16+
Регистрация
РУС ENG

Назад

За работу в 2017‑м выставят больше оценок, чем раньше

26.09.2018 04:06:17 Елена НЕПОМЯЩАЯ
За работу в 2017‑м выставят больше оценок, чем раньше

Материал этой полосы напрямую не связан с темой нашего спецвыпуска, но дает представление о регионе присутствия сетевой компании в целом.

На что способна местная власть, скоро станет известно из рейтинга-2017, основанного на официальных цифрах доклада, который должен лечь на стол президента до 1 ноября этого года.

Документ должен быть сформирован в соответствии с Указом президента «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации» № 548 от 14 ноября 2017 г., заменившего указ от 2012 г.

Новый указ предлагает оценивать работу местных администраций по 24 пунктам. Сроки введения в действие новых и отмены старых положений оговорены специальным примечанием. Поэтому получается, что в этом году их количество одно, а в следующем – другое. Конкретно в 2018 г. показателей больше, чем было раньше.

Практически все параметры касаются уровня жизни людей – это динамика изменения среднемесячной зарплаты и отношение среднедушевых доходов к стоимости основных потребительских товаров, количество лет, необходимых семье из трех человек для покупки квартиры в 54 кв. м, и качество услуг ЖКХ.

Кроме того, есть критерии социально-экономические: объем инвестиций в основной капитал на душу населения и качество автомобильных дорог, оценка каждым человеком возможности для реализации своих способностей и способностей своих детей и оценка жителями сферы здравоохранения, образования, культуры, социального обеспечения. Плюс оценка доли жителей, столкнувшихся с коррупцией, оценка населением деятельности органов исполнительной власти субъекта РФ и органов государственной власти РФ, а также результат независимой оценки качества оказания услуг в социальной сфере.

Что касается механизма исполнения указа, то постановлением правительства от 19 апреля 2018 г. № 472 была утверждена методика оценки эффективности деятельности региональных органов власти по повышению уровня социально-экономического развития и по достижению высоких темпов наращивания экономического потенциала территорий.

Количество субъектов Федерации, которые могут поощряться по итогам оценки темпов социально-экономического развития территорий, увеличено с 20 до 40.

Мнения чиновников, как и мнения экспертов об эффективности деятельности региональных властей и о критериях их оценки, отличаются разно­образием. Начнем с экспертных оценок деятельности региональных властей.



«...Ресурсы используются, а фактические результаты не достигаются»

…сказала, выступая на Гайдаровском форуме, Татьяна Голикова, находившаяся тогда в должности председателя Счетной палаты РФ (сегодня – заместитель председателя правительства РФ).

В частности, с 2012 по 2016 г. устойчиво росло общее количество функций и полномочий федеральных органов исполнительной власти, что, по словам чиновника, свидетельствует о расширении влияния государства на деятельность экономических субъектов и нуждается в сокращении.

Останавливаясь на разделении полномочий между федеральной и региональной властью, Татьяна Голикова привела следующие цифры: «На 1 января 2017 года Российской Федерацией переданы регионам 113 полномочий в 17 сферах деятельности.

Рост числа переданных полномочий только относительно 2012 года составил 82,3 %. В осуществлении переданных полномочий участвуют 1060 органов исполнительной власти регионов и 7429 органов местного самоуправления и иных организаций. Очевидна сформировавшаяся в регионах устойчивая тенденция «трансляции» этих полномочий на муниципальный уровень».

По ее мнению, такой объем делегирования на муниципальный уровень приводит к потере прозрачности организации, которая передает полномочия, особенно в части регулирования движения бюджетных средств.

Всего из федерального бюджета в виде субвенций регионам за 2012‑2016 гг. передано более 1,5 трлн руб. при ежегодном выделении средств на делегирование полномочий в размере порядка 330 млрд руб.

«Наше исследование показало дальнейший рост эффективности региональной исполнительной власти»
Напомним, что кроме рейтинга работы региональных властей на основе официальных данных, существует несколько других, в том числе и региональных.

Приводим результаты одного из них, который был подготовлен Агентством экономических и политических коммуникаций (АПЭК) и Лабораторией региональных политических исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ). В нем сказано: «Наше исследование показало дальнейший рост эффективности региональной исполнительной власти».

Рейтинг содержит подробное описание механизма его составления: «Это продукт, основанный на экспертных оценках и специальным образом обработанных статистических и рейтинговых данных, отражает оценки эффективности ныне действующей региональной власти и высшего должностного лица субъекта Федерации на момент составления рейтинга, то есть на начало декабря 2017 года…

Особый интерес представляет методика рейтинга, состоящая из трех блоков: политико-управленческого, социального и финансово-экономического. Каждый из этих блоков делится на несколько направлений.
Из этого рейтинга следует, что устойчиво выделяется группа регионов-лидеров, и первая двадцатка рейтинга остается последние годы почти без изменений.

Первые места в нем на этот раз распределились так: Тюменская область – первое место, Белгородская область – второе, Чеченская Республика – третье и Ямало-Ненецкий АО – четвертое.

Ухудшились позиции Татарстана.

Последнее место в рейтинге 2017 г. заняла Курганская область. Особенно заметное падение продемонстрировали Республика Алтай, Хакасия, Волгоградская область и Еврейская АО».



«Речь не идет о переформатировании системы госуправления»

В заключение приводим ряд мнений экспертного сообщества о достаточности критериев для оценки работы региональной власти.

Андрей Марголин, проректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), д. э. н., профессор, заслуженный экономист РФ, считает, что в указе «речь не идет о переформатировании системы госуправления. Скорее, можно говорить о совершенствовании системы оценки деятельности органов исполнительной власти».

С ним отчасти согласен Лев Савулькин – старший научный сотрудник исследовательского отдела Леонтьевского центра: «Я убежден, что данный указ стал продолжением и совершенствованием указа президента РФ от 21 августа 2012 года и не предвижу существенных изменений в механизме оценки региональной власти. Механизм прост: хорошо выполняются предусмотренные указом показатели – региональная власть работает хорошо».

По мнению Евгения Чекина, недавно ушедшего в отставку главы правительства Республики Саха (Якутия), указ – один из инструментов для совершенствования системы госуправления.


Рейтинг оценки эффективности ныне действующей региональной власти и высшего должностного лица субъекта Федерации на начало декабря 2017 года...

Тюменская область – первое место, Белгородская область – второе, Чеченская Республика – третье и Ямало-­Ненецкий АО – четвертое.

Последнее место заняла Курганская область.

Особенно заметное падение продемонстри­ровали Республика Алтай, Хакасия, Волгоградская область и Еврейская автономная область.


Что касается «однобокости» показателей, по которым оценивают работу региональной власти (много критериев, касающихся социальной сферы, и мало говорящих о состоянии промышленности и экономики), то взгляды экспертов разошлись.

Напомним, что в указе нет параметра «энергоемкость ВРП», впрямую отражающего темпы модернизации производства. Это удивительно, при условии, что «в государственном докладе о состоянии энергосбережения и повышении энергетической эффективности в Российской Федерации за 2016 г.» (за 2017-й еще нет данных) сказано: «России приходится догонять своих зарубежных партнеров, энергоемкость экономики которых ниже в 1,5‑2 раза» (цитата по Государственному докладу о состоянии энергосбережения и повышении энергетической эффективности в 2016 г.).

Однако, по мнению Андрея Марголина, социальный акцент системы показателей – это объективно правильно: «Именно по таким показателям судят о качестве работы региональных властей. Что же касается показателей энергоемкости, то это в большей степени сфера ответственности бизнеса. Тем не менее эта тема косвенно затрагивается, например, в таком показателе, как «Интегральный индекс субъекта Российской Федерации в национальном рейтинге состояния инвестиционного климата».

И показатель «Качество и доступность услуг жилищно-коммунального хозяйства» учитывает расходы населения на оплату коммунальных услуг, включая расходы на электроэнергию. Соответственно, чем хуже будет ситуация с энергоемкостью в сфере ЖКХ, тем ниже будет удовлетворенность населения качеством предоставления этих услуг».

У чиновников более конкретный подход к оценке нового указа.

Так, администрация муниципального образования «Город Астрахань» (ответ на наши вопросы пришел на официальном бланке, но не был персонализирован. – Прим. ред.) полагает, что экономические показатели «имеют акцент на перерабатывающую промышленность».

Астраханские чиновники положительно оценили появление в указе новых показателей, которые характеризуют инвестиционный климат, развитие транспортной инфраструктуры, устойчивость региона с точки зрения уровня заимствований. К достоинствам указа они отнесли и требования к формату показателей – теперь требуется приводить больше удельных и относительных значений, что делает их более информативными.

В то же время муниципальная администрация Астрахани полагает, что нужно добавить показатели, которые говорят о производительности труда, доле высокотехнологичных отраслей в экономике региона, стимулировании предпринимательской деятельности и снятии бюрократических барьеров.

По словам Евгения Чекина, для оценки работы власти в Якутии особенно важны критерии, которые отражают качество жизни, потому что по ним республика отстает от среднероссийских показателей.

Крайне важным он считает и появление показателей, которые определяют не только эффективность деятельности органов исполнительной власти по достигаемому уровню социально-экономического развития региона, «но и по темпам наращивания экономического (налогового) потенциала территорий. Причем на основании последней оценки осуществляется распределение грантов в целях стимулирования деятельности региональных и местных органов власти».

Относительно показателя «Энергоемкость ВРП» Евгений Чекин полагает, что «более полно экономическое развитие региона отражает уже включенный в оценку критерий «Динамика валового регионального продукта на душу населения». При этом в Якутии энергоемкость ВРП ниже, чем по России, благодаря высокорентабельной алмазодобывающей промышленности».

По мнению чиновника, некоторые показатели для Якутии, в связи с региональными особенностями, надо исключить (критерий «Плотность сети автомобильных дорог общего пользования») или изменить («Суммарный коэффициент рождаемости» на комплексный показатель «Численность населения», который учитывает миграционные потоки и рождаемость»).

Что касается связи между оценкой эффективности деятельности региональной власти и получением субъектом РФ помощи из федерального бюджета, то большинство экспертов таковой не видят.

И наконец, мнения экспертов совпали по поводу наличия у исполнительной власти ресурсов для изменения динамики показателей, приведенных в указе. Их можно обобщить, снова обращаясь к выступлению Татьяны Голиковой: «…объем субвенций из федерального бюджета на осуществление отдельных полномочий Российской Федерации недостаточен... и в ряде случаев влечет за собой дополнительные расходы субъектов, по сути, на то, что должно обеспечиваться федеральным бюджетом».

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.