16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/401/4270433.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 21 (401) ноябрь 2020 года

Энергетический переход: обойдемся без иллюзий?

Евгений Грабчак

По оценкам футурологов, тренд на переход от углеводородного топлива к нулевым выбросам и декарбонизации только усилится. Это значит, что в перспективе энергобаланс может стать кардинально другим, а именно – более «зеленым». Готовы ли отраслевые компании к энергетическому переходу?

Умеренный консерватизм

Евгений Грабчак, зам министра энергетики РФ:
 
«На энергобаланс и предпочтения потребителей и производителей любого вида энергии влияет множество факторов».

«Вряд ли в России серьезно поменяется энергобаланс. Да, вероятно, в горизонте 10 лет из него постепенно будет уходить уголь, но, учитывая государственные и социальные интересы, от угля мы просто так не откажемся. При этом стараемся замещать угольные станции и данный вид топлива более экологически чистым ресурсом — природным газом. Рассчитываем, что его доля в следующие 50 лет вырастет,» — говорит Евгений Грабчак

Задумывается профильное ведомство и о развитии крупной гидрогенерации. Подобные проекты комфортны, их можно условно отнести к тематике ВИЭ, но проблема в том, что они имеют долгий период окупаемости и большой CAPEX. Будет уделяться внимание и атомной отрасли. Здесь Минэнерго планирует наращивать производство, что позволит сохранить имеющиеся технологии.

«Что касается ВИЭ, мы, как и другие страны, смотрим на развитие соответствующих технологий, но больших иллюзий по поводу них не питаем, — признал Евгений Грабчак. — Технологический задел у нас сформирован и существующие программы поддержки со стороны государства позволяют его не растерять, но, по прогнозам, вклад ВИЭ в энергобаланс России будет небольшим».

Еще одно значимое направление — малая генерация. Ведомство планирует сфокусировать внимание на использовании в удаленных районах в рамках проектов малой генерации малотоннажного СПГ.

«Мы остаемся достаточно умеренными консерваторами и понимаем, что технологический уклад, который сложился с точки зрения использования видов топлива, существенных изменений в горизонте 50 лет не претерпит, по крайней мере так, чтобы один вид топлива полностью заменил другой» — уточнил Евгений Грабчак.

Комментируя прогнозы футурологов, он подчеркнул, что такова их задача — предсказывать нечто неординарное.

«Футурологи, в частности, говорят о термоядерном синтезе, исследования по которому ведутся порядка 50 лет, но не говорят о возможностях передачи энергии без проводов с помощью лазерного импульса. А ведь это тоже интересная тема, ведутся соответствующие разработки.

Для того чтобы поменять технологический уклад, переориентировать потребителей на новый тип потребления, нужны громадные инвестиции. Не думаю, что государство способно совершить их в одиночку. Скорее всего, через 50 лет мы будем жить в тех же условиях, что и сейчас.

Созревание технологий — процесс не быстрый. На то, чтобы новая технология «вызрела» и ворвалась в нашу жизнь, требуется 50-70, а то и 100 лет, — комментирует замминистра. — Все остальное — вопрос геополитики. Взять, к примеру, тот же углеродный налог и попытку заставить все страны перейти на ВИЭ, что сейчас пытается сделать Евросоюз. Чтобы решить экологические проблемы, необязательно экстренно переходить на зеленую или водородную генерацию. Мы вполне можем использовать имеющиеся технологии, позволяющие улавливать и захоранивать СО2.

Думаю, в долгосрочной перспективе влияние геополитики на энергобаланс и на выбор источников усилится, и тот, чья геополитика окажется сильнее, и определит дальнейший расклад в энергетике и распределении по источникам генерации».


Главное — задать правила игры



Константин Михайлик




Константин Михайлик, зам генерального директора по цифровой трансформации ПАО «Россети»:

«Компании, которые раньше не работали на рынке ИТ как игроки, сейчас вынуждены выходить на него с предложением цифровых платформ».

«Для нас цифровая платформа — не просто некая совокупность цифровых решений, которые можно предлагать или, наоборот, потреблять. Это совокупность наших решений и внешних вендоров. Они позволяют развивать новые сервисы и являются некой матрицей для того, чтобы в едином информационном пространстве наши контрагенты или партнеры могли создавать собственные сервисы по средствам этих равнодоступных формализованных инструментов, — комментирует эксперт. — То есть мы задаем правила игры, прописываем, как взаимодействуют модули, а дальше любой участник рынка приходит к нам и работает вместе с нами. Одним из интересных нам контуров цифровой трансформации являются цифровые системы управления».

Спикер привел в качестве примера электрозарядную инфраструктуру:

«Формируется единое платформенное решение для электротранспорта, интересное не только нам, как компании, продающей услугу зарядки, но и тем, кто устанавливает зарядные станции. Они могут сразу встроиться в эту платформу, не затрачивая деньги на построение системы верхнего уровня. Решение интересно и потребителям — как частным лицам, так и каршерингам, крупным автосалонам. Здесь каждый может занять свою нишу.

По факту, создавая новые сервисы, мы увеличиваем свою нетарифную выручку и повышаем эффективность использования существующей инфраструктуры, а также вносим вклад в развитие зеленой энергетики и электротранспорта, — подчеркнул Константин Михайлик. — Полагаю, тренд по созданию цифровых платформ усилится. И задача крупных компаний, в том числе нашей, не упустить его. Россети живут за счет тарифной выручки и вынуждены выстраивать все свои мероприятия так, чтобы не спускать получаемые средства впустую, поэтому все наши инновационные направления стараемся основывать на нетарифных источниках выручки. Мы ориентированы на то, чтобы любая инвестиция в каком-то определенном горизонте приносила окупаемость проекта».


Никаких противоречий


Дмитрий Писаренко. фото Открытые инновации




Дмитрий Писаренко, вице-президент по исследованиям и инновациям Total:

Никаких противоречий между текущей инновационной деятельностью, направленной на усиление конкурентных преимуществ компании, и формированием ее облика будущего нет.

Основным элементом в этой конструкции является взаимодействие крупной компании со стартапами.

«Как бы образцово ни был отстроен внутренний корпоративный механизм инноваций, исследований, RnD в компании, он по определению не сможет быть настолько же гибким и отзывчивым к изменениям внешне-экономической инновационной среды и ко всему тому, что происходит вокруг нас с большой скоростью, — комментирует эксперт. — Врожденное свойство стартапов — находить ниши для инноваций и новых идей, которые только что появились и еще никем не заняты.

Поэтому я бы предложил рассматривать стартапы как некий внешний периметр на границе инноваций и любой более крупной инновационной организации и, тем более, крупной энергокомпании. Это наши глаза, уши, подпитка не только идеями, но и людьми».

Спикер заметил: сейчас европейские энергокомпании пересматривают приоритеты и перестраивают технологические направления. Речь идет о кардинальной перекройке матрицы компетенций человеческого капитала с большой интенсивностью в очень сжатое время.

«С такой скоростью, с какой сегодня изменяются потребности в компетенциях, в экспертизе внутри компании, думаю, это не происходило никогда, — рассуждает Дмитрий Писаренко. — Для нас стартапы — не только возможность присмотреться к новым идеям, направлениям и технологиям и что-то приобрести для себя, это механизмы ускоренной перестройки наших внутренних кадров и компетенций. Мы делаем это и для более отдаленного будущего, и для того, чтобы усилить свое конкурентное преимущество сегодня. Это, на мой взгляд, единственный правильный способ идти в ногу со временем».

К слову, в рамках программы GreenTech Startup Booster, проводимой Фондом «Сколково» в партнерстве с лидерами промышленности при поддержке Минприроды, Минстроя и Мин-энерго России, у бизнеса есть возможность познакомиться с актуальными решениями и новыми технологиями, связанными с охраной окружающей среды, ВИЭ и смежными тематиками. К настоящему моменту в акселератор поступило свыше 850 заявок.

«Нам особо интересны четыре направления, — продолжает представитель Total. — Прежде всего, решения, связанные с хранением энергии, — это ключевой технологический сектор, позволяющий реализовать одно из направлений энергоперехода, а также связанные со снижением углеродного следа всех видов нашей деятельности, начиная от добычи, транспортировки, переработки и конечного использования энергии.

Европейские компании, наши собратья по отрасли, практически перестали позиционировать себя как нефтегазовые компании. Они позиционируют себя как энергокомпании, которые смотрят на энергию в широком смысле слова. И принимают обязательства как в рамках различных программ Евросоюза, так и самостоятельно по снижению углеродного следа от своей деятельности. Поэтому и нас очень интересуют технологии, связанные с улавливанием и захоронением углерода, хотя пока их не так много.

Третье направление на стыке цифровых технологий и касается того, как «цифра» может помочь в решении задачи повышения энергоэффективности и снижения углеродного следа от нашей основной деятельности. Отдельно стоит выделить водородную энергетику».



Возобновляемая энергетика, Генерация, Гидроэнергетика , Цифровая трансформация, Электротранспорт, Инновации, Водородная энергетика,

Энергетический переход: обойдемся без иллюзий?Код PHP" data-description="По оценкам футурологов, тренд на переход от углеводородного топлива к нулевым выбросам и декарбонизации только усилится. Это значит, что в перспективе энергобаланс может стать кардинально другим, а именно – более «зеленым». Готовы ли отраслевые компании к энергетическому переходу?" data-url="https://www.eprussia.ru/epr/401/4270433.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/7cc/7cc003656bf0ef8312fbca7c7bac16e8.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.