16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/teploenergetika/14/161.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 05 (14) октябрь 2014 года

Почему в России такое дорогое тепло?

Генерация/сети Подготовил Венедикт СТРУГАЧЕВ
Почему в России такое дорогое тепло?

Россия – страна холодная. В некоторых регионах отопительный сезон продолжается больше полугода. Но получаемое тепло обходится населению очень недешево. Иногда половина квартирной платы идет на оплату тепла и горячей воды.

Почему так происходит, попытаемся разобраться, используя выступление вице-президента по тепловому бизнесу ОАО «Фортум» Парвиза Абдушукурова на корпоративном мероприятии «Энергетическая кухня-2014» и комментарии аналитика – технолога теплоэнергетики Александра Богданова.



Рынок тепла не приносит выгод

Вице-президент по тепловому бизнесу ОАО «Фортум» Парвиз Абдушукуров отмечает, что сегодня энергетикам невыгодно работать на российском рынке производства тепловой энергии.

Аналитик – технолог теплоэнергетики Александр Богданов высказывает свое мнение по этому вопросу: «Причина невыгодности не в том, что отработанное тепло турбин от ТЭЦ «якобы дешевое», а в том, что дешева электроэнергия от ТЭЦ, произведенная по комбинированному способу, в результате технологически необоснованного перекрестного субсидирования топливом. При этом происходит двух-трехкратный рост КПД от реального значения в 37 процентов до фантастически необоснованного значения 84 процента. Это не отвечает технологии производства электроэнергии и тепла на ТЭЦ. Реальные затраты топлива на сбросное тепло турбин в три-четыре раза ниже любой самой современной «альтернативной котельной» даже с КПД 94 процента».



Оплата тепловой энергии пользователями

Парвиз Абдушукуров: «Не секрет, что больше половины среднего коммунального платежа россиянина занимают услуги теплоснабжения – отопление и горячая вода. Они же из года в год становятся главным объектом критики населения в разрезе ЖКХ. Люди недовольны отключениями горячей воды из‑за опрессовок, недостаточно горячими батареями зимой, «перетопом» в мае».

Определение ЖКХ как главной проблемы России (а именно таковой, согласно социологии, коммунальное хозяйство признают жители нашей страны) во многом связано именно с ситуацией в теплоснабжении. Сегодня, говорят эксперты, отрасль теплоэнергетики, по сути, деградирует: ей не хватает оборотных средств на реновацию, а у самих участников рынка из‑за существующих правил регулирования нет стимулов к улучшению работы и повышению эффективности. Выход из ситуации эксперты и сами теплоэнергетики видят только в незамедлительном и кардинальном реформировании отрасли.

Александр Богданов: «Этим надо заниматься, но только не за счет необоснованного удешевления в два-три раза цены топливной составляющей в электроэнергии!»

П. А.: «Существующие правила тарифообразования убивают мотивацию повышать эффективность работы».

А. Б.: «С этим согласен! А причины этого таковы. Первая причина – в полном игнорировании сообществом регуляторов основного принципа работы энергетических систем – принципа неразрывности производства и потребления электрической и тепловой энергии и мощности. Отдельно регулируется электроэнергия, отдельно регулируется тепловая энергия, отдельно регулируется мощность. При этом затраты на комбинированную тепловую и электрическую энергию ТЭЦ регулируются абсолютно оторванным от технологии политизированным способом в соответствии с краткосрочными целями очередной выборной кампании.

Вторая причина – неэффективность политизированного регулятора, осуществление регулирования на основе скрытого (топливом) и явного (деньгами) субсидирования одного вида энергии – электроэнергии за счет другого – теплоэнергии. Таким же образом происходит субсидирование мощности за счет энергии, «дальних» потребителей за счет «ближних», «зимних» за счет «летних» и т. д. Всего десять видов субсидирования.

Третья причина – невыполнение третьего правила регулирования естественного монополиста коммунальных услуг, то есть тарифообразования на конкурентном рынке на основе маржинальных издержек рыночной экономики, а не на основе усредненных по котловому методу регулируемой экономики.

Четвертая причина – Федеральная антимонопольная служба не выполняет своих обязательств и согласовывает монопольные преимущества электроэнергетики за счет коммунальных потребителей сбросного тепла ТЭЦ. Мэры городов, Министерство строительства и ЖКХ, не обладая необходимыми знаниями, не зная об ущербе для потребителей сбросного тепла, не могут квалифицированно потребовать от ФАС прекращения перекрестного субсидирования топливом».

«В настоящее время тарифы в сфере теплоснабжения формируются по затратному принципу – чем больше ресурсов генератор потратил в прошлом году, тем больше ему могут дать в следующем. Такой подход провоцирует необходимость сохранять высокие издержки и, по сути, убивает мотивацию повышать эффективность работы», – утверждает Парвиз Абдушукуров.

А. Б.: «Вот конкретный, яркий пример неправильного подхода к оценке тарифообразования! Парвиз Абдушукуров говорит только о тарифе в сфере теплоснабжения, и абсолютно ни слова о тарифе на электроснабжение. А они неразрывно связаны между собой, о чем я постоянно говорю и пишу! Тариф должен быть затратным на электроэнергию, а никак не на сбросное тепло ТЭЦ!»

П. А.: «У этой проблемы есть и обратная сторона, бьющая непосредственно по карману потребителя. Поскольку основы ценообразования ориентированы на то, что производитель должен доказывать и обосновывать регулятору предлагаемую цену, на этом этапе бывают случаи злоупотребления. Например, имеющий связи с регулятором производитель мог согласовать себе такой тариф, который считал нужным. В результате возникает ситуация, когда в разных регионах страны тарифы на теплоснабжение различаются в разы без видимых на то причин».

А. Б.: «В этом и есть главная беда. Кем‑то примерно пятьдесят лет назад была написана инструкция по калькуляции энергии для условий плановой экономики энергетики на принципах перекрестного субсидирования «котлового метода», вполне пригодная для существовавшего тогда общественного строя и своего времени. Сейчас задекларированы другие ценности – снижение издержек на основе конкурентной борьбы. Сегодняшний регулятор и ФАС не хотят осмыслить (отвечать), что сейчас декларируются и должны быть привлекательные инвестиционные условия для модели рыночной экономики. У него совершенно другие задачи – обеспечить очередные выборы! Все методологическое несовершенство законодательства сваливается на сотни тысяч раздельных производителей! Существующая методика калькуляции затрат по видам энергии, написанная еще в далеком 1970 году (и формально переутвержденная в 1998 году), была приемлемой для условий плановой экономики и абсолютно не подходит для условий рыночной экономики! Однако регулятор, не неся никакой ответственности за результаты своей деятельности, ничего делать и внедрять именно рыночные принципы регулирования не желает. Регулирование тарифов на основе маржинальных издержек с разницей в тарифах 1:20 для сообщества регуляторов – смерть!»



Отрасль теплоэнергетики инвестиционно не привлекательна

А. Б.: «Вы только вдумайтесь в эти слова: электроэнергетика за счет перекрестного субсидирования для бизнеса привлекательна, а теплоэнергетика нет? ТЭЦ – это же единый неразрывный цикл! Так рассуждать об уродливых формах инвестиционной привлекательности, не соблюдая принцип неразрывности энергии, может только вынужденно политизированный менеджер, не имеющий твердых знаний технологии и экономики энергетики, жизненной позиции. Если бы регулятор тарифов на электрическую энергию понял абсурдность завышения расхода топлива в сбросном тепле отработанного тепла до уровня «альтернативной котельной» (примерно 165 кг.у.т / Гкал), то и менеджеры электроэнергетики не стали бы проталкивать эту монополизированную методику! Согласовав методику «альтернативной котельной», менеджер федеральной электроэнергетики искусственно переносит головную боль согласования тарифов с федерального уровня ФСТ, на региональный уровень – РЭКи!»

П. А.: «По данным Госсовета по вопросам ЖКХ, Министерства финансов РФ, Банка России и рейтингового агентства РИА «Рейтинг», на сегодняшний день для восстановления коммунальной инфраструктуры России необходимы инвестиции в размере 9 триллионов рублей. Для сравнения, это 66 процентов доходной части годового бюджета РФ или три размера Фонда национального благосостояния. При этом в 2012 году в отрасль был инвестирован только 291 миллиард рублей. Это говорит о том, что никто не хочет вкладываться в ЖКХ. Во всем цивилизованном мире ЖКХ – достаточно прибыльный вид бизнеса, за управление которым борются очень большие компании. Это низкая доходность с точки зрения рынка, но это гарантированный покупатель».

С этим согласен и Александр Богданов, который подчеркивает, что существующие тарифы ни в коей мере не отражают суть технологии получения энергий.

П. А.: «В России ситуация иная. Из-за постоянно меняющихся правил игры инвестор в отрасль не идет, и годовые бюджетные инвестиции в ЖКХ составляют только около 3 процентов от необходимого объема».

А. Б.: «Для решения этой проблемы необходимо поднимать тарифы не на сбросное тепло от ТЭЦ, а на электроэнергию от ТЭЦ до уровня современной КЭС, работающей с такими же параметрами пара и на таком же топливе».



Основные аспекты новой модели рынка тепла

П. А.: «Говоря простыми словами, в новой модели рынка тепла энергетики предлагают определить оптимальный уровень цены и качества оказания услуг, который бы удовлетворял и производителя, и потребителя. И первое, что для этого нужно, – убрать между продавцом и покупателем чрезмерную регуляторную функцию государства».

А. Б.: «Полностью согласен с этими словами. Но для этого необходимо устранить политическое давление на сообщество регуляторов. Именно регулятор, именно ФАС, а не производитель должен написать инструкцию по формированию тарифов на производимые виды энергии. И именно на основе маржинальных издержек, отражающих коллективный оптимум общества, интересы потребителей энергии (а не только избирателей). И именно регуляторы – Министерство экономического развития и ФАС – должны контролировать правила разнесения затрат. На них должны быть возложены функции контроля соблюдения правил, но не тарифов! Именно тарифообразование на основе маржинального дохода должно обеспечить конкурентоспособную инновационную политику государства в сфере производства энергии. И если маржинальный тариф на базовую энергию получается высокий, несмотря на самую высокую экономию топлива, значит, правила неправильные. Но если властям необходимо решать задачи якобы социальной справедливости, то субсидировать необходимо в явном виде, в виде конкретных адресных технологий, решений, а не скрыто, как это делается уже на протяжении шестидесяти четырех лет».

П. А.: «Тепло – это такой же товар. Продавец и покупатель должны договариваться о взаимоотношениях на определенных условиях. В минимальной величине эти условия должны быть определены государством, но больше во взаимоотношениях оно участвовать не должно. И дальше потребитель должен голосовать, что называется, рублем: у него должна быть возможность выбирать производителя, а все производители при этом должны быть ограничены справедливым уровнем цены. И выше этой цены ни один производитель продавать тепло не может, а ниже – отношения не регулируются. Это базовый посыл, который мы пытаемся донести. Как это можно осуществить? В механизм доведения тепла до потребителя предлагается ввести рыночный сегмент. Сети – это естественная монополия, поэтому сетевая составляющая должна быть фиксированной и нормированной. А вот производители тепла должны конкурировать между собой за возможность продать в сеть свою энергию. При этом на границе с потребителем будет установлена максимальная цена ресурса (цена «альтернативной котельной»), выше которой продавать тепло потребителю нельзя».

А. Б.: «Здесь я категорически не согласен ни с господином Абдушукуровым, ни с Советом производителей энергии. Применительно сбросного отработанного тепла от современных паровых турбин высокого давления стоимость тепла должна быть в три-четыре раза ниже стоимости тепла самой лучшей «альтернативной котельной». Для регулирования должен применяться не метод «альтернативная котельная», а, как принято на Западе и в США, «метод Вагнера», или «эквивалентная конденсационная электростанция (КЭС)». При этом топливо на электроэнергию принимается равным как на самой лучшей «эквивалентной конденсационной электростанции» с таким же видом топлива и с такими же параметрами пара, а оставшаяся экономия топлива относится на удешевление тепла!»

П. А.: «Такая защита потребителя от необоснованно завышенной стоимости ресурса – один из основных принципов новой модели рынка тепла. Другой касается повышения ответственности участников рынка: убираются бесконечные надзоры, но кратно увеличиваются штрафы. Конструкция проста, удобна для всех, защищает все интересы, но позволяет эффективно работать и заниматься реновацией, улучшением, увеличением прибыли и доходности, повышением надежности и т. д.»

А. Б.: «Да, этого, безусловно, надо добиваться, но не путем многократного увеличения надзирающих и многократно штрафующих, а только на основе конкурентной борьбы с «эквивалентной КЭС», а не «альтернативной котельной».

П. А.: «Еще одна серьезная проблема отрасли – миллиардные долги. По данным Минэнерго РФ, долг за поставки тепла сейчас составляет около 140 миллиардов рублей только в крупной генерации (на начало 2014 года – 136 миллиардов, на конец 2012 года – 120 миллиардов). И далеко не всегда причиной задолженности является плохая платежная дисциплина населения, нередки случаи, когда деньги собственников оседают на счетах сменяющих друг друга управляющих организаций. Для изменения ситуации энергетики предлагают на переходный период усовершенствовать систему расчетов за тепловую энергию. Для этого предлагается закрепить за каждым домом специальный расчетный счет, он будет иметь иммунитет, то есть деньги, предназначенные на тепло, не могут быть направлены на оплату водоснабжения, и наоборот. Кроме того, счет закрепляется именно за домом, а не за управляющей организацией, таким образом, смена управляющей компании или формы управления домом не будет влиять на расчеты. У самих же собственников (так же как и у органов власти, управляющих организаций) будет возможность постоянного мониторинга движения средств по этому счету».



Альтернативная котельная

Новая модель рынка предполагает ценообразование по принципу «альтернативной котельной». По словам Парвиза Абдушукурова, это не фигуральное выражение. Для того чтобы определить, какая цена на тепло для потребителя будет справедливой, эксперты решили дать ему условное право выбора – получать ресурс от источника в виде ТЭЦ или же от альтернативной котельной, стоимость тепла от которой определяется расчетным методом, как если бы это была самая идеальная с точки зрения технологий производства котельная плюс затраты на ее строительство (существующие котельные в массе своей обладают низкой эффективностью либо крайне изношены).

А. Б.: «Буквы правильные, слова правильные, да и цель вроде бы благородная, а суть решения перевернута на 180 градусов. Сбросное тепло от производства электроэнергии все равно будет выброшено в атмосферу, и только при условии, что оно будет в три-четыре раза меньше содержать топлива, оно будет с удовольствием востребовано на конкурентном рынке энергии и обеспечит развитие топливосберегающих технологий».

П. А.: «При этом мы сделали несколько допущений. Договорились, что «потребитель» – это микрорайон с населением в 3 тысячи человек, получает тепло от источника по определенному тарифу. Что будет, если он у себя в районе построит котельную и переключится на нее? С учетом затрат на строительство, обслуживание, содержание и т. д. На Совете производителей энергии мы договорились обо всех параметрах и формулах и отдали считать стоимость такой котельной в десяти разных городах страны независимому международному оценщику. Я пока не могу назвать цифры, которые получились, но я их уже знаю. Мы, конечно, предполагали, что так будет, но не до такой степени. Выяснилось, что 70 процентов страны сегодня платит выше этой цены. Что будет, когда теплоснабжение будет иметь рыночный сегмент, а стоимость тепла станет экономически обоснованной и справедливой для всех? Придет инвестор. Инвестор приходит тогда, когда есть правила игры и они на какой‑то период зафиксированы. А в нынешних условиях это невозможно».

А. Б.: «Нет! Категорически не согласен с рекомендациями Совета производителей энергии! Это прямой и скрытый диктат монополии федеральной электроэнергетики над муниципальной теплоэнергетикой. Электроэнергетика от ТЭЦ неэффективна не потому, что сбросное тепло турбин ТЭЦ дешево, а потому, что электроэнергия ТЭЦ в два раза дешевле монопольно и скрыто закупается КЭС! В Дании затраты топлива на тепло от ТЭЦ в три-четыре раза ниже самой лучшей «альтернативной котельной»! Цены надо поднимать на электроэнергию от ТЭЦ до уровня «эквивалентной КЭС», а не на тепло от ТЭЦ до уровня «альтернативной котельной»!

В качестве выводов о причинах дорогой тепловой энергии и некоторых шагах по ее удешевлению приведем высказывание Александра Богданова.

«Первое. Необходимо развеять мифы о безобидности скрытого перекрестного субсидирования топливом в виде: котлового метода усреднения затрат, применения метода «альтернативной котельной», равномерного, пропорционального методов и т. д.

В стране сложилась патовая, абсурдная ситуация – нет ни рынка энергии, ни плана, нет ответственности регулятора (Минэкономразвития) за энергоемкость валового продукта страны. Реципиенты в лице электроэнергетического комплекса отстаивают свои интересы, а доноры в лице жилищно-коммунального комплекса не имеют ни ответственности, ни мотивации, ни знаний для отстаивания своих законных интересов. Отсутствие рыночных отношений привело к «котельнизации» российской энергетики – массовому отключению потребителей от тепловых сетей ТЭЦ и переключению ко вновь построенным, но зато собственным котельным.

Страдают от российской беды перекрестного субсидирования именно новейшие топливосберегающие технологии. Именно скрытое перекрестное субсидирование топливом в условиях резко континентального российского климата лишает всякой инвестиционной привлекательности новейшие топливосберегающие проекты, а именно:

• модульные мини-ТЭЦ, ТЭЦ-термороботы на угле небольшой мощности (от 0,1 МВт), но с высокими параметрами пара (не ниже 40 ата) и промперегревом от 400 °С

и удельной выработкой на тепловом потреблении до 0,3‑0,4 МВт / Гкал;

• высокотемпературный дальний транспорт тепла (180 / 30 °С);

• низкотемпературный близкий транспорт тепла (95 / 10 °С) с применением абсорбционных тепловых насосов, низкотемпературное отопление (55 / 30 °С);

• абсорбционные тепловые насосы для теплоснабжения и хладоснабжения потребителей;

• технологии сезонной аккумуляции тепла и холода в грунте;

• технологии суточной, недельной аккумуляции тепла в аккумуляторах тепловой энергии;

• применение топливозамещающих товаров субститутов к тепловой энергии – тепловой изоляции трубопроводов, тепловой изоляции стен;

• получение холода с помощью высокотемпературных уходящих газов ГПУ.

Второе. Отсутствие реальных рыночных отношений влечет за собой подмену фундаментальных технологических знаний на практическую способность юристов и менеджеров юридического обоснования любого требования монополиста. В условиях несовершенства и противоречивости законодательства юристы и менеджеры, имеющие возможность виртуального обоснования любой глупости, стали на порядок востребованнее технологических специалистов.

Третье. Вследствие элементарной безграмотности общества рядовые потребители, «виртуальные специалисты» не видят того, что они теряют, что теряет общество и что приобретают те, кого субсидируют.

Четвертое. Необходимо убрать между продавцом и покупателем чрезмерную регуляторную функцию государства. Необходимо обеспечивать соблюдение правил и принципов, а не конкретные тарифы.

Пятое. Поднимать тарифы надо не на сбросное тепло от ТЭЦ, а на электроэнергию от ТЭЦ до уровня современной КЭС с одинаковыми параметрами пара и вида топлива.

Шестое. Именно регуляторы (Мин­экономразвития, ФАС), а не производители должны написать инструкцию по формированию тарифов на производимые виды энергии.

Седьмое. Обеспечение конкурентоспособной инновационной политики государства в сфере производства энергии при помощи тарифообразования на основе маржинального дохода.

Восьмое. Регулятор и ФАС должны контролировать правила разнесения затрат на производство всех видов энергии.

Это лишь некоторые шаги по удешевлению тепловой энергии. А таких можно разработать много. Но над этим должны работать не чиновники, не имеющие профильного образования, а специалисты данной отрасли».

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 05 (14) октябрь 2014 года:

    << | < 1
  • 1
  • 2
  • >>