16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/teploenergetika/36/8945342.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 03 (36) июнь 2018 года

На пороге новой энергетики

Главное Елена ВОСКАНЯН
На пороге новой энергетики

В XX веке энергетика развивалась по принципу укрупнения и централизации. Большие электростанции строились, как правило, вдали от потребления, ближе к источникам топлива – угольным и газовым месторождениям.

Для передачи электроэнергии от удаленных электростанций к потребителям возводились мощные магистральные сети, и для контроля над этим процессом требовалось централизованное диспетчерское управление. Такая энергосистема создавалась исходя из непредсказуемости поведения потребителей, невозможности масштабного хранения электроэнергии и управления ее потоками. Поэтому в энергосистеме были созданы колоссальные резервы мощности под максимальные нагрузки, которые на деле очень редко используются.



В центре процессов будут потребители

Очевидно, что такая энергетика дорого обходится потребителям. Но стремительное развитие цифровых и энергетических технологий, которое наблюдается в последние годы, кардинально меняет ситуацию к лучшему. На этом акцентировал внимание управляющий партнер First Imagine! Ventures, председатель Наблюдательного совета Ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Александр Старченко, выступая на семинаре «Энергетика, экономика, общество» в Финансовом университете при Правительстве РФ.

– В результате централизации в какой‑то момент энергетика стала восприниматься не как инфраструктура, обеспечивающая экономику, а как самодостаточная отрасль, которая производит некую отдельную стоимость. Например, со временем произошла подмена понятий, и обеспечение «надежности» стало возводиться в абсолютный принцип работы энергосистемы. Следовательно, энергетики стали обеспечивать надежность любой ценой, – комментирует спикер. – Это касается содержания большого количества энергомощностей для удовлетворения редких непродолжительных пиковых нагрузок и резервирования. В результате в современной российской энергетике, которая еще далека от применения современных принципов и новых технологий, избыток мощности составляет около 40 % от пика – практически половина генерации построена только для частичного использования или вовсе простаивает.

И вот теперь в энергетику приходят современные технологии, которые создают новые эффекты и бизнес-модели, а в итоге – принципиально новое качество энергосистемы. Технологические принципы прежней энергетики в настоящее время все чаще оказываются устаревшими. Например, раньше хранение электроэнергии было доступно или в очень большом масштабе (ГАЭС), или в очень маленьком (свинцово-кислотные аккумуляторы). А теперь появились коммерчески привлекательные технологии хранения энергии разных типов и масштабов, они отменяют необходимость одновременно производить и потреблять равное количество электроэнергии.

Развитие технологий хранения энергии и интернета вещей позволяют создать управляемое потребление: появляются дешевые средства коммуникации и датчики, «большие данные» о потреблении повышают точность планирования, а хранение электроэнергии на стороне потребителя позволяет смещать нагрузку во времени, не влияя на потребителя. Более того, новые технологии адресации в интернете дают возможность обращаться к конкретным устройствам, с каждым годом количество таких устройств растет экспоненциально. Таким образом, принцип «старой» энергетики о случайности и непредсказуемости потребления тоже становится мифом.

Еще один принцип, ставший мифом, – генерация больше не является инструментом балансирования системы. Эксперт пояснил: хотя крупная традиционная генерация остается контролируемой и управляемой, ветряные и солнечные электростанции вырабатывают электроэнергию тогда, когда дует ветер или светит солнце. Параллельно развивается распределенная энергетика, которая работает, в первую очередь, на обеспечение потребностей владельца.

И наконец сегодня стало возможным управление потоками энергии и мощности, благодаря использованию умных технологий в сочетании с полной наблюдаемостью сети и хранением энергии.
Перспективу для развития новой энергетики открывают интернет вещей, распределенная генерация, хранение энергии и управление спросом. Все они, отмечает Александр Старченко, помогают формировать открытую экосистему для новых игроков. С их помощью вместо традиционной вертикальной иерархической структуры энергосистемы создается интернет энергии – сфера многостороннего взаимодействия всех участников, позволяющая обеспечить энергоснабжение потребителей более надежным и эффективным способом.

– Если энергетики и регуляторы будут руководствоваться не сиюминутными интересами, а устойчивой перспективой для энергетики и общества в целом, с помощью новых технологий нам достаточно быстро удастся построить более сложную, но вместе с тем более надежную и эффективную энергетику. Централизованная энергетика при этом останется, но ее роль изменится. В центре процессов в новой энергетике будут потребители, которые будут производить и обмениваться энергией, управлять своим потреблением, на этой основе будут развиваться прямые транзакции; вырастет доля распределенной генерации; на порядки увеличится количество управляемых энергетических ресурсов, причем диспетчерские функции будут осуществляться на основе технологий искусственного интеллекта. Возможно, буквально несколько лет назад такой сценарий выглядел далеким и даже маловероятным, но теперь, с доказавшими свою состоятельность и широко распространяющимися технологиями новой энергетики, это только вопрос времени, – резюмировал спикер.



Минэнерго – за продуманные инновации

Выступавший в качестве научного оппонента директор Департамента развития электроэнергетики Министерства энергетики России Павел Сниккарс предложил рассмотреть основные экономические показатели энергетики и место России в мире. В частности, акцентировал внимание на том, что в нашей стране самые низкие цены на электроэнергию: для промышленных потребителей 45 долларов за МВт-ч (для сравнения: в США – 68 долларов за МВТ-ч, в Германии 144 доллара за МВт-ч) и для домохозяйств (по паритету покупательской способности) – 126 долларов за МВт-ч (в США –146 долларов за МВт-ч, в Германии – 380 долларов за МВт-ч). Хотя промышленные тарифы позволяют производителям конкурировать, при этом удерживаются приемлемые тарифы для населения, Россия проигрывает из‑за высокой электроемкости и несет большие затраты внутри экономики. По мнению спикера, сложившаяся ситуация является следствием прежней политики, когда стоимость электроэнергии для промышленности была на уровне одной копейки, а для населения – две копейки. Поскольку энергоресурс стоил недорого, вопрос его рачительного использования отошел на второй план.

С другой стороны, наблюдается перекос в распределении нагрузки за комбинированную выработку электрической и тепловой энергии, в результате бремя падает диспропорционально на тепло. В то же время, и это не секрет, в России самый изношенный парк генерирующего оборудования – по данным «Совета производителей энергии», его средний возраст – 34 года (в США – 30 лет, в Германии – 23 года, в Китае – 11 лет).

Что касается инвестиций в энергетику, то для России, где не растет потребление, общий объем инвестиций и их экономическая эффективность – вопрос весьма чувствительный. Павел Сниккарс заметил, что к 2030 г. по одноставочной стоимости новых вводов в странах ожидаются разные результаты. У нас, вероятно, сохранится кратный разрыв между возобновляемыми источниками энергии и традиционными технологиями.

– Мы провели расчеты и пришли к выводу: с учетом текущей стоимости первичного ресурса – газа было бы правильно делать на него ставку и в дальнейшем. Тем более по уровню инсоляции, это объективные данные, Россия в два раза отстает от США. Да, у нас есть территории, где имеются благоприятные условия для развития возобновляемой энергетики, но парадокс в том, что в этих регионах мало потребителей, там экономически нецелесообразно переходить на технологии ВИЭ, – говорит представитель Минэнерго. – Кроме того, по моему личному убеждению, планом ГОЭЛРО задан правильный вектор развития энергетики, и его стоило бы придерживать в дальнейшем, сохраняя централизованную энергосистему. Инновации, конечно, важны для развития промышленности, но это не значит, что нужно стремительно перестраивать систему электроснабжения. Мы, бесспорно, поддерживаем научно-технический прогресс и не призываем отказываться от новых технологий, наоборот – стимулируем заниматься энергосбережением, участвовать в снижении энергоемкости. Однако считаем, что любое инновационное решение должно реализовываться продуманно, с учетом экономической и технической целесообразности.

Кроме того, Павел Сниккарс коснулся актуального вопроса хранения электроэнергии, заметив, что исторически в хранение инвестировали «сверху» системные операторы, крупные субъекты изолированных энергосистем, потребители высокой надежности. Снижение стоимости хранения открывает новые возможности для использования на других уровнях энергосистемы и возникновения новых видов системных услуг «снизу» (управление спросом без снижения потребления, распределенное хранение и «виртуальная» генерация, диспетчеризация малых энергосистем). При этом потребность в хранении электроэнергии наиболее высока в изолированных энергосистемах с высокой ценой топлива.
К тому же даже в сценариях развития энергетики, когда доля солнечной и ветряной энергетики в стране должна достичь 30 % к 2050 году, шведские энергетики прогнозируют отсутствие спроса на хранение. А вот на Крите с его изолированной энергосистемой примерно 60 % выработки электроэнергии осуществляется за счет ВЭС, из которых около 9 % вынужденной. Там же высокие цены на ископаемые виды топлива. Таким образом, наблюдается положительная экономика хранения уже при текущих ценах хранения с возможностью перевода дорогой генерации ТЭС в резерв.

Подводя итоги семинара, завкафедрой возобновляемых источников энергии РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, д.э.н. Василий Зубакин отметил, что обсуждаемая тематика неисчерпаема. К тому же, независимо от нашего желания, появляются новые технологии, которые трансформируют многие отрасли, в том числе и энергетику. Безусловно, их не стоит игнорировать, но все‑таки прежде чем внедрять очередное ноу-хау, нужно взвесить все «за» и «против» и просчитать возможный эффект, а также последствия для энергосистемы.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 03 (36) июнь 2018 года:

  • Забайкалье: пора готовиться к дефициту мощности
    Забайкалье: пора готовиться к дефициту мощности

    Четвертый энергоблок Харанорской ГРЭС, новые линии электропередачи и масштабное обновление читинской генерации понадобятся региону к 2023 г.

  • Тепло недр ждет инвестора
    Тепло недр  ждет инвестора

    Российский Дальний Восток – сокровищница природных ресурсов, ставшая заложницей дорогостоящего привозного топлива, что сказывается и на стоимости вырабатываемой энергии, и на инвестиционной привлекательности регионов.

  • У цехов появятся цифровые двойники
    У цехов появятся цифровые двойники

    Рыбинское ПАО «ОДК-Сатурн» (входит в Объединенную двигателестроительную корпорацию ГК «Ростех») проводит работу в рамках цифровизации производственной цепочки по изготовлению газотурбинных двигателей и их компонентов.

  • Тепловые насосы – реальная альтернатива газоснабжению
    Тепловые насосы – реальная альтернатива газоснабжению

    26% россиян живут в частных домах. И так как Россия по большей своей части страна северная, всем им приходится задумываться о том, как отапливать свои дома.

  • На пороге новой энергетики
    На пороге новой энергетики

    В XX веке энергетика развивалась по принципу укрупнения и централизации. Большие электростанции строились, как правило, вдали от потребления, ближе к источникам топлива – угольным и газовым месторождениям.

    << | < 1
  • 1
  • 2
  • >>