16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/teploenergetika/19/1617225.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 04 (19) август 2015 года

Согреть «умирающие» города

Главное Нонна ЦАЙ
Согреть «умирающие» города

Моногорода – крохотные «государства в государстве», доставшиеся нам в наследство от советской индустриальной эпохи, с переходом на рыночный формат резко сдали свои позиции. Некогда мощные системы теплоснабжения градообразующих предприятий приняли на себя главный удар.

Среди многочисленных экономических парадигм распространен взгляд на современную Россию как на страну моногородов. Тот, кто хоть раз повидал карту дислокации этих территорий особого типа, чье социально-экономическое развитие определяется предприятиями градообразующего комплекса, охотно с этим согласится. Но для начала несколько слов о предмете разговора: градообразующий комплекс обычно представляет собой одно или несколько предприятий одной либо смежных отраслей, связанных единой технологической цепочкой, которые в сумме производят не менее 50 процентов валового продукта города. Как правило, статус моногорода присваивался муниципальным образованиям (МО), если на доминирующем предприятии занято не менее четверти экономически активного населения МО. Такие критерии были выдвинуты в 2009 году решением Межведомственной комиссии Министерства финансов и Министерства экономического развития РФ. Год от года Минэкономразвития (МЭР) ужесточает эти критерии, а количество моногородов, претендующих на господдержку со стороны федерального центра, постепенно сокращается. Упорные слухи о том, что кластер «умирающих» городов будет урезан МЭРом в разы, уже блуждают в коридорах кремлевской власти. К слову, еще десять лет назад на необъятных российских просторах насчитывалось более 500 моногородов (46 процентов всех городов России).

«В прошлом году были утверждены однозначные критерии отнесения муниципальных образований к монопрофильным (постановление правительства Российской Федерации от 29 июля 2014 года № 709), а также сформирован перечень моногородов с разбивкой по категориям в зависимости от складывающейся социально-экономической ситуации (распоряжение правительства Российской Федерации от 29 июля 2014 года № 1398‑р), – прокомментировала ситуацию для «ЭПР» помощник министра экономического развития, пресс-секретарь МЭР РФ Елена Лашкина. – Перечень моногородов сформирован из городских округов или городских поселений с населением свыше 3 тысяч человек, в которых численность работников одной промышленной организации составляет не менее 20 процентов численности работников всех предприятий моногорода. Критерии отнесения к моногородам были сформированы таким образом, чтобы их значения были доступны и их можно было объективно проверить на предмет соответствия критериям. Все вопросы административного сжатия, переселения жителей из моногородов или закрытия самих муниципальных образований – это решения, которые могут принимать только региональные власти. Это их сфера ответственности, их право выбора».



Здесь будет город-призрак?

По статистике, в городах с особым статусом (не считая поселков городского типа) живет каждый четвертый-пятый россиянин. Согласно официальной информации МЭР, на сегодняшний день Перечень монопрофильных МО (моногородов) РФ, утвержденный распоряжением правительства РФ № 668‑р от 16.04.2015, включает 319 моногородов (в 61 регионе России), в которых проживает 15 миллионов россиян. В этом списке также значатся и все закрытые административно-территориальные образования (ЗАТО).

В постперестроечный период проблема моногородов заявила о себе как никогда остро – экономика этих «оплотов» отечественной индустрии рухнула под собственной тяжестью, испытав на себе жесткий прессинг конкурирующих мировых рынков. Цены на экспортные товары (особенно металлы) стремительно падали, ресурсные месторождения были выработаны, а активы некогда благополучных и процветающих моногородов молниеносно обесценивались, превращаясь в неликвид. Не реже чем раз в год МЭР России проводит комплексный анализ и оценку моногородов с наиболее сложной социально-экономической ситуацией, актуализируя перечень моногородов «категории 1». По итогам последнего мониторинга в «критический список» попали 94 населенных пункта. По замыслу федеральных чиновников, оценки социально-экономического положения позволят не только своевременно выявить риски ухудшения ситуации, но и подготовить конкретные предложения по дополнительным мерам их государственной поддержки.

И все же на концептуальном уровне следует признать, что система моногородов, дислоцированных во времена плановой советской экономики в российской глубинке, не выдержала испытания временем. Моногорода вслед за предприятиями массово деградировали. Ведь практически все системы жизнеобеспечения в моногородах, начиная от занятости населения, развития транспортной инфраструктуры и заканчивая жилищно-коммунальным хозяйством, как правило, были замкнуты на экономике градообразующего монопрофильного предприятия.

«Проблема находящейся в плохом, а зачастую просто аварийном состоянии инфраструктуры актуальна для большинства моногородов, – подтверждает Елена Лашкина. – Закрывающиеся градообразующие предприятия больше не отслеживают состояние объектов электро-, теплоэнергетики, крепкими узами связывающими их с жизнью города в целом. Они больше не несут дополнительную соцнагрузку по обеспечению населения энергетикой, теплом, водой. Поэтому если алюминиевый завод (основной энергопотребитель) закрывается или значительно сокращает масштабы деятельности и большой объем электроэнергии ему больше не нужен, то обветшалая инфраструктура, отслужившие свое электроподстанция или ЛЭП – это уже проблемы города. В эту ловушку моноэкономики и тяжелых последствий от проблем на градообразующем предприятии попадают простые жители, которые на этих заводах и шахтах всю жизнь трудились. Хрестоматийный пример негативного опыта «разрыва взаимоотношений» градообразующего предприятия и города – это моногород Байкальск в Иркутской области. С 40‑х годов ХХ века – с началом работы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината – город отапливался за счет мощных тепловых котлов, которые обслуживали предприятие. После принятия в 2013 году решения о закрытии БЦБК деятельность по производству целлюлозы сошла на нет, так же как и необходимость в теплоэнергии в промышленных масштабах. Но 14‑тысячный город своими силами эту проблему решить не может. Котельная комбината, работавшая на износ почти семьдесят лет, в аварийном состоянии. Нужны альтернативные варианты. Насколько известно, сейчас «ВЭБ Инжиниринг» как раз работает над проектной документацией по теплоисточнику в Байкальске».

Постепенно из «очагов социальной напряженности» наметился массовый отток населения в соседние регионы, туда, где можно найти работу и жилье. Перед федеральными властями жестко встал вопрос о ликвидации депрессивных населенных пунктов. Сотням скрытых от посторонних глаз индустриальных городков грозило исчезновение по примеру покинутого американского города-призрака Детройта.

Для многих моногородов стало очевидно, что тугой узел проблем, завязанный вокруг доминирующего производства, чреват, в случае потери рентабельности или его полной остановки, мощными социально-экономическими катаклизмами внутри отдельно взятого региона.
В этом смысле показательным стал пример города Пикалево Ленинградской области, который до сих пор включен в «критический список» МЭР. Закрытие доминирующего предприятия в 2009 году повлекло за собой социальный взрыв. Летом 2009‑го пикалевцы взяли штурмом местную администрацию и перекрыли федеральную трассу. Последней каплей для рабочих поселка оказался коллапс коммунальной системы: весь населенный пункт был отрезан от теплоснабжения и подачи горячей воды. Единственная пикалевская ТЭЦ, находящаяся на балансе Пикалевского глиноземного завода (принадлежит ЗАО «БазэлЦемент-Пикалево»), была остановлена из‑за задолженности за газ. Для урегулирования конфликта потребовалось вмешательство Владимира Путина (тогда занимавшего пост премьер-министра).
В феврале 2014 года критическая ситуация с теплоснабжением сложилась в поселке Жирекен Чернышевского района Забайкальского края. Из-за грубой ошибки в эксплуатации сложной гидротехнической системы перемерз 40‑километровый водовод, питавший котельную ОАО «Жирекенский ГОК».

Этот населенный пункт в несколько кварталов, со своей школой, детским садом и больницей, заложили еще в советское время недалеко от Жирекенского молибденового месторождения, открытого в 1954 году. После ввода в эксплуатацию в 1988 году градообразующий Жирекенский горно-обогатительный комбинат, основной продукцией которого был ферромолибден, простаивал с 1996 года, а впоследствии фабрика и вовсе была законсервирована. Решение о консервации ГОКа принял фактический владелец, олигарх Олег Дерипаска. По поселку горняков поползла безработица, коммунальные системы дали сбой, начались социальные волнения. Финал был предсказуем – в феврале 2014 года серьезная коммунальная авария буквально парализовала поселок, власти всерьез продумывали план эвакуации людей. В течение нескольких суток в трескучие морозы 4 тысячи человек сидели без тепла и воды. Для ликвидации аварии были собраны добровольческие бригады – ночью мужчины поселка жгли покрышки, чтобы отогреть водовод, поселок был весь в дыму.

Проблему в поселке Жирекен решили местными силами. Тяжелое «коммунальное наследие» Жирекена после той памятной аварии переняло ООО «Коммунальник», у которого уже был опыт работы в проблемных поселках региона – Балее, Борзе, Атамановке и Шилке.
«Коммунальник» для этого и создавался, чтобы брать в эксплуатацию такие серьезные объекты, большие объекты жизнеобеспечения, где не все так просто», – говорит генеральный директор компании Андрей Юдаев.

После двадцатилетнего перерыва жители Жирекена снова получили бесперебойное горячее водоснабжение. Смена собственника коммунальных систем остановила отток населения из рабочего поселка и даже активизировала местный рынок недвижимости. Сегодня Жирекен – это уже восьмое подразделение «Коммунальника» и первое, в котором предприятие взялось предоставлять жителям полный спектр коммунальных услуг начиная с обслуживания котельной и водовода и заканчивая внутридомовыми сетями, уборкой и благоустройством улиц. Если этот опыт работы покажет положительные результаты, то предприятие будет развивать его и в других районах края.



Моногородам нужна господдержка

Однако в большинстве случаев расчет на частные инвестиции и местные бюджеты не имеет под собой реальной почвы. Ключевая роль в ликвидации очагов социально-экономической напряженности по‑прежнему отводится государству – муниципалитеты, в силу ограниченности бюджетов, чаще всего не имеют средств для создания комфортной среды в моногородах. Чтобы «держать руку на пульсе», президент России Владимир Путин поставил перед федеральными властями задачу диверсификации экономики моногородов с привлечением инвестиций и созданием новых рабочих мест.

«В современных экономических условиях экономика монопрофильных муниципальных образований, порой с трудом преодолевающая исторически сложившуюся зависимость от деятельности одного предприятия или одной отрасли, наиболее уязвима и нуждается в поддержке со стороны государства, – признает представитель Минэкономразвития РФ. – В настоящее время действующим инструментом целевой поддержки моногородов – кризисных моногородов, в которых наблюдается наиболее сложная ситуация, – является созданный осенью 2014 года Фонд развития моногородов. Основная его задача – помогать регионам снимать инфраструктурные ограничения, мешающие реализации новых инвестиционных проектов. Где‑то помогать экспертным сопровождением, где‑то еще и деньгами.

Например, может входить в капитал инвестиционных проектов в случае наличия у них проблем с привлечением заемных средств. Также Фондом будут организовываться управляющие проектами развития моногородов команды, сформированные из представителей региональной и местной власти, нового бизнеса и градообразующей организации. Помимо помощи на старте, Фонд сможет в качестве проектного офиса сопровождать проекты до их полной реализации.

В действующем федеральном бюджете на 2015‑2017 годы на поддержку моногородов предусмотрена отдельная целевая статья. Речь идет о предоставлении из федерального бюджета субсидии Фонду как одного из основных мероприятий государственной программы «Экономическое развитие и инновационная экономика». Есть и необходимое нормативно-правовое обеспечение: правила предоставления указанной субсидии Фонду утверждены постановлением правительства от 11 ноября 2014 года № 1186».

Согласно опубликованным данным, капитализация Фонда развития моногородов, созданного под эгидой Внешэкономбанка, составляет 30 миллиардов рублей (если быть точным, в период с 2014 по 2017 год ВЭБ выделит на финансирование проектов Фонда порядка 29,6 миллиарда рублей). Средства ВЭБ планируется направить на запуск «живых» проектов строительства инженерной и транспортной инфраструктуры – дорог, газовых котельных, новых объектов энергетики, канализации, водозаборов, объектов теплоснабжения. При этом «проекты по модернизации систем теплоснабжения в моногородах, необходимых для снятия инфраструктурных ограничений при реализации новых инвестиционных проектов и создании новых рабочих мест, могут быть заявлены субъектом Российской Федерации в качестве необходимых инфраструктурных объектов для реализации инвестиционных проектов», проинформировали «ЭПР» в Фонде. Иными словами, в приоритете остается не решение локальных проблем моногорода, а привлечение инвестора в депрессивные районы.

«Основным, «ударным» направлением поддержки позиционируется предоставление средств Фонда в качестве софинансирования создания объектов инфраструктуры, в том числе и энергетической, необходимых для привлечения нового бизнеса в моногород», – подтвердила Елена Лашкина.

По информации, полученной «ЭПР» от руководства Фонда развития моногородов, пока за счет средств Фонда полностью не реализован ни один проект модернизации систем теплоснабжения моногородов. В перспективных планах – строительство источников тепловой энергии в двух городах, с которыми Фондом заключены соглашения о софинансировании и еще одно соглашение находится на стадии рассмотрения. Конкретнее, в городе Краснотурьинске Свердловской области соглашение предусматривает строительство источника для обеспечения тепловой энергией резидентов Индустриального парка «Богословский» мощностью 41,2 Гкал-ч (47,9 МВт-ч). С администрацией города Юрга Кемеровской области подписан документ по строительству теплоисточника для резидентов Зоны экономического благоприятствования мощностью 12,9 Гкал-ч (15,0 МВт-ч). Аналогичный проект в поселке городского типа Надвоицы Республики Карелия сейчас находится на стадии рассмотрения.

Понятно, что пока это капля в море. А самым щекотливым остается вопрос, каким образом Фонд будет распределять деньги ВЭБа между моногородами.

«Целесообразность оказания финансовой поддержки моногороду определяется рабочей группой по модернизации моногородов при правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции, – сообщили корреспонденту «ЭПР» в некоммерческой организации «Фонд развития моногородов». – В настоящее время между Фондом и субъектами Российской Федерации заключено двенадцать генеральных соглашений о сотрудничестве по развитию монопрофильных муниципальных образований Российской Федерации, а по некоторым заключенным соглашениям о софинансировании уже перечислены авансы на строительство объектов инфраструктуры».
Кроме того, Фондом рассмотрены материалы проектов развития следующих моногородов: Канаш (Республика Чувашия), Краснотурьинск (Свердловская область), Юрга (Кемеровская область), Анжеро-Судженск (Кемеровская область), Камешково (Владимирская область), Зеленодольск (Республика Татарстан), Луза (Кировская область), Белая Холуница (Кировская область), Каспийск (Республика Дагестан), а также поселков городского типа Надвоицы (Республика Карелия) и Чегдомын (Хабаровский край).

В целом за три года Фонд намерен реализовать инвестпроекты минимум в пятидесяти моногородах из девяноста четырех, экономика которых находится на грани банкротства. Инвестиционные планы ФРМ на 2015 год предусматривают направить в 2015 году 4,5 миллиарда рублей на развитие территорий с наиболее критической социально-экономической ситуацией. В частности, на финансовую поддержку из Фонда развития моногородов претендуют пять территорий – города Канаш (Чувашия), Краснотурьинск (Свердловская область), Юрга (Кемеровская область), поселки Надвоицы (Карелия) и Чегдомын (Хабаровский край).

«В настоящее время прорабатываются предложения о внесении изменений в постановление правительства, регламентирующее правила предоставления субсидии из федерального бюджета Фонду развития моногородов, о котором я говорила ранее, – уточнила Елена Лашкина. – Так, ими предполагается предоставление возможности использования объектов инфраструктуры, созданных или модернизированных с привлечением средств Фонда, как для реализации новых инвестпроектов, так и (частично) для иных потребителей в моногородах, то сеть и населения тоже».



Что делать остальным?

Понятно, что меры, предпринимаемые федеральным центром для придания устойчивости моногородам, затронут лишь часть населенных пунктов из «критического списка». Возникает вопрос, как быть остальным, не попавшим в заветный список «счастливчиков».

«Есть и еще один механизм – речь идет о возможности создания в кризисных моногородах территорий опережающего социально-экономического развития, или ТОСЭР. Соответствующая возможность предусмотрена в Федеральном законе от 29 декабря 2014 года № 473‑ФЗ, – проинформировали корреспондента «ЭПР» в пресс-службе Минэкономразвития РФ. – 22 июня 2015 года правительство приняло постановление (№ 614), которое устанавливает порядок создания ТОСЭР в кризисных моногородах. Режим ТОСЭР будет распространяться на всей территории моногорода. Это должно позволить упростить администрирование и дать стимул к вовлечению в новые проекты всей не используемой по тем или иным причинам инфраструктуры моногорода. ТОСЭР может создаваться на десять лет с возможным продлением еще на пять.

Резидентом ТОСЭР сможет стать юрлицо, с которым регион подпишет соглашение о реализации инвестпроекта, подразумевающего минимум 5 миллионов рублей инвестиций и создание двадцати новых рабочих мест. Для лиц, имеющих действующие производственные мощности, количество создаваемых новых рабочих мест должно быть не менее среднесписочной численности работников за последние три года.

Для создания ТОСЭР нужна инициатива со стороны руководства региона. Заявка, согласованная с местной властью моногорода, подается на рассмотрение в специальную комиссию, созданную при Минэкономразвития России и предполагающую участие всех заинтересованных органов власти.

На основании положительного решения комиссии при Минэкономразвития России будет готовиться постановление правительства Российской Федерации о создании ТОСЭР в моногороде.

Резидентам ТОРов предоставляются налоговые льготы, льготные тарифы страховых взносов в негосударственные внебюджетные фонды, а также облегченный порядок проведения государственного и муниципального контроля.

В итоге есть два взаимодополняющих инструмента, эффект от совместной реализации которых может реально преобразить ситуацию в моногороде, помочь сформировать привлекательный инвестиционный климат, уйти от монозависимости и создать условия для наращивания экономического потенциала и социального благополучия».

Помимо ТОСЭР и проектов софинансирования ФРМ, Минэкономразвития РФ рассчитывает задействовать еще ряд дополнительных инструментов поддержки проблемных моногородов.

«На федеральном уровне существует масса инструментов поддержки, на которые могут претендовать моногорода, как находящиеся в зоне риска, так и стабильные, – сообщает пресс-секретарь Минэкономразвития. – Это и программы переобучения и повышения квалификации по линии Минтруда, это и поддержка создания индустриальных парков Минпромторгом, решение вопросов жилищно-коммунальной инфраструктуры в рамках инструментов Фонда ЖКХ. Кроме того, предпринимательская инициатива малого и среднего бизнеса всегда поддерживается в рамках межбюджетных субсидий Минэкономразвития России.

Таким образом, обозначенные меры скорее будут способствовать предотвращению взрывоопасных ситуации, точечному купированию проблемы и ее накалу в будущем. Но если уж она произошла и надо экстренно ее разрешить, тогда более действенными окажутся меры поддержки Минэнерго или Минстроя», – подытожила представитель министерства.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 04 (19) август 2015 года:

  • Согреть «умирающие» города
    Согреть «умирающие» города

    Моногорода – крохотные «государства в государстве», доставшиеся нам в наследство от советской индустриальной эпохи, с переходом на рыночный формат резко сдали свои позиции. Некогда мощные системы теплоснабжения градообразующих предприятий приняли на себя главный удар.

  • «Три кита» качества сильфонных компенсаторов
    «Три кита» качества сильфонных компенсаторов

    Сегодня теплоэнергетика России ориентирована на современные, экономичные и эффективные технологии на всех этапах жизненного цикла тепла: производство, транспортировка и учет потребления.

  • В Москве имеется значительный резерв тепловой мощности
    В Москве имеется значительный резерв тепловой мощности

    Подготовка к новому отопительному сезону идет полным ходом по всей стране. Не стала исключением и Москва.

  • Энергоэффективные решения задач теплообмена для энергетических систем
    Энергоэффективные решения задач теплообмена для энергетических систем

    В настоящее время в мировом энергетическом секторе все более актуальны тренды применения максимально эффективных, энергосберегающих, надежных и долговечных решений.
    Каждый год наблюдается значительный прирост потребителей электрической и тепловой энергии (новые дома, предприятия, инфраструктурные объекты), в связи с чем растет и потребность в оборудовании, отвечающем вышеуказанным требованиям. При этом с точки зрения капитальных затрат эффективнее модернизировать действующие мощности за счет внедрения современных технологий, чем строить новые объекты генерации.

  • Предотвращение пожаров в топливных резервуарах
    Предотвращение пожаров в топливных резервуарах

    В течение только одного месяца 2015 года произошло два крупных пожара на объектах нефтепереработки.

    << | < 1
  • 1
  • 2
  • >>