16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/teploenergetika/28/7804710.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01 (28) февраль 2017 года

Реформа теплоснабжения: вопросов больше, чем ответов

Генерация/сети Николай ХРЕНКОВ, независимый эксперт в области энергетики
Реформа теплоснабжения: вопросов больше, чем ответов

Реформа рынка теплоснабжения, запущенная российским правительством три года назад, уже приняла форму законопроекта «О внесении изменений в Федеральный закон «О теплоснабжении»…», прошедшего первое чтение в Государственной Думе.

Несмотря на это, вопросов по‑прежнему больше, чем ответов. Напомним суть реформы. Согласно законопроекту, единая теплоснабжающая организация (ЕТО), определяемая в каждом поселении или районе, где есть централизованное теплоснабжение, в каждой так называемой ценовой зоне, станет единым центром ответственности в системе теплоснабжения. Именно она будет отвечать за его надежность и качество в соответствии с федеральными требованиями, контролировать состояние сетей, формировать планы развития и инвестиционные программы.

Второй важный аспект: вместо государственного регулирования тарифов в сфере теплоснабжения стоимость тепла должна будет определяться исходя из цены так называемой альтернативной котельной, то есть из расчетного альтернативного источника теплоснабжения, а не от затрат и нормы прибыли.

Оценивая новый подход правительства к теплоснабжению, интересно провести параллели с реформой электроэнергетики, осуществленной Анатолием Чубайсом. В обоих случаях целями реформы декларировалась либерализация рынка и привлечение инвестиций. При этом в «чубайсовской» реформе оказалась «забыта» такая важная сфера, как теплоснабжение. Следствием стала сложившаяся ситуация, когда тепловая электроэнергетика находится в заведомо невыигрышном и неконкурентном положении в сравнении с гидро- и атомной энергетикой. Мало того что ТЭС проигрывают на оптовом рынке «ценовую войну» ГЭС и АЭС, так они еще и «отягощены» теплоснабжением по регулируемым государством тарифам, зачастую установленным ниже экономически обоснованного уровня. Но и по таким низким тарифам тепловая энергетика зачастую не может в полном объеме получить причитающиеся ей средства за услуги теплоснабжения. Долги потребителей растут как снежный ком.

Словом, перекос между гидро- и атомной генерацией, с одной стороны, и тепловой генерацией – с другой, был и остается слишком очевидным. Собственно, в первую очередь на устранение этого перекоса и направлена реформа теплоснабжения. Первым ее важным шагом стало принятие в 2010 году закона «О теплоснабжении», в котором четко прописан приоритет когенерации (то есть ТЭЦ) перед котельными. Правда, с его реализацией периодически возникали проблемы. Так, несколько лет шло противостояние московской мэрии с «Мос­энерго», деятельность которой на территории первопрестольной московские власти пытались ограничить в пользу источников тепла компании МОЭК, находящейся под контролем городских властей. Ситуация разрешилась только тогда, когда «Мосэнерго» выкупило МОЭК у правительства Москвы. Схожие конфликты возникали и в ряде других муниципальных образований, где местные власти нередко лоббировали интересы «своей» котельной против «чужой» им ТЭЦ.

Новые поправки в закон о теплоснабжении, предполагающие укрупнение зон теплоснабжения в рамках одного муниципального образования, тем самым фактически предлагают закрепить монопольное положение ТЭЦ в зоне своей деятельности. Во-первых, ТЭЦ, в первую очередь, соответствуют критериям для наделения статусом единой теплоснабжающей организации. Во-вторых, котельные в большинстве случаев проигрывают ТЭЦ по себестоимости выработки тепла. В-третьих, поправки передают от органов местного самоуправления в ЕТО полномочия по принятию решения о выводе объекта теплоснабжения из эксплуатации. Что, собственно, окончательно убивает конкуренцию между ТЭЦ и котельными в рамках одного муниципалитета.

С одной стороны, это хорошо и для потребителя, и для тепловой генерации, и того, что реформа проводится в интересах ТЭЦ, ее идеологи, собственно, не скрывают. Но тут опять возникает аллюзия к реформе электроэнергетики «по Чубайсу». Если там «забыли» про теплоэнергетику, то здесь оказалась «забыта» малая теплоэнергетика. Нелишним будем напомнить, что почти две трети общероссийского объема тепловой генерации вырабатывается на котельных, а не на ТЭЦ. На Западе доля когенерации значительно выше. Читатель вправе воскликнуть: «Пусть в тех городах, где есть ТЭЦ, они и правят бал». И с этим трудно не согласиться, но вот вопрос – что делать инвесторам, которые в данных муниципальных образованиях понесли затраты, построили котельные, где‑то переложили теплосети, а теперь эти компании из малой генерации оказываются заложниками у ЕТО, представленной ТЭЦ. Это не значит, что ТЭЦ напрямую отберут потребителей у котельных – в крупных городах есть районы, где подача тепла с ТЭЦ невозможна или затруднена. Просто ТЭЦ, которым в большинстве случаев гарантирован статус ЕТО, будут определять правила игры, в том числе и цену на ресурс.

Цены и отношения участников системы теплоснабжения будут строиться на свободной договорной основе с ЕТО. Для нового инвестора эти правила станут сигналом, насколько ему выгодно заходить в тот или иной город, а вот для уже действующего возникают серьезные риски неокупаемости его проектов, в которые он вложил средства. Во избежание такого развития событий необходимо, чтобы отношения между ЕТО и прочими субъектами систем теплоснабжения в части договорной цены регулировались на уровне законодательства. И чтобы законодательно была закреплена возможность возврата инвестиций, вложенных в систему теплоснабжения.

Вопрос об инвестициях – отдельная тема. Либерализация цены на тепло посредством метода альткотельной совсем не гарантирует автоматического притока инвестиций. Здесь можно снова сослаться на опыт реформы электроэнергетики. Поначалу ее идеологи надеялись, что приватизация объектов генерации уже сама по себе сулит инвестиции в соответствии с либеральной концепцией о заведомой эффективности частного перед государственным. Но позднее под давлением энергетиков был выработан специальный механизм – ДПМ (договор предоставления мощности), который, при всех своих недостатках, позволил развернуть масштабную программу строительства новых объектов генерации. Оплачивали это удовольствие потребители – без восторга, конечно, но с пониманием, что новые объекты генерации необходимы.

В предлагаемых поправках в закон о теплоснабжении ничего аналогичного ДПМ не просматривается. Условием для инвестирования предлагается либеральный тариф, но насколько он будет инвестиционно привлекателен – большой вопрос. В пункте А тариф будет привлекателен, а в пункте Б – нет, но при этом инфраструктура теплоснабжения в пункте Б вполне может находиться в еще более плачевном состоянии, чем в пункте А. Причем если для строительства объектов генерации худо-бедно стимулы можно найти (если благодаря использованию более эффективных технологий и перехода на более дешевый вид топлива удастся снизить себестоимость вырабатываемого тепла, то при условии долгосрочного тарифа такие вложения окупятся), то для реконструкции сетей стимулов у игроков на рынке теплоснабжения особо не наблюдается. Это при том, что состояние сетей – проблема еще более острая и актуальная, чем состояние источников тепла, масштабы обновления которых значительно выше, чем сетей. Ежегодно необходимо менять 4 % тепловых сетей, в реальности же обновляется только 2,7 %.

Поправки в закон «О теплоснабжении» особо не касаются данной проблемы, поскольку ничего не говорят про ценообразование на передачу тепла по тепловым сетям, но при этом всю полноту ответственности за сети возлагают на ЕТО, которые получат тариф по методу альтернативной котельной. Однако данный метод рассчитывается исходя из стоимости строительства нового источника тепла, без учета строительства и / или реконструкции тепловых сетей в данной ценовой зоне. Откуда ЕТО возьмут деньги на реконструкцию, остается невыясненным.

При этом уже сейчас, в принципе, существует механизм привлечения инвестиций в теплоэнергетику, и конкретно в сети. Это концессионные соглашения, которые гарантируют инвестору возврат инвестиций в течение примерно 7‑20 лет, а муниципалитеты получают новую инфраструктуру. Последние несколько лет концессионное законодательство совершенствуется, причем в пользу концессионеров. Первые проекты модернизации систем теплоснабжения и сетей на условиях концессии уже реализуются в российских регионах. Если в закон о концессии будут внесены дополнительные правки, позволяющие в концессионную плату включать долговые обязательства государственных и / или муниципальных предприятий, имущество которых передается в рамках концессионного соглашения, то это придаст дополнительный стимул приходу инвесторов в теплоэнергетику.

То есть и в действующем законодательстве, в принципе, уже имеются механизмы, позволяющие привлекать инвестиции в модернизацию объектов теплоэнергетики. Только дело в том, что за концессию у нас отвечает Минстрой, а за реформу теплоэнергетики – Минэнерго, и пока не особо заметно, что эти ведомства координируют свою работу в решении вопросов совершенствования теплоснабжения. А такая координация представляется весьма необходимой, поскольку в настоящее время существует в общем‑то ненормальная конкуренция между котельными и ТЭЦ. Достаточно показательна цифра: с 2012 по 2014 г. прирост мощности ТЭЦ составил 1,9 тыс. Гкал, а прирост мощности котельных за тот же период – 11 тыс. Гкал.

Реформа по Минэнерго предполагает, по сути, выдавливание малой теплоэнергетики в пользу большой. А задача состоит в том, чтобы найти баланс между ними, в том числе и в плане взаимовыгодного сотрудничества, когда котельные используются совместно с ТЭЦ в пиковых режимах. Примеры такого позитивного взаимодействия, к сожалению, достаточно редки.

Резюмируя, можно сказать, что реформа теплоснабжения – вещь, безусловно, необходимая, но ей не хватает широты видения и учета многих нюансов. Она должна включать в себя поправки не только в закон о теплоснабжении, но и в другие нормативные документы, позволяющие в комплексе создавать условия для развития российской теплоэнергетики. Кроме того, любая теория подтверждается практикой, и, опять вспоминая реформу электроэнергетики, отметим, что она стартовала с места в карьер в общефедеральном масштабе, что вызвало необходимость серьезных и порой болезненных корректировок. Чтобы опять не наступать на те же грабли, наиболее целесообразной представляется обсуждаемая идея после существенной доработки всех предложений запустить несколько пилотных проектов в регионах, власти которых проявят к ним интерес. А по результатам и с учетом данного эксперимента уже окончательно довести «до ума» реформу теплоснабжения.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 01 (28) февраль 2017 года:

  • Создателей ледникового периода призовут к ответу
    Создателей ледникового периода призовут к ответу

    Высокий износ основных фондов, позволяющий с высокой степенью вероятности прогнозировать новые коммунальные ЧП, и поиск ответственных за уже свершившиеся аварии, которым предстоит устранять последствия коммунальных бедствий за свой счет.

  • Минобороны поставили на счетчик
    Минобороны поставили на счетчик

    АО «Главное управление жилищно-коммунального хозяйства», обеспечивающее водой и теплом объекты Мин­обороны, погасило значительную часть задолженности перед энергокомпаниями Забайкалья и Дальнего Востока.

  • Асинхронные генераторы для локомобильных ТЭЦ
    Асинхронные генераторы для локомобильных ТЭЦ

    В статье «Грядет возрождение локомобильных ТЭЦ» («ТЭ», № 06 за 2016 год) автор рассказал о ТЭЦ электрической мощностью до 100 кВт, т. е. микромощного класса, в виде единого агрегата с паровой поршневой машиной и котлом.

  • Пять сторон одного Востока
    Пять сторон одного Востока

    Основу генерации Дальнего Востока составляет теплоэнергетика – на нее приходится более 60 процентов установленной мощности. Остальное принадлежит гидроэнергетике, немного геотермальной и совсем мало – атомной.

  • Реформа теплоснабжения: вопросов больше, чем ответов
    Реформа теплоснабжения: вопросов больше, чем ответов

    Реформа рынка теплоснабжения, запущенная российским правительством три года назад, уже приняла форму законопроекта «О внесении изменений в Федеральный закон «О теплоснабжении»…», прошедшего первое чтение в Государственной Думе.

    << | < 1
  • 1
  • 2
  • >>