16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/teploenergetika/34/7144443.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01 (34) январь 2018 года

Российские разработчики программного обеспечения для ТЭК ждут помощи от государства

Российские разработчики программного обеспечения для ТЭК ждут помощи от государства

Импортозамещение, о котором так много говорят российские чиновники, должно касаться не только оборудования, но и программного обеспечения и автоматизированных систем управления технологическим процессом (АСУ ТП). Увы, но успехи российских производителей в этой сфере достаточно скромны. В чем же дело и как исправить ситуацию?

Как заявляют сами отечественные разработчики программного обеспечения для ТЭКа, на пути наших ИT-компаний стоят несколько мощных барьеров.



Согласья нет…

Во-первых, разработчики обвиняют компании фактически в саботаже импортозамещения в этой сфере. Якобы, даже зная об отечественных аналогах зарубежного ПО, компании предпочитают выбирать последнее. Во-вторых, российские разработчики ПО жалуются на отсутствие средств. Действительно, российские компании не могут на равных конкурировать с международными гигантами в силу несопоставимых финансовых возможностей. Помочь в этом могло бы государство, однако здесь имеется еще один барьер. Дело в том, что государственная стратегия в данной сфере остается достаточно невнятной. В качестве примера можно вспомнить, что программным обеспечением занимается одно министерство, а аппаратным – другое.

Кроме того, по словам председателя Союза разработчиков ПО для ТЭКа (СРПО ТЭК) Бориса Хараса, нормативные документы, на основании которых осуществляется управление, не отражают современных реалий. Российский классификатор видов продукции, например, не отражает существенной части продуктов и услуг, являющихся ключевыми для цифровой экономики, в частности АСУТП. Конечно, отмечают разработчики ПО, положительные сдвиги с господдержкой есть, и власти РФ предпринимают важные шаги в этом направлении. Принят целый ряд постановлений и распоряжений правительства. В частности, государственным компаниям предписывается отдавать приоритет при закупках российским производителям. Более того, наши предприятия получили 15‑процентный ценовой гандикап. То есть даже если иностранная продукция на 15 % дешевле, все равно надо покупать отечественную.

Другим важным шагом стало создание Министерством связи и массовых коммуникаций реестра импортозамещающего программного обеспечения. Напомним, что в нем должны отражаться сведения о российских программных продуктах. Правила ведения реестра утверждены постановлением правительства РФ № 1236 от 16 ноября 2015 г. Этот реестр помогает заказчикам ориентироваться в наличии российских аналогов зарубежного программного обеспечения (ПО), дает инструмент органам власти для реализации стратегии уменьшения зависимости, в том числе российского топливно-энергетического комплекса, от зарубежных товаров и услуг. Из других положительных примеров можно вспомнить принятый закон о критической информационной инфраструктуре, обладает серьезным потенциалом поддержки российских производителей.



Неработающие законы и другие проблемы

С другой стороны, все эти механизмы на практике работают плохо. Тот же закон о критической информации не начал по‑настоящему работать из‑за отсутствия подзаконных нормативных актов. Кроме того, компании ТЭКа по‑прежнему игнорируют отечественных разработчиков ПО. Основная причина заключается в том, что средний менеджмент компаний не заинтересован покупать российское. И даже если высшее руководство компаний понимает и разделяет государственную стратегию в области импортозамещения, то средний менеджмент об этом не думает и идет к иностранным разработчикам.
Например, по данным СРПО ТЭК, в прошлом году практически 100 % тендеров на закупку ПО нефтегазовыми компаниями были ориентированы на приобретение его у единственного поставщика. Причем, как правило, не российского. При этом тендерная документация, по словам российских разработчиков ПО, специально подстраивается под конкретную зарубежную корпорацию. Более того, компании стараются под надуманными предлогами не проводить конкурсы, чтобы не попасть под действие Федерального закона № 223. Тем самым они могут приобретать любое иностранное оборудование, не нарушая действующего законодательства. И Федеральная антимонопольная служба в этом случае бессильна.

Даже с тем же реестром имеются определенные проблемы. Напомним, что компании, желающие в него попасть, подают заявку в Минкомсвязи. При министерстве действует экспертный совет, который проверяет предоставленные документы и дает свое заключение. После того как российские компании осознали необходимость попадания в этот список, он начал стремительно расти и сейчас включает в себя тысячи продуктов. Однако, как говорят эксперты, в реестре отсутствует удобная система навигации. Поэтому найти там нужное ПО нелегко. Этим пользуются российские заказчики, заявляя, что обращались к реестру и ничего там не нашли, поэтому якобы они и вынуждены покупать ПО за границей.

Наконец, зачастую российским разработчикам ПО просто тяжело конкурировать с иностранцами в вопросах имиджа и маркетинга. Иностранные компании за свой счет приглашают десятки российских менеджеров на семинары – на Кипр, в Италию, в Испанию. Разумеется, это определенный стимул для менеджмента, чтобы сделать выбор именно в пользу импортного ПО. К сожалению, у российских производителей таких возможностей обычно нет.

Причем в тех случаях, когда российским компаниям все же удается получить подряды, они нередко сталкиваются с проблемой неплатежей. Иностранным копаниям платят минута в минуту, ведь в противном случае придется раскошелиться на огромные штрафы. А вот отечественным разработчикам платежи задерживают, что усложняет их и без того сложное положение.



Есть ли свет в конце тоннеля

Как говорят российские разработчики ПО, чтобы сдвинуть импортозамещение с мертвой точки, надо назначить конкретные объекты, на которых оно должно происходить. И тщательно их контролировать. А иначе получится, как в Омске, где реализуется национальный проект в области импортозамещения – создание катализаторной фабрики. Технологический процесс там используется российский. Но автоматизация управления этим предприятием планируется на зарубежном программном обеспечении. Разве можно таким образом достичь национальной технологической независимости? То есть надо от абстрактных цифровых индикаторов импортозамещения переходить к выделению конкретных объектов, на которых должны по максимуму внедряться российские программные продукты и системы автоматики. И строго спрашивать с компаний за выполнение этой задачи.

Кроме того, по мнению Бориса Хараса, существует законодательно закрепленное понятие опасных и критически важных объектов. «На мой взгляд, использование на них зарубежного ПО должно быть запрещено (конечно, при наличии российских аналогов). Еще один пример – антивирусы. Во время недавней глобальной хакерской атаки пострадали очень многие предприятия, в том числе из‑за отсутствия нормальных систем защиты. На критически важных объектах антивирус должен быть только российским», – говорит он.

Проблема заключается еще и в том, что российский рынок – ограниченный. Практически все крупные корпорации действуют в глобальном масштабе. Они получают огромные деньги за техническую поддержку своих продуктов и могут за счет этих средств разрабатывать новое ПО. В России же объем спроса не столь велик, чтобы здесь могли появиться собственные крупные игроки. Поэтому надо сразу думать о том, как выходить с нашим ПО на международную арену, хотя бы в страны БРИКС.

Конечно, нужны шаги и со стороны государства. И разработчики российского ПО для ТЭКа ждут активных и эффективных действий со стороны государственных органов. Ведь импортозамещение – это государственная стратегия. Необходимо усовершенствовать навигацию того же реестра. Вместе с тем, ссылки на недостатки реестра – всего лишь отговорки. Если компания присутствует в определенном сегменте рынка, она прекрасно знает своих потенциальных поставщиков.

Кроме того, нельзя требовать от российских компаний, чтобы они здесь и сейчас во всем были лучше иностранных. Этого не может быть даже теоретически. Потому что финансовые возможности российских разработчиков нельзя сопоставить с масштабами инвестиций глобальных китов. Здесь не применим тезис об импортоопережении. Но если российские компании ТЭКа начнут покупать отечественное ПО и платить за это реальные деньги, то ситуация постепенно, может, и будет меняться к лучшему.

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.