Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/307-308/2380470.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 23-24 (307-308) декабрь 2016 года

Энергия «Торнадо»

Олег Сердюков

Новосибирская компания «Модульные Системы Торнадо» – ведущий российский разработчик и производитель средств автоматизации программно-технических комплексов управления и контроля для энергетики, промышленности, транспорта и других отраслей. Генеральный директор Олег Сердюков говорит: «Полагаясь на опыт, компетенции и авторские разработки, мы находим решения специфических задач и создаем уникальные системы для каждого объекта».

Инновационные разработки «Торнадо» успешно конкурируют с импортными решениями и создают предпосылки создания единого стандарта промышленной автоматизации на основе индустриального интернета в России. В марте 2017 года компании «Модульные Системы Торнадо» исполняется 25 лет. История успеха, начавшаяся в 90-е, – в интервью с Олегом Сердюковым.


Простые решения

– Чего вы достигли за 25 лет?

– У нас живой, работающий, сплоченный коллектив. А также продукт мирового уровня, которым можно гордиться: программно-технический комплекс «Торнадо-N». Универсальное решение для теплоэнергетики и не только.

– Этот продукт вы создавали 25 лет?

– Да. В несколько этапов создавали несколько версий. Современная версия – самая продвинутая и перспективная, даже можно сказать, необычная. И, наверное, с этой версией мы будем долго работать, поскольку в ней огромный потенциал. Можно совершенствовать и развивать его, не меняя ничего в подходах и концепции.

– Что в ПТК «Торнадо-N» необычного?

– Мы построили быстродействующую надежную устойчивую систему на базе индустриального интернета. В любой классической системе управления есть контроллер. В нашей системе управления контроллеров нет, мы их упразднили как класс. Система обеспечивает прямое взаимодействие устройств сопряжения с объектом через единую дублированную сеть Ethernet с элементами обработки информации (процессорными устройствами). Контроллеры становятся виртуальными, то есть представляют собой программы, исполняемые в процессорных устройствах. Они выполняют функцию управления, получая от устройств сопряжения с объектом данные, используя стандартные интернет-протоколы. Таким образом, на одном процессоре несколько виртуальных контроллеров обрабатывают любую необходимую им информацию от разных устройств. И наоборот: одно устройство может одновременно опрашиваться несколькими процессорами, если это надо.

– Какие преимущества у системы?

– Отказоустойчивость и надежность – то, что требуется в большой энергетике, на критически важных объектах КВО. Решения, заложенные в ПТК «Торнадо-N», позволяют разработчикам создавать разнообразные системы управления, наделенные свойствами, важными для программно-технических комплексов ответственных технологических объектов. Архитектура системы не ограничивает количество используемых устройств: они могут резервироваться, дублироваться и так далее, их может быть столько, сколько требуется для обеспечения заданного уровня отказоустойчивости. ПТК «Торнадо-N» устойчив к любому единичному отказу; предусматривает «горячую» замену оборудования, безударный перезапуск и модификацию прикладного программного обеспечения; способен обрабатывать тысячи каналов в темпе протекания технологического процесса.



Инновации и/или консерватизм?

– Вы создавали ПТК «Торнадо» с нуля? Или похожие разработки есть, а вы их усовершенствовали?

– Идея использования интернет-технологий в промышленности уже давно «висит в воздухе». Ethernet создает базис для перехода на совершенно новый уровень проектирования – от традиционной контроллерной архитектуры к одноранговой мультипроцессорной среде управления, но почему-то никто не создал для большой энергетики систему, подобную «Торнадо-N». ПТК всех наших конкурентов, включая мировые компании, основаны на подходах и концепциях 80-х годов прошлого века. Все они применяют контроллеры и в этом отношении похожи. А ПТК «Торнадо-N» основан на современных коммуникационных технологиях, точнее сказать, пронизан ими на всех уровнях.

– Почему только вы?

– Оборудование с поддержкой интернет-протоколов выпускают многие с того момента, когда примерно в 2005-2006 годах появился IP на «кремнии». Стало возможным сделать недорогое устройство с простейшим микроконтроллером внутри, но осуществляющее коммуникации по Ethernet с поддержкой всего стека интернет-протоколов. Сделать ПТК на основе такого подхода нам показалось интересным и перспективным. Мы доказали, что это возможно, и такое решение ни в чем не уступит другим. Наверное, крупные компании останавливает естественный консерватизм. «Siemens» уже охватил полмира, производит контроллеры для своей аппаратуры. Системы работают, все хорошо. Зачем что-то принципиально иное разрабатывать?

– Так, может, и не надо?

– Ну, когда-то «Apple» из сарая перевернул весь мир. Эта идея инновационная. Мы знаем то, что делают другие, сами через это прошли, мы знаем преимущества архитектуры, основанной на индустриальном интернете (назовем это так). Мы знаем и то, и другое – и потому можем сравнивать. Так вот, мы никогда уже не будем строить свои системы на тех старых подходах, потому что в этом нет перспектив. Я считаю, пройдет время, и все системы управления будут такими, как наша. Какими же им еще быть? Конкуренты лет 40 назад все свое придумали, ничего там перспективного уже нет. И у всех свои протоколы, друг с другом несовместимые. А у нас все стандартное, все понятное, и в основе решения из IT-сферы, а она очень быстро развивается.

– То есть у ПТК «Торнадо» недостатков нет?

– Здоровый консерватизм никому не мешал. Очень важно, чтобы за пару десятков лет, пока функционирует ПТК, на объекте не приходилось бы проводить каких-то масштабных модернизаций. Оборудование нижнего уровня рассчитано на 15-20 лет службы. Но если на верхнем уровне стоят обычные компьютеры, то сколько они проработают? Лет 5-7. Значит, потребуются минимум две глобальные модернизации за время жизни системы. А на новом компьютере старая операционная система Windows не встанет. Мониторы изменились – разрешение стало другим. В итоге не обойтись без переделки значительной части системы. «Siemens» еще и тем берет, что может предложить компьютеры, на которых старый софт работает без обновления.

– Что же делать?
– Создавать комплекс полностью, снизу доверху, чтобы оборудование, основанное на наших разработках, эксплуатировалось лет 15-20 без модернизации, вне зависимости от новаций IT-рынка. К этому мы сейчас движемся.



«Торнадо» на рынке энергетики

– У вас свое производство?

– Производство систем: их сборка, программирование, комплексное тестирование – у нас. А производство разработанных нами электронных модулей отдаем на аутсорсинг. Собственное производство устройств электроники оправдано примерно с 2 млн изделий в год. Минимальная сборочная линия не бывает меньшей производительности. У нас в Новосибирске есть несколько предприятий, которые обладают нужным оборудованием, компетенциями и могут собрать изделие любой сложности. Платы в России, к сожалению, почти не делают. Платы заказываем в Тайване, а сборка новосибирская.

– Комплектующие тоже не отечественные?

– Других нет. Уже нет. Или еще нет. Поживем – увидим.

– Вы сказали, что ПТК «Торнадо-N» -- продукт мирового уровня. Чем подтвердите?

– Подтверждение – десятки успешно внедренных систем на самых ответственных объектах – электростанциях, работающих безотказно многие годы. Документальное подтверждение вещь формальная, требующая времени и некоторых средств. При участии в конкурсах, конечно, нужны документальные подтверждения. У нас есть все разрешительные документы, сертификаты соответствия для нашего внутреннего рынка. На мировых рынках действуют американские либо немецкие стандарты, получение которых сопряжено с организационными трудностями. В Сербии наше оборудование работает на нескольких серьезных крупных объектах – РиТЭС «Углевик» 330 МВт и ГЭС «Бочац» 110 МВт. Нам повезло: сербы принимали российские стандарты наряду с зарубежными. Получение других международных разрешительных документов на применение нашего оборудования – вопрос только времени и денег. И осознания: а нужно ли это? На рынки стран, где отношение к России хорошее (типа Сербии), мы и так попадаем. На рынки стран бывшего СНГ – тоже. И на рынки Ирана, Ирака, Пакистана, Индии. А на рынок Евросоюза или США нас никогда не пустят, и дело здесь не в технике. Мы знаем, как программно-технические комплексы для объектов энергетики сделаны у конкурентов. И понимаем свои плюсы и минусы.

– Как вашу продукцию принимает российский рынок?

– У нас реноме хорошее, в теплоэнергетике нас знают. Но это строго вертикальный рынок. Советская энергетика была устроена «по-рабоче-крестьянски», по-простому и, мне кажется, правильно. Огромная страна делилась на энергорайоны, в каждом – энергосистемы со своим директором. Ты заключал договор и работал с теми, кто производил энергию. При РАО ЕС России этот принцип сохранялся до 2007 года. По-прежнему решения принимались, хоть и по согласованию, но на местах. А после реформирования все решения стали приниматься в Москве. Директор в регионе сейчас ничего не решает, не может сам выбирать подрядчика. Все решают чиновники, находящиеся за тысячи километров от вверенных им объектов, зачастую далекие от производства или, как говорят энергетики, «от трубы». Нам, региональной компании, работать стало сложнее, но мы не теряем веру в себя, работаем, видим для себя перспективы.



Будущее за едиными стандартами

– И какие у компании «Торнадо» перспективы?

– Мы как работали, так и работаем. Участвуем в конкурсах, ведем новые разработки. Заказы есть. Тяжело работать без авансов при фактически отсутствующих для промышленности предложениях со стороны банковского сектора, а сейчас это случается все чаще. Есть заказчики, которые вообще авансов не платят. Чтобы работать на нашем рынке, надо иметь кредитную линию. Но длинных денег в России нет. Риски большие.

– Но есть же у компании стратегическая линия? Или «Торнадо» завоевывает рынок «точечной застройкой»?

– Эта «точечная застройка» пока нас кормит. Это рынок, заказчики, заказы. Для того, чтобы облегчить себе жизнь, мы идею своей работы облекли в законченную форму, назвали «Национальной платформой промышленной автоматизации» (НППА) и предложили рассмотреть ее Правительству области. Год назад наша идея в числе прочих попала в «Программу реиндустриализации Новосибирской области», которая была одобрена на федеральном уровне.

Мы предложили создать консорциум более 10 высокотехнологичных компаний России для разработки (и последующего продвижения) «Национального стандарта промышленной автоматизации» на основе концепции индустриального интернета. Потребуется, конечно, проведение НИОКР, разработка и лоббирование законопроектов в поддержку нового стандарта, совместное внедрение продукта на объектах всех отраслей промышленности: энергетики транспорта, машиностроения, коммуникаций и прочего. Созданный продукт будет полностью российским. Если мы получим государственное финансирование, то в течение трех лет выведем продукт на внутренний рынок и дадим заказчикам возможность не зависеть от иностранных поставщиков. Существующий сегодня ПТК «Торнадо-N» соответствует НППА.

– Когда я вас спросила о достижениях, вы сказали не о программно-техническом комплексе, а о коллективе. Почему?

– Нет коллектива – ничего нет. Деятельность наша наукоемкая. В ней все определяет команда. Сегодня это 70 человек: высококвалифицированные разработчики, проектировщики, программисты, конструкторы, технологи, монтажники.

– А начинали вы?..

– С конца 80-х годов прошлого столетия, когда еще работали в новосибирском Институте автоматики и электрометрии СО АН СССР в лаборатории Юрия Николаевича Золотухина. В лаборатории велось много интересных передовых работ: разработка стандарта VME, современных на тот момент цифровых средств коммуникации, основанных на коммутации пакетов, и так далее. В начале 90-х стали появляться кооперативы. У нас возник контакт с немецкой компанией «PEP Modular Computers», производителями средств автоматизации. В 1992 году создали компанию ТОО «Торнадо Модульные Системы». А через год состав акционеров поменялся, мы выделились в отдельную тематическую группу в институте, вели разработки, не имея на это фактически никаких средств.

– Как выжили?

– Не знаю, для меня самого загадка. Оглядываясь назад, просто невозможно поверить, что мы прошли через это все. Наверное, не задумывались, просто работали вместе, своим сплоченным коллективом, верили в себя и честно выполняли обязательства, не подводили заказчиков.

Наука и бизнес

– Идея, что именно станете разрабатывать, сразу появилась?

Идеи были разные и формировались по ходу нашей жизни, которая, в основном, непрерывна: будущее определяется прошлым и настоящим. Мы всегда занимались автоматизацией. А жизнь сформировала и конкретизировала наши продукты и род деятельности – сложные программно-технические комплексы для энергетики.

– Какие вехи заметны на пути, если оглянуться?

– Важный этап – получение контракта по автоматизации шестого энергоблока Новосибирской ТЭЦ-5 в 1996 году. Это событие дало нам шанс попасть в элитный клуб разработчиков и поставщиков ПТК для энергоблоков электростанций. Наши шансы на успех в значительной степени определились тем, что в Новосибирске был один из самых сильных в стране (и не только) центров компетенций в области энергетики – «Сибтехэнерго», Новосибирский ТЭП. И квалифицированный заказчик, который хотел сделать этот энергоблок с современной системой управления. Все факторы сложились вместе и привели к длительному плодотворному сотрудничеству с сильными технологами и проектировщиками. Коллектив специалистов в области автоматики, объединенный Юрием Владимировичем Елисеевым, с нашей помощью воплотил огромный опыт проектирования и наладки фактически всех типов ПТК (Siemens, Emerson, ABB и других), взяв из них все самое лучшее.

Мы к тому времени достаточно хорошо понимали, что такое системы управления, но опыта автоматизации в крупной энергетике не было. Работали тогда, как и вся страна, через взаимозачеты. Чтоб не умереть, заключали незначительные контракты, с АвтоВАЗом, например. Выжили. И даже подросли. Через пару лет коллектив уже составлял 15 человек. Мы пришли к выводу, что для большой энергетики нужны специфические технические решения. И совместно с партнерами из Германии и Чехии разработали концепцию программно-технического комплекса – первую нашу систему на уровне того, что делали гиганты, например, Siemens, АВВ. Изготовили оборудование на наших модулях MIF, это уже была система ПТК «Торнадо-М». Более 100 таких систем установили – в Сибирском регионе, Сербии, Европейской части России, Казахстане. Так у нас появилась линейка продукции.

А работы на шестом энергоблоке Новосибирской ТЭЦ-5 длились до 2004 года, потому что для большого строительства по-прежнему не хватало денег. Но для нас это было скорее удачей. С 1997 года мы начали работать на промышленных котельных. Первой из них была котельная Новосибирского жирового комбината, тогда ПТК был еще на базе немецкого оборудования. Мы успели разработать, проверить и обкатать продукцию. В 2000 году мы автоматизировали наш первый крупный энергетический котел на Читинской ТЭЦ-1. В итоге к пуску блока у нас за плечами было несколько крупных котлов и турбин, поэтому энергоблок, сложнейший объект, запустили с первого толчка. С 2004 года был неплохой рост.

С 2010 года начали внедрение новой версии ПТК «Торнадо-N» на базе индустриального интернета. На этом ПТК реализовано уже много систем от «маленьких», с несколькими сотнями каналов, до крупных энергоблоков.

– Есть ли у «Торнадо» новые направления в бизнесе?

– Мы начали развивать сеть розничных продаж. С прошлого года выпускаем промышленные компьютеры собственной разработки iPC GRIDEX. Это встраиваемые компьютеры на основе вычислительной платформы стандарта Qseven с возможностью конфигурирования всех составляющих элементов: процессора, памяти и периферии. iPC GRIDEX поддерживает операционные системы Windows, QNX, Linux, имеет до пяти независимых портов Ethernet. Элементная база материнской платы iPC GRIDEX обеспечивает работу компьютера в течение 15 лет. В 2016 году в розничной продаже появились также ioGridex – модули распределенного ввода-вывода с дублированным Ethernet. Они могут использоваться как в составе полномасштабных АСУ, так и в качестве локального прибора для измерения или управления. Направление розницы для нас новое, работы по его освоению предстоит много, но мы готовы побороться и за этот рынок.

– Укрупнение бизнеса входит в планы?

– Мы бы этого хотели. В нашем секторе рынка мы занимаем 4-5 процентов. Уверенность дают 15 процентов рынка. Мы надеемся на лучшее и верим в себя.



image002.png


Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 23-24 (307-308) декабрь 2016 года:

  • Группа СВЭЛ подводит итоги 2016 года
    Группа СВЭЛ подводит итоги 2016 года

    Подводя итоги 2016‑го, коллектив Группы СВЭЛ – одной из крупнейших электротехнических компаний России – вспоминает самые яркие события уходящего года. Первой в России группа промышленных компаний СВЭЛ разработала и запустила в производство сухие токоограничивающие реакторы на класс напряжения 330 кВ. Такие токоограничивающие реакторы будут использоваться для предупреждения увеличения токов короткого за...

  • Оборудование мирового класса, произведенное в России
    Оборудование мирового класса,  произведенное в России

    Международный машиностроительный концерн ГЕА давно зарекомендовал себя на российском рынке. ...

  • «НГ-Энерго»: в меняющемся мире надо делать новые ставки
    «НГ-Энерго»:  в меняющемся мире  надо делать новые ставки

    Нынешний год для многих компаний стал если не переломным, то показательным: экономические сложности в мире и стране заставили кого‑то изменить подходы к бизнесу, не сокращая основных планов, корректировать что‑то индивидуально. ...

  • Трест СЗЭМ переключается на промышленные объекты
    Трест СЗЭМ переключается  на промышленные объекты

    Эпоха больших энергети­ческих строек для российской генерации близится к концу, ключевое значение приобретает умение задействовать накопленные в былые годы навыки и «переключаться» на альтернативные проекты....

  • Энергия «Торнадо»
    Энергия «Торнадо»

    Новосибирская компания «Модульные Системы Торнадо» – ведущий российский разработчик и производитель средств автоматизации программно-технических комплексов управления и контроля для энергетики, промышленности, транспорта и других отраслей. Генеральный директор Олег Сердюков говорит: «Полагаясь на опыт, компетенции и авторские разработки, мы находим решения специфических задач и создаем уникальные системы для каждого объекта». ...