного блока мощностью 420 МВт производства Alstom – на ТЭЦ-26. Один блок на ТЭЦ-27 введен, по остальным работы идут. Никаких изменений обязательной инвестиционной программы не будет – это наша четкая позиция. Мы нашу обязательную инвестиционную программу обязательно выполним.

– Вы будете что‑либо еще строить помимо этих четырех энергоблоков?

– Ранее на заседании совета директоров «Мосэнерго» неоднократно выносился вопрос о третьем этапе инвестиционной программы, предполагающем строительство ряда энергетических объектов. Однако отсутствие технико-экономического обоснования строительства энергоблоков и решений инфраструктурных организаций (согласование от сетевых компаний, Системного оператора и т. д.) не позволяло утвердить данный этап. По завершении обязательного этапа инвестиционной программы все решения должны приниматься на основе понятного бизнес-подхода. Первое – это согласование с инфраструктурными организациями – ФСК и объединяющимися сейчас МОЭСК и МГЭСК. Второе – мы должны согласовать это сами с поставщиком природного газа, с «Газпромом». И третье – мы должны получить технико-экономическое обоснование, показывающее конечный объем инвестиций в проект, а также его инвестиционную привлекательность. При этом хочу отметить, что мы понимаем необходимость ряда проектов, направленных на повышение надежности энергоснабжения потребителей, которые, очевидно, не могут быть инвестиционно привлекательными. Мы стараемся структурировать инвестиционную программу «Мосэнерго» на проекты инвестиционно привлекательные и проекты, направленные на повышение надежности энергосистемы. Для примера можно привести проект строительства автономных источников мощности на станциях «Мосэнерго», которые не являются для компании инвестиционно привлекательными, однако внесут определенный вклад в повышение надежности энергосистемы в целом.

– А если не будет согласований с ФСК, МОЭСК и МГЭСК, то вы тогда и строить ничего не будете?

– Строить новые генерирующие мощности без согласования с инфраструктурными организациями нельзя. Вот, например, есть идея строительства пятого энергоблока на ТЭЦ-27. Для выдачи мощности с этого блока нужно строить КРУЭ-500 (высоковольтное распределительное устройство). Кто его будет строить? Мы блок построим, а дальше‑то что? Блок будет стоять. Он будет стоять, потому что с него невозможно будет выдать электрическую мощность в сеть. Поэтому мы сначала должны синхронизировать развитие генерирующих мощностей с развитием электросетевых. Ну это же очевидно! Поэтому мы сейчас начнем отрабатывать эти вопросы с МОЭСК, МГЭСК и ФСК. Это первое. Второе – мы сделаем технико-экономическое обоснование. Сегодня все станции в России практически строятся без ТЭО. ТЭО занимает три, максимум четыре месяца. Но оно дает полное понимание всех аспектов строительства электростанции.



Цена строительства

– Стоимость строительства новых энергоблоков в обозримом будущем будет увеличиваться, прежде всего за счет дефицита энергомашиностроительных мощностей не только в России, но и в мире. В связи с этим какие дополнительные источники финансирования инвестпрограммы вы видите?

– Мы зарезервировали четыре блока на третий этап инвестпрограммы «Мосэнерго». В 2010 году начинаются поставки этих четырех энергоблоков. Я не вижу проблем с оборудованием. К тому же идут переговоры с «Силовыми машинами» по поводу резервирования еще одного блока, пятого.

– По какой цене вы обязуетесь их купить?

– По цене была очень интересная ситуация. Было предложение зарезервировать четыре блока Alstom по цене на 20 процентов выше той, по которой Alstom в ыиграл конкурс на ТЭЦ-26. Мы с этим, естественно, не могли согласиться. Мы провели открытый запрос цен и предложений. Приглашали всех – General Electric, Mitsubishi, Siemens, Alstom… Мы совместно с менеджментом объехали все эти компании, всем им предложили поучаствовать в конкурсе. Но в результате в нем участвовали Siemens и Alstom. Siemens дал такое предложение, от которого нельзя было отказаться. Таких дешевых предложений в России не было никогда. К переговорам было подключено руководство «Газпрома» – заместитель председателя правления Валерий Голубев, члены правления Кирилл Селезнев, Богдан Будзуляк, а также менеджмент «Мосэнерго». В результате мы получили предложение, которое было существенно ниже предложения Alstom. На сегодня таких цен на энергооборудование нет.

– Бывшие работники «Мосэнерго» указывают в разговорах, что номенклатура предложений была разная, поэтому и цена ниже.

– Это неправда. При анализе заявок, несомненно, учитывалась полная номенклатура поставки энергооборудования. Менеджмент «Мосэнерго», без сомнений, является профессиональным, и сравнивать несравнимые предложения бессмысленно. Единственным преимуществом Alstom являлась поставка котлов‑утилизаторов собственного производства. Alstom предлагал силовой остров полностью – газовая турбина, паровая турбина, генератор и котел-утилизатор. Соответственно Siemens предлагал то же самое. Единственное, что Alstom сам производит свои котлы-утилизаторы, а у Siemens мощности по производству котлов‑утилизаторов были загружены, и они предложили не свой котел-утилизатор, а австрийский. Характеристики идентичные. Все было абсолютно сопоставимо. По состоянию на начало апреля все соглашения на резервирование технических мощностей подписано, и мы переходим к подписанию договоров. Совет директоров «Мосэнерго» уже принял решение оплачивать аванс по этим четырем силовым островам.

– То есть на третий этап инвестпрограммы?

– Да.

– А из каких средств?

– Привлеченных. Там нестандартное финансирование. Но деньги есть.

– Получается, вы начали тратить деньги…

– Мы вынуждены это делать.

– И, как вы говорите, вы не имеете ТЭО…

– Да. И не имеем решения инфраструктурных организаций.

– И нет схемы выдачи мощности.

– Мы вынуждены пойти на это. Ни одна западная компания этого бы не сделала. Сейчас мы будем дорабатывать эти проекты. В определенных ситуациях мы можем перекинуть блок, например, с ТЭЦ-20 на ТЭЦ-21, я образно говорю, если мы поймем, что в одном месте это не нужно, или схема выдачи мощности очень дорогая, или еще что‑то. Все‑таки «Мосэнерго» располагает не одной и не двумя станциями.

– Тогда непонятна критика в адрес прежнего менеджмента «Мосэнерго». Ведь вы продолжаете делать то же самое.

– Электроэнергетика крайне инертная отрасль промышленности. Мы не могли не пойти на резервирование энергооборудования, так как это Москва и необходимость модернизации оборудования, увеличения установленной мощности энергосистемы, необходимость повышения ее надежности очевидны. При этом мы обязательно будем переходить к нормальным бизнес-процессам внутри компании. Но при этом, еще раз повторю, если нужны будут проекты по обеспечению надежности, которые будут инвестиционно непривлекательными, мы будем их рассматривать.



Кто будет контролировать?

– А кто вам должен говорить про эту надежность? Кто должен указывать, что для обеспечения надежности нужно построить тот или иной блок или электростанцию?

– Очень хороший вопрос. Я, честно говоря, не знаю на него ответа. В настоящий момент данный центр ответственности находится в РАО «ЕЭС России». Были заключены соглашения между администрациями регионов и РАО по развитию энергосистем регионов. В принципе это то, что было нужно. Но я не думаю, что эти соглашения будут выполняться всеми компаниями, так как объем строительства энергообъектов в них больше, чем заложенный объем обязательных инвестиционных программ ОГК и ТГК. Вопрос центра ответственности в электроэнергетике в условиях диаметрально различных экономических интересов всех у частников рынка – это один из тех вопросов, который очень остро стоит и который придется решить. Какой‑то орган необходимо создавать.

– Это должен быть региональный уровень или федеральный?

– Для меня непонятно. По логике реформы эти функции должен взять на себя Системный оператор. Но вряд ли в современных условиях, если следовать логике реформы, кто‑то может заставить собственников ОГК и ТГК реализовывать инвестиционные проекты, не входящие в обязательные инвестиционные программы. Возможно, функции единого центра ответственности будут возложены на «Росэнерго». Но до конца пока ясности нет.

– Тогда непонятно, откуда в самое ближайшее время будут появляться новые проекты. Если вы увидите спрос, захотите по-строить блок или станцию, но при этом вам ничего не ответят инфраструктурные организации, вы же не сможете сразу понять, возможно ли строительство в этом месте в принципе и насколько привлекателен проект. Соответственно рисковать не будете.

– Я согласен… Поэтому абсолютно правильно поставлен вопрос в отношении единого совместного органа, который принимает решения.

– Вы говорите, Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике начало работу в Московском регионе. А те цифры по потреблению в Москве, которые регулярно звучали в качестве прогноза, получается, неправильные? Почему эту работу надо заново начинать?

– Расчеты были сделаны в 2005 году, если я не ошибаюсь, сразу после аварии. Сегодня уже 2008 год. Нужно их корректировать. При этом очевидно, что число желающих получить подключение огромно, но многих из них сдерживает высокая плата за присоединение к сетям. В 2005 году, когда Академия наук и то же Агентство по прогнозированию рассчитывали прогноз энергопотребления, они считали, что подключение будет бесплатным. А сейчас стоимость подключения по официально утвержденным тарифам доходит до 100 тыс. руб. за кВт. Поэтому, несомненно, надо постоянно делать некие срезы.

– Когда вы покупали «Мосэнерго», вы изучали те старые прогнозы потребления?
– Да.

– Вы с ними согласились?

– В принципе да, согласились. Но мы от них и не отказываемся сегодня.

– И инвестпланы вы строите, основываясь на тех цифрах?

– Несомненно.

– И если цифры будут корректироваться, то вы будете корректировать инвестпрограмму?

– Решение совета директоров «Мосэнерго» по третьему этапу инвестпрограммы будет приниматься уже в этом году. А итога работы по прогнозам еще не будет, с моей точки зрения, это год-полтора работы. Поэтому, несомненно, мы будем исходить из старых цифр. При этом необходимо учитывать планы по развитию сетей, а также инвестиционные проект ы МОЭК по развитию генерации.



«Битва» за Москву?

– МОЭК, получается, ваш конкурент. И прежде всего по теплу, так как в Москве значительный профицит мощностей и соответственно идет борьба за потребителя.

– Я не согласен. У нас есть конфликты по нескольким проблемным точкам в Москве. Несколько новых объектов, которые должна построить МОЭК, попадают в зону теплоснабжения наших электростанций. Вот я пример могу привести: на севере Москвы мы строим на ТЭЦ-27 два блока тепловой мощностью по 350 Гкал и на ТЭЦ-21 – порядка 280‑300 Гкал. Внутри их зоны теплоснабжения есть планы по расширению РТС «Бабушкино». Вопрос: зачем? Зачем строить новые генерирующие объекты, если мы настроили тысячу гигакалорий тепла в этом районе? Я понять не могу с точки зрения здравой логики. Правительство Москвы, подписав соглашение с РАО «ЕЭС России», согласилось, что «Мосэнерго» должно свои блоки строить, что именно на этих ТЭЦ и что они должны быть теплофикационными. И зачем теперь планировать что‑то строить на РТС «Бабушкино»? В подобных проектах нет ни технической, ни экономической логики.

Сегодня теплоэнергетический баланс формирует город. Но я для себя четко понимаю: через год-два, максимум через три будет принят закон о теплоснабжении и появится конкуренция при поставках тепла. А как только появится конкуренция, то извините, но у МОЭК нет шансов. У нас большие станции, энергоблоки, высокий КПД. Объем затрат на строительство в расчете на 1 кВт установленной мощности у нас всегда будет меньше. То есть мы МОЭК на инвестиционной составляющей обыграем, у нас удельные затраты и по теплу, и по электроэнергии будут ниже за счет более высокой единичной мощности энергоблоков, а соответственно и тариф у нас будет ниже. Как только рынок придет, все котельные и небольшие электростанции будут вынуждены работать в пиковом режиме в лучшем случае. При этом я считаю, что выбранный курс по надстройке котельных и РТС газотурбинными установками правильный, но только в случае, если нет конкурирующих электростанций со стороны «Мосэнерго». В целях повышения эффективности использования топлива, а как следствие, оптимизации тарифных решений это надо делать обязательно.

– То есть вам с МОЭК нужно будет делить территорию существования?

– Я даже не вижу смысла делить. Как делить? Если будет конкуренция, то мы заберем весь рынок, куда может быть поставлено тепло «Мосэнерго». А тот рынок, куда мы не сможем протолкнуть по каким‑то физическим причинам свое тепло, несомненно, будет закрыт энергообъектами МОЭК или частных инвесторов, ведь рынок электроэнергии и тепла Московского региона является крайне привлекательным. Поэтому я считаю, что вместо того, чтобы воевать друг с другом, нам нужно просто сесть и договориться о скоординированной совместной работе. Московская теплосетевая компания отошла от «Мосэнерго», получается разорванный теплосбыт и генерация, потому что теплосбыт принадлежит «Мосэнерго». Мы отказываться от теплосбыта не собираемся, потому что считаем это абсолютно нормальным. Мы юридически доказали, что в соответствии с Гражданским кодексом это абсолютно законно.



Что будет в сфере тепла?

– Поэтому, надо полагать, вы предложили мосправительству создать единую теплосетевую компанию. Какие механизмы создания компании возможны? Получен ли ответ на ваше предложение?

– Мы готовы внести в совместную компанию теплосетевые активы «Мосэнерго» – примерно 522 километра тепловых сетей – и вместе с Газпромбанком, а также ЗАО «Лидер» сформировать блокирующий пакет акций в теплосетевой компании. Мы уверены, что создание единой теплосетевой компании пойдет на пользу потребителям Московского региона.

– Пока рынка тепла нет, существует возможность установления подконтрольной мосправительству региональной энергетической комиссией более привлекательных тарифов для своих компаний?

– Несомненно.

– Вы не опасаетесь, что новые потребители уйдут к МОЭК и «Мосэнерго» потеряет долю рынка?

– «Мосэнерго» сейчас свой рынок если и теряет, то совсем немного – примерно минус 1 процент в год. А рост рынка составляет около 3‑4 процентов в год, и это в пользу МОЭК. То есть МОЭК в основном осуществляет работу с новыми потребителями, а не за счет того, что где‑то они у нас забирают бизнес. «Мосэнерго» последние лет пять балансирует примерно на одном уровне. Прирост МОЭК – это котельные, РТС. В принципе же магистральный транспорт в Москве сейчас позволяет достаточно спокойно и эффективно передавать большие объемы тепла по городу. Поэтому если кто‑то начнет дискриминационные действия, всегда можно обратиться в ФСТ или ФАС.

– Но если правительство затормозит либерализацию? Тогда доля рынка МОЭК будет расти.

– Пустить на рынок частные компании, в том числе иностранные, сказать им, что все будет либерализовано для промышленности в 2011 году, а для населения – к 2014 году, а потом сказать, чтобы подождали? Мне кажется, это маловероятно. Это же серьезные инвестиции, компании сумасшедшие деньги вкладывают. Fortum по цене 700 долл. за кВт купил ТГК-10, правительство Москвы купило блокпакет «Мосэнерго» еще дороже!



Многострадальный проект

– Прежний менеджмент «Мос-энерго» приступил к разработке проекта строительства Петровской ГРЭС мощностью 4000 МВт. Однако сейчас работа забуксовала. Непонятно, какие блоки строить – газовые, угольные или и те и другие.

– Процесс строительства любой станции начинается с выбора площадки и разработки ТЭО. Площадка была выбрана, если я не ошибаюсь, еще в советские времена, однако есть ряд пока не доработанных вопросов. Для примера: для работы такой мощной электростанции нужен значительный объем воды. А ее там нет – до реки Клязьмы где‑то 30‑40 км, то есть нужен водовод. Если взять всю воду Клязьмы и построить ГРЭС мощностью 4000 МВт, то всего дебита реки не хватит. Значит, нужно делать пруд-охладитель. Представляете, каких он должен быть размеров? А это процесс значительных объемов затопления. Кроме того, на месте предполагаемого строительства болотисто‑торфяная местность. Это значит, что придется делать значительное свайное поле. И не только под электростанцию, но еще и под склад угля – основной на 1 млн тонн и вспомогательный еще на 200 тыс. тонн. Кроме того, там необходимо расширять железную дорогу – в день 10‑15 составов угля нужно привозить. Из Красноярска или Кузбасса через всю страну. Понятно, что расшивать придется безумное количество узких мест.

– А если газовые блоки строить?

– Ну посчитайте, сколько нужно газа. Нам необходимо будет развернуть все поставки газа в город Москву и поставлять его на эту электростанцию!!!

– А дополнительные объемы возможны?

– Мощность 4000 МВт – это почти половина «Мосэнерго». На электростанцию потребуются колоссальные объемы газа, и я не понимаю, как это можно сделать технологически. Комбинированный вариант, углегазовый, наверно, наиболее правильный. Но и он все равно потребует каких‑то огромных капитальных затрат. При этом опять же никаких документов от Системного оператора, никаких документов от РЖД, никаких документов от ФСК мы не получили.

– Но глава РЖД Владимир Якунин как‑то говорил, что он готов поддержать проект.

– Официальных технических условий от РЖД совету директоров «Мосэнерго» представлено не было. В общем, мы считаем проект непроработанным. То, что сделала компания «Ватерфлайн» по заказу «Мосэнерго», дало только самое общее понимание проекта. Наверное, целесообразно сделать более углубленную работу, на базе которой можно было бы рассматривать вопросы по реализации проекта.

– Вы будете это делать?

– Это вопрос совета директоров «Мосэнерго». Нам не должны в отчете рассказывать о том, как хорошо построить электростанцию без дымовой трубы, а пропускать дым через градирню. При этом мы не знаем, к чему это приведет, так как в угле есть сера. Должна быть четкая работа, которая дает ответы на вопросы о том, что с сетями, что с транспортом, что с водой, что с грунтами, как делать схему выдачи мощности и так далее. Пока же экономический расчет показал неэффективность этого проекта. По всем вариантам – и по газовому, и по угольному, и по комбинированному газоугольному.



Актуальные проблемы и далеко идущие планы

– В 2005 году после аварии звучали предложения объединить управление тогда вертикально интегрированными «Ленэнерго» и «Мосэнерго», так как это стратегические компании для страны. Вы не планируете объединить нынешнее «Мосэнерго» с ТГК-1?

– Я тоже слышал подобные идеи. Горячие головы много чего говорили. Я думаю, это практически нереально. Если мы их объединим, то мы фактически уничтожим некую системность и управляемость компаниями.

– Почему?

– Потому что у «Мосэнерго» и ТГК-1 теплофикационные станции, их режимы работы зависят в первую очередь от тепловой нагрузки. А тепловой нагрузкой управляем не мы (а региональные власти. – Ред.). Поэтому в каждом регионе – Москве и Питере – должны быть генеральные директора, и они должны заниматься своим делом. Просто упразднить сегодня «Мосэнерго» как управляющую компанию электростанциями, входящими в «Мосэнерго», также упразднить ТГК-1 как управляющую электростанциями на Северо-Западе страны и, так сказать, слить их в едином порыве, с моей точки зрения, достаточно рискованно. Я бы не стал брать на себя ответственность предлагать такие решения. С точки зрения системы принятия решений, несомненно, единый центр должен быть. Но это должно быть влияние на уровне совета директоров, то есть на корпоративном уровне. А на оперативном уровне это должен отрабатывать менеджмент той или иной компании. В ОГК некоторые функции, несомненно, можно объединить, например инвестиционную деятельность, продажу электроэнергии. Ведь какая разница, с шести конденсационных станций электроэнергию продавать или с одиннадцати? Инвестиционную деятельность тоже более или менее понятно как объединить.

– «Газпром» уже закончил приобретения в электроэнергетике или будут еще какие‑то?

– Мы заинтересованы в ТГК-7, и этот интерес подтверждаем. Могут быть какие‑то решения относительно того, чтобы участвовать в энергетике разных регионов, которые постоянно обсуждаются, но я не хочу их касаться.

– Всегда считалось, что «Мосэнерго» купит «Мосэнергосбыт».

– В приобретении «Мосэнергосбыта» очень много рисков, кроме того, выполненная оценка очевидно завышена. Но есть ряд интересных и положительных сторон у покупки данного актива.

– «Газпром», как считалось, хотел купить Северо-Западную ТЭЦ, но теперь вышел из игры и продал оставшийся небольшой пакет акций. Почему?

– Мы никогда не имели интереса к Северо-Западной ТЭЦ. У нас и так со стороны ФАС есть серьезные проблемы по Северо-Западному региону.

– Но в принципе «Газпрому» же должны быть интересны приграничные электростанции – Калининградская, Северо-Западная, потому что они экспортируют электричество и конкурируют на зарубежных рынках с газом «Газпрома».

– Не вижу абсолютно никакой конкуренции, это не те объемы. Если бы в том же Калининграде построили электростанцию мощностью 8000 МВт и провели подводный кабель в Германию, то, наверно, это было бы серьезно. А 450 МВт – это не конкуренция.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 09 (101) май 2008 года:

  • Беспрецедентная система Киришской ГРЭС

    Киришская ГРЭС полностью перешла на противоточную систему очистки воды для собственного технологического цикла и нужд компании «КИНЕФ». Станция стала производить глубоко-обессоленную воду, используя три новые линии водоподготовительной установки. Главной особенностью новых линий является противоточная технология, которая позволяет существенно сократить расход реагентов и повысить качество производимой воды. Из старого оборудования в ра...

  • Трассировка и идентификация скрытых кабельных линий и трубопроводов

    Кабельное хозяйство, независимо от его назначения, требует постоянного внимания в течение всего срока службы — периодического ремонта, модернизации, увеличения емкости и т. п. И почти всегда при проведении подобных работ обнаруживается либо полное отсутствие технической документации, либо ее неполное соответствие. Для того чтобы однозначно установить, в каком направлении идет нужный вам кабель или кабельный канал, часто приходится трати...

  • Электротехническое приборостроение

    В любой, даже самой маленькой, квартире можно найти множество разнообразных электротехнических приборов, активно применяемых в быту. Сегодня без всего этого нашу жизнь представить уже невозможно. Тем более без электротехнического оборудования нельзя представить современное производство – как энергетические, так и другие промышленные объекты, различные производственные процессы. Электротехника сегодня – неотъемлемая часть ...

  • Украина: Открыто первое ядерное хранилище

    Украинские власти заявили о необходимости активного использования зоны отчуждения вокруг Чернобыльской АЭС. Об этом, в частности, с трибуны Верховной Рады сообщил академик Евгений Саботович: «В зоне 800 квадратных километров выведено из хозяйственного пользования на двести тысяч лет. Эту территорию надо использовать теми же ядерными производствами». В конце апреля на Чернобыльской АЭС при участии президента Виктора Ющенко состоялась це...

  • «Новгородэнерго» расширяет сеть обслуживания клиентов

    В каждом районном подразделении филиала ОАО «МРСК Северо-Запада» «Новгородэнерго» с 1 июня текущего года откроются участки по работе с клиентами, которые будут работать в рамках центров обслуживания клиентов распредсетевой компании. Напомним, что в 2007 году при управлениях Ильменских (Новгород Великий), Боровичских, Валдайских и Старорусских электрических сетей открылись центры обслуживания клиентов, которые начали обслуживать клиен...