16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/teploenergetika/17/275937.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 02 (17) апрель 2015 года

Между Сциллой и Харибдой

Главное Нонна ЦАЙ
Между Сциллой и Харибдой

С начала года на дискуссионных площадках различных уровней проходят публичные обсуждения инициативы Минэнерго РФ по внедрению новой модели рынка тепла, основанной на методе «альтернативной котельной».

Жаркие баталии между лоббистами масштабной реформы, отстаивающими интересы крупной теплогенерации, и противниками нововведений должны принести свои плоды в виде взвешенных решений по переделу рынка тепла.

С тем, что апгрейд теплоэнергетической отрасли назрел давно, согласны сегодня все – и госрегулятор, и независимые эксперты, участники рынка и потребители. Изначально заложенный в ФЗ «О теплоснабжении» конфликт между производителем и потребителями тепла многие годы нивелировался за счет искусственного сдерживания роста тарифов. Разрыв между темпами денежного насыщения отрасли и затратами на поддержание ликвидности активов нарастал. Какой российской теплоэнергетике отведен срок и в какой момент раздутый регулятором «пузырь» лопнет, не знает точно никто.

За двадцать лет инвестиционной паузы отрасль превратилась в безнадежно убыточную: износ теплосетей в среднем по стране достиг 60‑70 процентов, ТЭЦ – около 60 процентов, большинства котельных – 68 процентов. Потери на теплосетях составляют 20‑30 процентов. Примерно 30 процентов российских потребителей недовольны качеством предоставляемой услуги, а количество аварий на российских теплосетях растет в геометрической прогрессии.



Тяжелые шаги реформ

Первый шаг к реформе был сделан в 2010 году принятием ФЗ «О теплоснабжении», который обозначил новые регуляторные правила, но не закрепил рыночные механизмы возврата вложенных средств.

В начале 2000‑х много копий было сломано о краеугольный вопрос – стоит ли реформировать энергетический комплекс, доставшийся нам в наследство с советских времен? С падением монополии РАО ЕЭС в электроэнергетике доводы противников рынка в некоторой степени подтвердились: в ряде подотраслей было бы разумнее сохранить модель монополии, пусть и с частно-государственным лицом. Так же и в теплоэнергетике, несмотря на старт реформ, до сих пор обсуждается вопрос о целесообразности радикальных преобразований. По сути дела продолжается борьба «рыночников» и «монополии» и возникает дилемма: рынок эффективен, но за него надо сначала кому‑то дорого заплатить; частная монополия, обладающая в последнее время всеми признаками государственной, в крайнем случае готова пойти на «косметические» меры.

Ряд консервативно настроенных экспертов считает, что, поскольку теплоэнергетика относится к системообразующим сферам, рыночные механизмы в чистом виде туда было запускать нельзя. «Никакого рынка тепла не может быть в принципе – это выдумки», – уверен председатель Комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев, называя постперестроечные модели энергорынка утопией. Но рынок – уже свершившийся факт. Остается только непонятным, как в сложившихся условиях создать в теплоэнергетическом секторе по‑настоящему конкурентную среду, насытив рынок инвестициями и выведя его из критической зоны убыточности в зону хотя бы минимальной доходности. При этом сохранить статус-кво государства, обязанного печься об уровне социально приемлемых «справедливых» тарифов для населения. Навигатору реформ – государству предстоит пройти между Сциллой прибыльности теплового бизнеса и Харибдой социальной ответственности.

Образно говоря, реформированный ТЭК можно представить себе как некую «паровую машину», в топливный бак которой поступают инвестиции на усовершенствование внутреннего механизма, а на выходе должны получиться надежное теплоснабжение по удобоваримым для населения и промышленности тарифам. Понятно, что инвестор, присматриваясь к данному механизму, станет прежде всего оценивать не качество тепла или социальную справедливость цены теплоотпуска, а то, насколько быстро вернутся к нему вложенные средства.

– При реорганизации системы электроэнергетики в 2008 году власти отказались от реформ из-за высокой социальной значимости тепла, – напоминает аналитик инвестиционной компании «ЛенМонтажСтрой» Дмитрий Кумановский. – А затем выяснилось, что новые, построенные инвесторами когенерирующие мощности в электроэнергетике не имеют возможности выйти на рынок теплоэнергии, занятый неэффективными муниципальными котельными. Тариф для котельных местные власти устанавливали завышенный, получая низкий средний за счет небольших тарифов ТЭЦ. В результате теплоэлектроцентрали теряли прибыль, появлявшуюся после модернизации оборудования, в сравнении с устаревшими мощностями. В итоге инвестиции не пошли в теплоэнергетику напрямую, за редким исключением, когда удается купить все муниципальное тепловое хозяйство оптом и закрыть неэффективные мощности, как это удалось сделать в Москве структурам «Газпрома». Реформа теплоэнергетической отрасли необходима нашей стране, так как уже нет возможности откладывать решение проблемы обеспечения надежности системы теплоснабжения на будущее.

Действительно, на определенном этапе реформаторские преобразования вкупе с регуляторными мерами отрезали пути роста крупным генераторам ТГК, содержащим в составе своих производственных активов ТЭЦ. Российские системы централизованного теплоснабжения стали буквально на глазах терять потребителей: промышленные потребители массово стали переходить на собственные независимые источники тепла. Причиной послужило жесткое регулирование отрасли: с помощью механизма перекрестного субсидирования государством искусственно сдерживался рост тепловых тарифов для населения за счет увеличения ценовой нагрузки на промышленность. И промышленники предпочли платить котельным. В результате, например, в зоне ответственности такого крупного генератора, как «КЭС Холдинг», отпуск тепла для промышленности упал по сравнению с 1990 годом в четыре раза.

– В условиях тотальной зарегулированности конкурентные преимущества централизованных систем теплоснабжения сошли на нет, – признается глава «КЭС Холдинга» Борис Вайнзихер. – Согласно сложившейся системе формирования цен на тепло, так называемому прицепу «расходы плюс», государство устанавливает для наиболее эффективных источников минимальный уровень тарифа. На практике это приводит к тому, что современные ТЭЦ становятся менее рентабельными по сравнению с самыми древними котельными, годящимися разве что в музей. Сегодня теплоэнергетика продолжает оставаться на плаву только потому, что фактически субсидируется за счет электроэнергии.

Получается парадокс: более эффективный генератор убыточен, а преференции на рынке получили мелкие игроки, владельцы неэффективных котельных. Перекосы госрегулирования буквально убивают ТГК, об этом говорил и автор реформы теплоэнергетики Анатолий Чубайс. Неудивительно, что «застрельщиками» реформ выступили именно собственники ТГК: идея активно продвигалась в течение всего прошлого года в высших эшелонах власти «КЭС Холдингом» и российским «Фортумом». Нависшая над страной угроза «котельнизации» страны создаст все условия, когда ТГК вынуждены будут закрывать ТЭЦ, уверены реформаторы.



Голоса «за»

Бурными обсуждениями была встречена профессиональным энергетическим сообществом и российскими ведомственными структурами предложенная в конце 2013 года Минэнерго РФ новая целевая модель рынка. Законопроект разрабатывался профильным ведомством во исполнение распоряжения правительства РФ от 2 октября 2014 года № 1949‑р «Об утверждении плана мероприятий («дорожной карты») «Внедрение целевой модели рынка тепловой энергии».

Государственной волей должно быть изменено положение в отрасли и положено начало фундаментальной реорганизации, по масштабам сопоставимой с реформой РАО ЕЭС, считают лоббисты новой модели рынка. При реализации оптимистического сценария реформы в отрасль до 2025 года удастся привлечь два с половиной триллиона рублей, примерно столько необходимо для модернизации теплоэнергетических активов в масштабах всей страны.

Напомним, ключевым положением этой реформы декларировалось введение свободного ценообразования в отрасли по принципу «альтернативной котельной» и полный отказ от госрегулирования тарифов на тепло. Кроме того, предполагается создание в каждом регионе единой теплоснабжающей организации (ЕТО). Это коммерческий оператор системы, отвечающий за всю цепочку доставки тепла от производителя к потребителю. За каждой ЕТО будет закреплена подконтрольная зона для обеспечения теплом. Согласно замыслу, процесс либерализации отрасли, построенный на конкуренции с альтернативными источниками производства тепла за счет введения предельного тарифа «альтернативной котельной», должен обеспечить приток в отрасль инвестиций и привести к системному энерго- и ресурсосберегающему эффекту. Тарифообразование в новой модели опирается на некую гипотетическую единицу – «альтернативную котельную», которой еще нет и в проекте. Затраты на ее окупаемость и уровень рыночной доходности неизвестны, но виртуальная альтернативная котельная будет определять фиксированный предельный уровень тарифов для ЕТО – «потолок» ценообразования для каждого конкретного региона. По прогнозам реформаторов, в случае реализации данной модели можно будет обуздать рост коммунальных платежей ЖКХ, одновременно сгенерировав «денежный поток», необходимый для модернизации имеющихся тепловых активов и создания новых. И тогда уже именно регион-потребитель станет решать, какой вариант поставки тепла ему более выгоден – централизованный или от собственного, построенного им источника. Но пока это только декларации.

– Новый законопроект об «альтернативной котельной» – это, пожалуй, единственная возможность для теплоэнергетики вновь вернуть инвестиции в сектор, – считает Дмитрий Кумановский. – Так как это позволяет одновременно добиться сразу нескольких целей: создать новый большой оптовый рынок тепла при отказе от перекрестного субсидирования в отрасли, вернуть крупных промышленных потребителей на рынок тепла из‑за более эффективной работы с крупными поставщиками теплоэнергии в сравнении с собственным непрофильным и затратным бизнесом по генерации тепла, обеспечить возврат инвестиций в обновление основных средств за счет понятной системы получения прибыли от повышения эффективности в сравнении с абстрактной «альтернативной котельной».

На практике реформе предстоит преодолеть множество сдерживающих развитие отрасли факторов. Самая острая проблема в условиях кризиса – рост процентных ставок по кредитам, которые отрезают компаниям путь не только к инвестициям и развитию, но и к коротким деньгам на операционную деятельность и модернизацию, считает глава «КЭС Холдинга» Борис Вайнзихер. Тарифы на 2015 год на тепловую энергию установлены с учетом прошлогодних ставок по кредитам, а теперь они выросли почти втрое – до 25‑30 процентов.

– Помимо финансирования основная проблема отрасли – неплатежи, – комментирует он ситуацию в недавнем интервью РБК. – Сегодня ситуация несколько лучше, чем мы могли предполагать в ноябре-декабре. С другой стороны, наблюдается тенденция ухудшения ситуации: впервые за последний год в электроэнергетике начался рост дебиторской задолженности на оптовом рынке, впервые после «энергострима» и падения дебиторской задолженности. Сложнее ситуация на розничном рынке, это же относится и рынку тепла: там ситуация складывается критическая – дебиторская задолженность копилась не один год. Для нас это носит катастрофический характер, на сегодняшний день у «КЭС-Холдинга» более 40 миллиардов рублей дебиторской задолженности, при том, что выручка по теплу – всего 120 миллиардов рублей. При этом государство нам регулирует тариф, в котором предполагается стопроцентная собираемость, и лишь совсем недавно стало учитываться 2 процента недосбора. Если в электроэнергетике абоненту за неуплату можно отключить электричество, в теплоэнергетике такого выхода нет, мы не можем перекрыть тепло. Но есть другой, более эффективный выход, апробированный в свое время странами бывшего СССР, – продавать долги за тепло электроснабжающим организациям, которые могут отключать электричество. Мы сейчас выходим с этим предложением на федеральный уровень.

Энергетикам сегодня выгодно не платить, и это на руку недобросовестным плательщикам. Пока штрафы за неплатежи в ЖКХ привязаны к ставке рефинансирования ЦБ, должнику будет выгоднее накопить долги за потребленные энергоресурсы с маржой в 8 процентов, нежели взять банковский кредит под 20 процентов годовых. Готовящийся в Госдуме РФ закон об укреплении платежной дисциплины нацелен на исправление этой ситуации и способен выровнять ситуацию с неплатежами, надеются участники энергорынка.



И «против»

Противники предложенной модели полагают, что реформа по методу «альтернативной котельной» спровоцирует передел и укрупнение рынка: отсеются мелкие и неэффективные поставщики, а рынок будет отдан крупным генераторам. Это приведет к монополизации рынка теплоснабжения за счет формирования локальных монополий в виде ТЭЦ и теплосети, которые будут диктовать свои условия и рынку, и населению. И поэтому самое серьезное возражение с точки зрения социальной ответственности – это лавинообразный рост тарифов для населения. Кроме того, появление брошенных энергообъектов ляжет дополнительным бременем на муниципалитеты.

По оценкам Минэнерго РФ, в большинстве регионов средний рост платы за тепло в случае перехода к новой модели составит 26 процентов, в отдельных случаях цена может вырасти значительнее: в Башкирии – на 104 процента, в Туве – на 81 процент, в Тюменской области – на 75 процентов. Снижение тарифов на 3, 11 и 12 процентов ожидается только в Карелии, Краснодарском крае и Новгородской области соответственно, в Москве стоимость не изменится.

Сразу после представления документа, в апреле 2014 года на экспертном совете ФСТ проходило обсуждение новой модели энергорынка. ФСТ обратило внимание на то, что изложенный путь реорганизации отрасли, предложенный Минэнерго РФ с подачи крупных генераторов, реформаторы почему‑то объявили единственно возможным. Тарифный регулятор раскритиковал путь реформирования по принципу «альтернативной котельной» и предложил использовать разные подходы при определении справедливой цены для потребителя. «…В ряде случаев при переходе к альтернативной котельной тариф вырастет на 400‑700 процентов, – говорилось в итоговом отчете ФСТ. – В крупных городах (свыше 500 тыс. человек) цена альтернативной котельной выше тарифа у 19 процентов теплоснабжающих организаций, что может привести к негативным социально-экономическим последствиям». Поэтому ФСТ предложило свой вариант: принять концепцию «альтернативной котельной» лишь как один из вариантов регулирования на выбор региона, сохранив полномочия органов местного самоуправления при назначении ЕТО, и не запрещать становиться ЕТО МУПам и ГУПам, исключить критерий собственного капитала при определении ЕТО, чтобы ими могли становиться теплосетевые компании. Но надо понимать, что ФСТ, как отраслевой регулятор, заинтересован сохранить свои полномочия в отрасли, на сегодняшний день жестко регулируемой государством.

В конце минувшего года на очередном заседании Федеральной антимонопольной службы с участием заинтересованных сторон эксперты пришли к выводу о том, что новая модель нуждается как минимум в доработке, а по большому счету она и вовсе не нужна. По подсчетам ФАС, расчет тарифа на тепло только на основе этого метода может привести к росту стоимости тепловой энергии минимум на 60 процентов.

Наконец, в конце февраля 2015 года Минэкономразвития РФ выдало свое отрицательное заключение на новую модель рынка тепла. Федеральные чиновники высказали целый перечень претензий к предложению о внесении изменений в закон «О теплоснабжении» и совершенствовании рынка тепла. Во-первых, обсуждаемая инициатива противоречит нормам Жилищного кодекса РФ, так как приведет к росту платы населения за коммунальные услуги. Как следствие, это повлечет рост стоимости тепловой энергии для потребителей, необходимость пересмотра предельных индексов, что приведет к выплатам компенсаций теплоснабжающим организациям за счет бюджетов субъектов РФ. То есть неизбежен возврат к дополнительным бюджетным обязательствам. Кроме того, говорится в заключении ведомства, предлагаемая методика фактически заменяет действующую систему регулирования другим механизмом, исключающим конкуренцию при ценообразовании. На практике это способно привести к злоупотреблениям при ценообразовании тепловой энергии и необоснованному перераспределению затрат между участниками рынка в рамках конечной цены на тепловую энергию. В то же время организации, не получившие статус ЕТО, окажутся в крайне невыгодном положении по отношению к ЕТО в силу расширенных полномочий единого оператора. На рынке появятся привилегированные компании, это приведет к банкротству мелких участников рынка. Картина передела рынка обещает быть весьма неутешительной как для бизнеса, так и для потребителя. Вслед за монополизацией рынка последуют массовые отказы потребителей от централизованного теплоснабжения в пользу собственных генераций, прогнозируют эксперты Минэкономразвития РФ.

Вслед за ФАС и ФСТ правительственную модель реформирования рынка теплоэнергетики раскритиковали эксперты Общероссийского народного фронта (ОНФ). На недавнем заседании рабочей группы ОНФ «Качество повседневной жизни» эксперты вынесли свой вердикт: реализация этого проекта без должной проработки может привести к заметному росту тарифов, не дав заметного эффекта в виде обновления инфраструктуры теплоснабжения.



Инвестиции в сети

– По идее, отечественная теплоэнергетика должна идти по пути скорейшего перехода на «альтернативную котельную», – говорит представитель инвестиционной компании «ЛенМонтажСтрой» Дмитрий Кумановский. – Это вызовет в некоторых регионах резкий рост тарифа для ЖКХ, потребляющего до 70 процентов теплоэнергии. Поэтому решение правительства РФ продлить переход до 2023 года путем постепенной индексации может рассматриваться как компромисс между потребителями и генераторами. Однако каждый регион, из‑за локальности рынка тепла, должен определять срок перехода и необходимую ежегодную индексацию тарифов самостоятельно.

Формула «альтернативной котельной» позволяет получать возврат на инвестиции в течение десятилетнего срока. Но из‑за изношенных сетей для того, чтобы реформа удалась, необходимо добиться снижения потерь в сетях с 20‑30 процентов в некоторых теплосетях до 8‑12 процентов, как в лучших сетях лидеров рынка – частных холдингов Фортум и КЭС, что позволит соответствовать потерям в формуле расчета «альтернативной котельной». Иначе, в условиях отсутствия инвесторов, придется повышать тарифы выше расходов на создание новых альтернативных мощностей, чтобы сохранить необходимый объем теплоснабжения поселений. По всей видимости, инвестиции в изношенные теплосети для сокращения потерь тепла придется взять на себя государству, как это сделано в Санкт-Петербурге. Там город стал основным инвестором в муниципальные теплосети и привлек необходимые заемные средства, недоступные сильно закредитованным инвесторам, строящим когенерирующие мощности, что дало возможность частным инвесторам окупить свои вложения.

Между Сциллой и Харибдой

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 02 (17) апрель 2015 года:

  • Национализировать нельзя реформировать
    Национализировать нельзя реформировать

    Пять лет назад российская теплоэнергетика встала на путь либерализации и рыночных преобразований. Но и посередине пути бывает полезным оглянуться назад и переосмыслить сделанное.

  • Условия созданы – пришло время действовать
    Условия созданы – пришло время действовать

    В конце марта в Москве впервые состоялась бизнес-платформа «BoilerExpo. Реконструкция промышленной котельной: как снизить расходы на теплоснабжение и повысить его эффективность».

  • Много информации, много контактов, много планов
    Много информации, много контактов, много планов

    В Институте комплексного развития и обучения «КРОНА» состоялись школа теплоэнергетика и конференция «Повышение эффективности энергетических хозяйств предприятий».

  • Между Сциллой и Харибдой
    Между Сциллой и Харибдой

    С начала года на дискуссионных площадках различных уровней проходят публичные обсуждения инициативы Минэнерго РФ по внедрению новой модели рынка тепла, основанной на методе «альтернативной котельной».

  • В тренде – собственная генерация
    В тренде – собственная генерация

    Распределенная генерация станет одной из основных тенденций российской энергетики в ближайшие десять лет. Несмотря на многие сдерживающие факторы и препятствия, которые предстоит преодолеть, собственная генерация способна смягчить энергетическую обстановку в стране и позволит предприятиям-потребителям существенно экономить средства.

    << | < 1
  • 1
  • > | >>