16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

Греф хочет денег на «национальные проекты»

18.04.2005 RBCdaily Алексей Виноградов

Идея национального инвестиционного фонда «принципиально» одобрена, говорит глава МЭРТ, остается его профинансировать

Бюджетная комиссия правительства РФ приняла «принципиальное решение» о создании в России в 2006 г. национального инвестиционного фонда. Об этом сообщил глава Минэкономразвития Герман Греф, уточнивший, что, хотя объемы и источники наполнения фонда пока не определены, МЭРТ предлагает использовать в качестве источника часть дополнительных доходов от высоких цен на нефть. Что касается минимального объема фонда, то, по словам министра, «для полномасштабного начала национальных проектов необходимо 60–100 млрд руб.»

О создании инвестфонда Греф говорит не первый месяц, однако, хотя к самой идее вроде бы благосклонно отнесся премьер Михаил Фрадков, правительством до сих пор она не одобрялась – ни на предстоящий бюджетный год, ни даже на более отдаленную перспективу. Слишком значительными были расхождения во взглядах на то, стоит ли создавать фонд, из каких средств его финансировать, какие его проекты должны быть приоритетными и т. д. Полемика явилась продолжением дискуссии о том, на что расходовать средства стабилизационного фонда.

«Вероятность создания такого инвестфонда достаточно велика, – сказал RBC daily директор департамента стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев, – хотя пока не принят бюджет 2006 г., естественно, говорить о начале функционирования нового механизма нельзя. Тем более что сомнения в его необходимости остаются».

Национальные инвестфонды функционируют в некоторых странах, в том числе соседних с Россией. Например, в Казахстане, где еще в 2002 г. в рамках правительственной стратегии развития были созданы Национальный инвестиционный (НИК) и Национальный инновационный фонды. Одной из основных задач первого декларировалось поощрение производств с высокой добавленной стоимостью, второго – конкретно производств в сфере высоких технологий и соответствующих НИОКР. В настоящее время НИК финансирует несколько десятков отобранных проектов общим объемом более 150 млн долл. Фонд финансируется из бюджетных источников. Местный стабфонд (именуемый Национальным фондом и созданный ранее российского аналога) пока к инвестированию подобных проектов не привлекается, хотя такая возможность не исключена в будущем.

«На самом деле идея создать такой фонд в России появилась еще раньше, чем в Казахстане, – сказал RBC daily ученый секретарь Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН Дмитрий Кувалин. – Этой идее более десяти лет, ее пытались реализовать и в виде Российского банка развития, и в виде бюджета развития, но дело фактически не пошло – отчасти благодаря поборникам идеи максимального невмешательства государства в экономику. Хотя и было очевидно, что устранить серьезные структурно-экономические перекосы без реализации подобных идей невозможно».

«Сомневаюсь, что создание НИФ сыграет значительную позитивную роль, – считает Игорь Николаев, – зачем создавать некий единый центр, если уже функционируют федеральные целевые программы (ФЦП) с бюджетными источниками финансирования, отработанным механизмом контроля над расходами и т. д. Вообще, создается впечатление, что НИФ – еще одна инициатива, выдуманная чиновниками, для того чтобы дополнительно поддержать уже существующие проекты, хотя, конечно, при таком запутанном финансировании и при отсутствии должного аудита эффективности этих проектов последняя не может быть большой».

«ФЦП абсолютно недостаточны для решения задач, стоящих ныне перед Россией, – возражает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. – Все мы помним времена, когда эти ФЦП финансировались лишь на 10%, и эти 10% расходовались только «на проедание». А сейчас ситуация ненамного лучше. В принципе идея НИФ правильна, но только при условии, что он не будет объединять функции финансирования и контроля. Что касается такой цели, как развитие производств в сфере высокой добавленной стоимости, то она достижима лишь при смене генерации российских чиновников и финансистов. Если представители МЭРТ говорят, что технопарки надо создавать не там, где есть высокие заделы, а буквально на пустом месте, то на что они пустят средства НИФ и какова будет эффективность этих вложений – остается только гадать».

«ФЦП слишком малоконтролируемы, – говорит Дмитрий Кувалин, – а стратегические проекты требуют и хорошего оперативного управления, и жесткого контроля над их исполнением. Тем более когда речь идет о проектах инфраструктурных – строительство дорог, ЛЭП, портов и т. д. Именно туда нужно в первую очередь направлять стратегические инвестиции. Хотя неизвестно все-таки, какие задачи поставит перед НИФ правительство, как он будет функционировать. А в таких деталях, как известно, "кроется дьявол"».

«Есть несколько крупных национальных проектов, которые, безусловно, должны бы стать объектом деятельности НИФ, – например, освоение Штокмановского месторождения с соответствующим производством сжиженного природного газа, – считает Михаил Делягин. – Но все-таки главной стратегической целью должна оставаться инфраструктура – дороги, ЛЭП, модернизация аэропортов и т. д. До тех пор, пока сообщение между разными частями страны столь затруднено, как сейчас, нельзя говорить ни о какой территориальной целостности и о перспективах развития России».

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку