16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/teploenergetika/12/152.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 03 (12) июнь 2014 года

Сланцевый газ – стратегический выбор?

Главное Подготовила Яна ЛИСИЦЫНА
Сланцевый газ – стратегический выбор?

За последние восемь лет добыча в США сланцевого газа внесла существенные изменения в распределение мировых энергетических потоков. Этот нетрадиционный газ уже стал реальностью, он влияет на развитие бизнеса во всем мире и на возможности экспорта не только североамериканских, но и других рынков.

Для того чтобы извлечь из него выгоду, энергетическому сообществу в дальнейшем необходимо детальное осмысление происходящих процессов и тщательное прогнозирование будущих. Но является ли сланцевый газ фактором, способным полностью перевернуть сегодняшнюю картину мира в газовой отрасли?

На очередном семинаре «Управление эффективностью и результативностью», состоявшемся в конце апреля в Российском экономическом университете им. Г. В. Плеханова, эксперты – ученые, представители органов власти и руководители компаний ТЭКа – обсудили одну из ключевых тенденций мирового энергетического рынка – «сланцевую революцию».

Основным докладчиком на семинаре стал Алексей Белогорьев, заместитель генерального директора по научно-организационной работе Института энергетической стратегии. Благодарим редакцию научно-практического журнала «Эффективное антикризисное управление» за предоставленные материалы и публикуем выдержки из доклада А. Белогорьева «Нетрадиционный газ – стратегический выбор?»



Североамериканский опыт

Нетрадиционный газ хорошо вписывается в одну из ключевых тенденций на мировом энергетическом рынке – это стремление к самообеспечению и ресурсной регионализации, когда страны стараются кооперироваться на региональном уровне.

Например, в Северной Америке такие страны, как Канада, США и Мексика, представляют практически единый конгломерат. Последние несколько лет такая тенденция является поворотным моментом в истории развития газовых рынков, поскольку несет очень большие изменения как в международных потоках газа, так и в объеме международной торговли и ценообразовании.

Почти все данные по техническим особенностям экономики и добычи нетрадиционных видов газа, особенно сланцевого, исходят от правительственных органов Соединенных Штатов и добывающих компаний. В США накоплен самый большой опыт – массовая разработка сланцевого газа в крупных масштабах там началась в 2006 году с 5 процентов от суммарной добычи в год и сегодня уже достигает почти 45 процентов.

В последние годы на фоне чрезвычайно низких цен на внутреннем рынке США на газ добыча была ниже рентабельности и пока ниже уровня безубыточности. Под уровнем безубыточности подразумевается себестоимость плюс норма прибыли 10 процентов. Цена безубыточности прямо пропорциональна начальному дебету скважин – в первые двадцать дней их использования. Этот дебет очень быстро падает для сланцевых скважин, которые живут примерно в пять раз меньше, чем скважина традиционного газа. Например, если срок жизни традиционной скважины составляет тридцать пять – сорок лет, то сланцевой – восемь – двенадцать лет максимум. Естественно, необходимо постоянно бурить новые.

Газодобывающие компании США спасала и до сих пор спасает попутная добыча газового конденсата. Если на 1 тысячу кубических метров добывать 1,8 барреля газового конденсата, то добыча сланцевого газа становится в этом случае фактически бесплатной. А на некоторых месторождениях, например Марселлус или Иглфорд, добывается 3,5 барреля газового конденсата на 1 тысячу кубических метров. Ожидается, что цены на газ в США будут расти и увеличатся в ближайшие пятнадцать-двадцать лет примерно в полтора раза. Но все равно они останутся существенно ниже цен в Европе и Азии.

С одной стороны, цены на газ не окупают добычу сланцевого газа, если бы она велась самостоятельно. Это показывает оценка рентабельности тех компаний, которые в основном специализируются на сланцевом газе и у которых низкий дебет газового конденсата. С другой стороны, это позволяет делать оптимистичные прогнозы дальнейшей добычи сланцевого газа в США.



Перспективы экспорта

Второй вопрос, который будоражит сегодня публику, связан с перспективами экспорта газа из США на волне «сланцевой революции». По прогнозам, сделанным американцами в апреле 2014 года, максимальный объем экспорта сжиженного природного газа (СПГ) составит 98 миллиардов кубометров. Это достаточно оптимистичный прогноз, есть и куда более скромные. Хотя цифру более 60‑70 миллиардов кубометров дает большинство экспертов. Прогноз не учитывает трубопроводный экспорт США в Мексику и Канаду.

По последнему прогнозу Международного энергетического агентства (МЭА), соотношение добычи и потребления газа в Северной Америке по всем трем странам и максимальный профицит составят всего 68 миллиардов кубометров к 2035 году. Несмотря на то что США выходят на профицит добычи, они планируют еще закупать СПГ, в небольшом объеме – 4‑5 миллиардов кубометров в год.

Различия в региональных ценах газа подталкивают американские компании к экспорту в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), а не в Европу. Поскольку компании, добывающие сланцевый газ, требуют доступа к экспорту из желания получить максимальную маржу на внешних рынках, в силу низких цен на внутреннем рынке США, естественно, они будут по экономическим причинам стремиться на рынок Азии – в Японию, Южную Корею, Китай. Небольшая часть газа – 30‑40 миллиардов кубометров – может пойти в Европу, но такой объем на газовом рынке Европы революции не сделает.



Добыча за пределами США

За пределами США самые большие запасы сланцевого газа находятся в Аргентине и Алжире. В Аргентине планируется достаточно масштабная добыча: по оценкам – до 45 миллиардов кубометров к 2035 году. В Алжире она практически не планируется из‑за достаточности традиционных ресурсов и их более низкой себестоимости.

Ресурсы сланцевого газа в Европе, безусловно, есть – в том числе и на Украине. Но, по всем оценкам, строительство одной скважины на сланцевый газ в Европе будет в два-три раза дороже, чем в США, и это без учета отсутствия бурового оборудования, необходимых квалифицированных кадров.

США в последние годы являются не просто основным экспортером идеологии сланцевого газа. Они строят для себя новое направление – экспорт технологий и услуг, в частности в области сланцевого газа, что принесет в перспективе большую прибыль, по крайней мере, в Китае. Для Европы же характерны ограничения, связанные, прежде всего, с экологическими проблемами.

Данные экологической безопасности добычи сланцевого газа в США не умалчиваются, но они весьма противоречивы. Основное противоречие связано с загрязнением пресных вод. Насколько большое влияние эта добыча оказывает на состояние вод – сказать пока сложно.

В Европе этот вопрос будет стоять еще более остро. В США добыча сланцевого газа ведется на относительно мало населенных территориях, чего нельзя сказать о Европе. Поэтому мы крайне скептически относимся к перспективе добычи сланцевого газа на европейской территории. Он будет добываться, скорее всего, в Польше и, возможно, на Украине, но в очень небольших объемах. Хотя для самой Польши они солидны – в пределах 8 миллиардов кубометров в год. То есть поляки вполне смогут покрыть основную часть своего потребления за счет этого газа, но не экспортировать этот газ.

По поводу Украины сейчас сказать вообще что‑либо сложно, учитывая проблемы инвестиционного климата и отсутствие инфраструктуры. Скорее всего, если там и будет добыча, то не раньше 2025‑2030 года и не больше, чем в Польше, – в пределах 6‑8 миллиардов кубометров. То есть в целом в Европе сланцевый газ не сыграет большой роли с точки зрения внутренней добычи.

В отличие от Европы, проблема наличия сланцевого газа в густонаселенных районах, где к тому же мало пресной воды, в принципе решаема в Китае. Но в целом добыча сланцевого газа там будет расти достаточно быстро, максимум 100‑120 миллиардов кубометров к 2035 году. Уже в следующем году китайцы планируют добыть 3,6 миллиарда кубометров.

В силу крайне низкой геологической изученности и отсутствия промышленной добычи этих скважин, пока оценки давать сложно. Сланцевый газ, конечно, сыграет в Китае свою роль, но займет максимум 15‑20 процентов от уровня потребления. Это не решит проблему роста зависимости Китая от импорта газа. Таким образом, в перспективе до 2035 года сланцевый газ остается, в основном, североамериканской темой и, частично, темой Китая.



Вопрос цены

Внутренние цены на газ в США в последние годы оторваны от цен в Европе и Азии. Это оказывает большое влияние на мировую торговлю. Во-первых, из США в Европу ушел относительно дешевый для Европы и дорогой и по качественным характеристикам непригодный для США уголь, который стал активно замещать газ в европейской электрогенерации, что дополнительно подорвало спрос на газ в Европе. С другой стороны, эти экстремально низкие цены на газ в США существенно подорвали психологические премиальные позиции в Японии и Южной Корее.

Очевидно, что цены будут снижаться, и это имеет прямое негативное последствие для России, поскольку все российские проекты связаны с экспортом в Азиатско-Тихоокеанский регион. И если тенденции, которые сейчас наблюдаются, будут преобладать, то многие российские проекты экспорта СПГ столкнутся с большими сложностями.

Тот межрегиональный ценовой арбитраж, который десятилетиями сложился на мировом рынке газа, сохранится, и цены в Северо-Восточной Азии будут выше, чем цены в Европе, но менее существенно, чем сегодня. А цены Северной Америки будут меньше, чем на европейском рынке, но все равно существенно вырастут.



Макроэкономические последствия революции

Сланцевая революция, прежде всего, привела к резкой перемене в тенденции снижения занятости в отрасли добычи нефти и газа в США. В середине 2000-х годов занятость стала резко повышаться – добыча сланцевого газа, по разным оценкам, дала около 600 тысяч новых рабочих мест.

Второй, не менее важный макроэкономический фактор связан с тем, что Соединенным Штатам уже пять лет удается, в том числе и во время экономического кризиса и посткризисного восстановления, поддерживать низкие цены на газ и стабильные на электроэнергию на внутреннем рынке. Это существенно влияет на повышение конкурентоспособности американской экономики, в частности, по сравнению с европейской. Кроме того, благодаря сланцевой революции американцам, по‑видимому, удастся к 2020 году претворить в жизнь планы по снижению выбросов СО2 за счет вывода угля из генерации.

Изменение и достижение практического самообеспечения США нефтью и газом заметно будет влиять на геополитические позиции США. Это высвобождает им руки в отношении политики на Ближнем Востоке и в отношении России, в целом увеличивая их роль как свободного арбитра. Это не сулит ничего хорошего странам-экспортерам, прежде всего ОПЕК и России.



Риски и возможности для России

Запасы нетрадиционного газа в России оцениваются как вторые или третьи по величине в мире. «Газпром» экспериментально добывает угольный метан на Талдинском месторождении в Кемеровской области, но там проект очень небольшой, всего на 4 миллиарда кубометров. В перспективе до 2035‑2040 года мы не видим необходимости и возможности добычи нетрадиционного газа в России в силу более высокой себестоимости по отношению к традиционным месторождениям, даже в Арктической зоне и в Восточной Сибири. Поэтому в Энергетическую стратегию России до 2035 года этот газ не заложен. По всем прогнозам, в том числе международным, нетрадиционный газ, в отличие от нетрадиционной нефти, для России большой роли играть не будет. Несмотря на это, нетрадиционный газ является для российской газовой отрасли стратегическим вызовом и несет в себе как риски, так и возможности. Под рисками подразумевается, прежде всего, сужение экспортных ниш.

Второе – это уменьшение перспектив международной торговли, прежде всего межрегиональной торговли газом. Кроме того, за счет добычи нетрадиционного газа появились и будут появляться новые экспортеры, например угольного метана из Австралии.

Одним из рисков, естественно, становится уменьшение влияния России на международных рынках. Изменение сложившейся структуры межрегионального ценового арбитража является для России большим риском в силу того, что мы сейчас разворачиваемся на Восток как раз тогда, когда цены, как ожидается, начнут снижаться.

Возможно, ключевой риск связан с растущим технологическим отставанием России. Современная энергетика, особенно в ближайшие двадцать-тридцать лет, сделает разворот от рынка энергетического сырья к сложному рынку, где, помимо продаж сырья, большую роль будет играть экспорт и импорт технологий и услуг. И здесь Россия могла бы, учитывая наш большой опыт, наличие квалифицированных кадров, занять определенную нишу. В какой‑то мере нам это удавалось по традиционным месторождениям и по строительству газопроводов. Но мы очень сильно отстали по всему, что касается нетрадиционного газа, и это существенно уменьшает наши возможности по экспорту услуг и технологий.

В то же время нетрадиционный газ создает для России три возможности. Прежде всего, добыча нетрадиционного газа в странах, приближенных к центрам потребления, стимулирует рост общего спроса на газ. По всем прогнозам именно переоценка объемов добычи нетрадиционного, в том числе сланцевого, газа привела и к повышению оценок спроса на газ. Вторая возможность касается роста средней себестоимости добычи газа в мире. Наши издержки постоянно растут даже на действующих месторождениях и будут существенно расти на новых, которые появятся в ближайшие десять-пятнадцать лет. Для нас принципиально важен этот второй фактор – рост себестоимости. И хотя мы, скорее всего, станем одним из замыкающих по себестоимости поставщиков в АТР наравне с Австралией, все‑таки, возможно, благодаря общему росту себестоимости Россия сможет удержаться на плаву. Третья возможность – это масштабный рост рынка услуг и технологий добычи, транспортировки, переработки и использования газа.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 03 (12) июнь 2014 года:

  • Высокая энергоемкость – бич российской энергетики
    Высокая энергоемкость – бич российской энергетики

    Цель настоящей статьи заключается в оценке ущерба, нанесенного российской экономике энергетики системой безответственного регулирования экономики энергетики России путем насаждения регулирующими органами скрытого перекрестного субсидирования монополии «федеральной электроэнергетики» за счет потребителей «муниципальной теплоэнергетики».

  • Сланцевый газ – стратегический выбор?
    Сланцевый газ – стратегический выбор?

    За последние восемь лет добыча в США сланцевого газа внесла существенные изменения в распределение мировых энергетических потоков. Этот нетрадиционный газ уже стал реальностью, он влияет на развитие бизнеса во всем мире и на возможности экспорта не только североамериканских, но и других рынков.

  • Русский дизель может стать паропоршневым
    Русский дизель может стать паропоршневым

    Специалисты двигателестроительных заводов поддержали идею к. т. н. Владимира Дубинина, руководителя объединенной научной группы «Промтеплоэнергетика» факультета довузовской подготовки Московского авиационного института, о производстве паропоршневых двигателей на базе отечественных дизелей.

    << | < 1
  • 1
  • > | >>