16+
Регистрация
РУС ENG

"Мы ведем переговоры с заказчиками об эскалации цен"

"Силовые машины" пытаются снова стать прибыльными

Сегодня ОАО "Силовые машины" опубликует финансовую отчетность по МСФО за 2005 год. По данным Ъ, выручка компании в прошлом году выросла на 0,8%, до $667,2 млн. При этом по итогам 2005 года "Силовые машины" получили чистый убыток более чем $40 млн, тогда как в 2004 году прибыль составила $10,2 млн. О причинах падения прибыли компании корреспонденту Ъ ДМИТРИЮ Ъ-БЕЛИКОВУ рассказал глава совета директоров "Силовых машин", заместитель гендиректора холдинга "Интеррос" СЕРГЕЙ БАТЕХИН.

– Чем объясняется убыток "Силовых машин"?

– Хотел бы отметить, что по российским стандартам отчетности компания за 2005 год получила прибыль примерно в $7 млн. Причина же убытка по МСФО в том, что "Силовые машины" отразили потенциальные убытки по будущим периодам в размере около $30 млн. В их основу легли решения, принятые руководством компании в 2002-2003 годах. Участвуя тогда в зарубежных тендерах, прежде всего во Вьетнаме и Индии, "Силовые машины" впервые выступили головным исполнителем контрактов, поставщиком машинного зала "под ключ". Доля собственной продукции компании в них составляет 30-40%, остальное – оборудование сторонних поставщиков. Кроме того, в ходе исполнения контрактов, в частности, "Уонт Би" во Вьетнаме и "Сипата" в Индии, "Силовые машины" проводили существенные доработки своих турбин, что привело к росту стоимости их производства.

– Вы хотите сказать, что контракты, полученные во Вьетнаме и Индии, убыточны?

– Они стали таковыми в силу названных причин. Нам было важно закрепиться на этих рынках, а выход на новый рынок всегда стоит денег. Но при выполнении последующих заказов у нас уже не будет необходимости дорабатывать оборудование. Кроме того, последующие контракты будут заключаться по более эффективным ценам. Мы уже ведем переговоры с заказчиками об эскалации цен и даже о частичной компенсации затрат, полученных при выполнении действующих заказов.

– То есть на тендере вы предложили одну цену, а теперь пытаетесь предложить другую?
– Подобная практика существует. Когда формируется техническое задание на контракт, в нем не все позиции расписываются до деталей и есть некоторые люфты в цене и по техническим характеристикам на закупаемое оборудование, что тоже в конечном счете влияет на цену. По индийскому контракту мы ведем переговоры по уточнению ряда технических параметров контракта. По вьетнамскому – у нас уже есть предварительные договоренности об эскалации цены. Важнее то, что компания получила выход на новые рынки и продукт, соответствующий мировым требованиям. Мы можем предлагать его и мировому рынку, и российскому, в частности РАО "ЕЭС России".

– Недавно глава Минэкономразвития Герман Греф в очередной раз заявил о необходимости создания вокруг "Силовых машин" центра российского энергомашиностроения. Ведется ли работа по созданию на базе компании национальной энергомашиностроительной корпорации (НЭМК)?
– Создание НЭМК и развитие энергомашиностроения – задачи государства, а не частного бизнеса. Насколько мы понимаем, государство пока окончательно не решило, как развивать эту отрасль. Есть позиция Минатома, выразившаяся в утвержденной недавно концепции развития атомной энергетики вообще и атомного машиностроения в частности. Есть работа, проводимая в РАО ЕЭС,– она завершится в ноябре. Пока сложно сказать, войдут ли "Силовые машины" в состав более крупной корпорации, или останутся самостоятельными. В любом случае, у компании должна быть своя стратегия, сейчас она формируется.

– В стратегии "Силовых машин", которую готовит РАО ЕЭС, оговорено, какой будет компания через несколько лет?

– Вариант развития энергомашиностроения, который разрабатывает РАО, в основном касается выпуска оборудования для "классической" электроэнергетики, оставляя за кадром атомную. В частности, в РАО есть программа, в которой сказано, сколько электростанций будет построено и модернизировано в ближайшие пять-десять лет и каков будет спрос на энергооборудование. Основные вопросы машиностроителей: как этот спрос будет формироваться и по каким правилам будут размещаться заказы. Сейчас РАО (как один из наших акционеров) может гарантировать нам определенный объем заказов со стороны своих предприятий. Что будет после реформы РАО, до конца не ясно. У ОГК и ТГК (генерирующие компании, которые выделяются из РАО.– Ъ) помимо РАО появятся сторонние акционеры, возможно иностранные. Они наверняка будут голосовать за покупку оборудования на открытых тендерах. Таким образом, "Силовым машинам" придется конкурировать с General Electric, Alstom или тем же Siemens. Это будет непросто. В то же время нам нужны инвестиции в техперевооружение, расширение мощностей и НИОКР. Акционеры "Силовых машин" готовы вкладывать в компанию, но прежде хотели бы понять, как будет распределяться огромный заказ на оборудование от энергетиков. Конечно, исходя из суммы требуемых инвестиций мы хотели бы иметь гарантированный заказ. Размещение заказов в первую очередь на российских предприятиях – это и есть господдержка энергомашиностроения. Со своей стороны "Силовые машины" будут гарантировать высокое качество и соответствующий мировому технический уровень производимой продукции.

– Если "Силовые машины" не получат господдержки, "Интеррос" продаст свою долю в компании?

– Нет, мы останемся в ее капитале в ближайшие несколько лет. Совместно с РАО и Siemens мы формируем план модернизации производства "Силовых машин" и НИОКР стоимостью до $300 млн. Программа рассчитана на пять лет, мы твердо намерены ее запустить. Что будет дальше – посмотрим.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку