16+
Регистрация
РУС ENG

Расчленяй и властвуй

20.09.2007 Время новостей Алексей ГРИВАЧ, Юрий ШПАКОВ

Еврокомиссия хочет контролировать продажу электрических и газовых сетей иностранцам

Европейская комиссия опубликовала вчера давно анонсированные предложения по реформированию энергетического сектора. В числе прочего они официально предполагают запрет на приобретение газовых и электрических сетей иностранными компаниями, если их страна происхождения не имеет соответствующего соглашения с Брюсселем.

И, похоже, именно защита собственных рынков от экспансии поставщиков газа (прежде всего российского «Газпрома»), который страны ЕС вынуждены все больше и больше импортировать, является главным мотивом еврочиновников. Ведь убедить Францию и Германию, ярых противников инициатив Брюсселя, в необходимости провести экспроприацию собственности у своих национальных энергетических чемпионов (одним из пунктов предлагается заставить вертикально-интегрированные газовые и энергетические концерны избавиться от транспортных сетей) будет практически невозможно. Тем более что французские монополисты Gaz de France и Electricite de France являются и вовсе государственными компаниями.

Глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу вчера заявил: «На практике компании и частные лица из третьих стран не смогут приобрести контроль над транспортными системами или их операторами в Евросоюзе, если у страны происхождения нет соответствующего соглашения с ЕС». Это даже не намек, а прямое указание на Россию, которая давно отказывается ратифицировать Договор к Энергетической хартии. Документ, который, по мысли европейцев, откроет свободный доступ к газотранспортной системе России для других стран и компаний, а также к инвестициям в российскую добычу нефти и газа, является главным камнем преткновения на пути к подписанию нового соглашения о стратегическом сотрудничестве между Москвой и Брюсселем. А между тем старое истекает в конце года.

Президент РСПП Александр Шохин вчера так и заявил, что считает намерение ЕС ограничить доступ компаний из третьих стран, и в том числе из России, на европейский энергорынок государственным протекционизмом и ответом на нежелание Москвы ратифицировать Энергетическую хартию. «Эти меры противоречат духу либерального законодательства ЕС», -- сказал он.

А после комментариев со стороны еврокомиссара по энергетике Андриса Пиебалгса о перспективах «Газпрома» в Европе, относительно целей энергетического пакета Брюсселя не осталось никаких сомнений. К либерализации европейского рынка они не имеют никакого отношения, скорее они связаны с попытками продавить либерализацию доступа к российским недрам. «Теоретически допустимо иметь контроль над сетью, но надо, чтобы было общее энергетическое соглашение или соглашение между Евросоюзом и Россией о том, что такое сотрудничество может рассматриваться как возможное», -- сообщил еврочиновник.

Впрочем, понять европейцев тоже можно. В России сначала ограничивают их доступ к запасам нефти и газа (а иногда, как в случае с Shell на Сахалине, сокращают их долю в проекте), а потом российские компании довольно активно ведут себя на рынке в странах Западной Европы, обещая скупить их собственные «национальные достояния».

Официальная российская позиция на тему европейских инициатив вчера обнародована не была. «Газпром» ограничился комментарием пресс-секретаря Сергея Куприянова, который был распространен еще до публикации предложений Еврокомиссии. «Газпром» является надежным поставщиком газа в Европейский союз и крупным инвестором в инфраструктуру, которая доставляет природный газ в Европу. Мы разделяем главную цель Европейского союза -- обеспечить долгосрочную надежность поставок газа в ЕС», -- заявил представитель газового монополиста. Но при этом «оценку того, как на практике предложенные меры отразятся на надежности поставок, конкурентоспособности европейского энергетического рынка и в конечном итоге на ценах энергоносителей в Европе» «Газпром», по его словам, представит после тщательного анализа и консультаций с ключевыми структурами ЕС.

В июле этого года вступили в силу предыдущие директивы ЕС, направленные на отделение транспортной инфраструктуры от производства и сбыта газа или электроэнергии. Вертикально-интегрированные компании, владеющие сетями, должны были обеспечить их юридическую и операционную независимость от головной компании, чтобы обеспечить недискриминационный доступ других потенциальных поставщиков на рынок. Однако теперь такой компромисс еврочиновников уже не устраивает. Они требуют полного (на уровне собственности) разделения этих видов бизнеса, то есть попросту продажи сетей. То же самое касается и газовых хранилищ, которые также являются частью инфраструктуры по газоснабжению потребителей. В качестве маленькой уступки оппонентам Еврокомиссия предусмотрела опцию не продажи, а передачи в управления независимому оператору. Что выглядит еще более цинично, поскольку в этом случае владелец даже не получит денежной компенсации за произведенные инвестиции.

Кроме того, правительствам стран --участниц ЕС, которые должны теперь обсудить и принять решение по радикальным методам развития конкуренции в электроэнергетике и газовом бизнесе, предложено согласиться с полной независимостью национальных органов, регулирующих энергетические рынки. Правда, при решении существенных вопросов в сфере энергетики эти регуляторы будут иметь лишь консультационные полномочия, а конечный вердикт будет за Брюсселем.

В Евросоюзе уже давно сложилась мощная оппозиция такого рода предложениям. Защищающие свои крупные компании Германия и Франция, а также примкнувшие к ним Австрия и Италия вчера очень бурно отреагировали на опубликованные инициативы. Представитель министерства экономики в Берлине Штеффан Моритц заявил: «Существенные детали выглядят неубедительно. А пакет законопроектов в целом слишком бюрократичен и ведет в конечном счете к слишком высоким регуляторским затратам». И назвал представленные вчера в Брюсселе документы «исходной точкой для дискуссий», которые европейцы будут вести дальше. «Планы слишком радикальные, -- цитирует Reuters другого представителя немецкого минэкономики. -- Предложения очень близко подошли к тому, чтобы фактически стать экспроприацией». А французский министр финансов Кристин Лагард пообещала вчера в ходе парламентских слушаний по слиянию Gaz de France и Suez, что «сделает все возможное совместно с другими оппонентами (предложений Брюсселя. -- Ред.), чтобы не допустить расчленения».

Руководители немецких компаний, которые могут лишиться сетей, также реагировали крайне резко. Председатель правления крупнейшего в Европе энергетического концерна E.ON Вульф Бернотат привел для примера страны, в которых в той или иной форме был проведен процесс отчуждения электросетей или газопроводов. По его словам, этот путь «не ведет к усилению конкуренции, не ведет к более высоким инвестициям, не ведет к более низким ценам». А некоторые предложения Европейской комиссии, как считает г-н Бернотат, ведут к бюрократизации и возвращению государственного контроля. «Это противоречит идее внутреннего рынка и вызывает у нас озабоченность», -- сообщил он. Критикуя брюссельских энергетических чиновников, представитель другого немецкого концерна -- RWE -- подчеркнул, что Еврокомиссия не учитывает прогресс, достигнутый в последние годы на рынках энергии, в особенности в Германии.

Предложения по расчленению затрагивают не только планы на будущее «Газпрома», но и текущие интересы. Компания владеет крупными пакетами акций в компаниях, владеющих газопроводами на территории стран ЕС, -- немецком Wingas (совместное предприятие с Wintershall) и польском EuRoPolgaz (принадлежит польский участок газопровода Ямал--Европа). И в случае вступления в силу рекомендаций Брюсселя из этих бизнесов придется выходить. Глава Wingas Райнер Зееле вчера заявил «Времени новостей», что выступает против законодательной инициативы Еврокомиссии. «Представленный Европейской комиссией пакет законодательных мер предусматривает серьезное вмешательство в права собственности частных компаний, -- говорит он. -- Wingas считает уместным обратить внимание и на то обстоятельство, что строительство и расширение транспортных сетей всегда осуществлялось не за счет налоговых поступлений, а за счет частных капиталовложений. К тому же Wingas смог в свое время утвердиться не на рынке, регулируемом государственной монополией, а, наоборот, в условиях оживленной конкуренции между поставщиками газа. Кстати, в этом исходная ситуация в Германии в корне отличается от изначального положения в других странах ЕС, где декартелизация затронула в основном госкомпании, монополизировавшие энергетический рынок».

Впрочем, есть и компании, публично поддержавшие настрой Брюсселя. Глава энергетической компании Vattenfall Ларс Йозефссон заявил Handelsblatt, что управление электрическими и газовыми сетями должно быть в независимых руках. А старший вице-президент Fortum (главный конкурент Vattenfall в Скандинавии) Тимо Карттинен, которого цитирует Bloomberg, сказал, что предложения Еврокомиссии необходимы для повышения эффективности энергетического рынка, гарантии того, что ни один производитель энергии не имеет власти над транспортной инфраструктурой. Того же мнения придерживается и глава British Gas Сэм Лэдлоу. «Это важный шаг по продвижению конкуренции на энергетических рынках к выгоде европейских потребителей энергии. Полное выделение (транспорта. -- Ред.) -- лучший путь открытия «магазина не для всех», коим является энергетический рынок Европы, привлечения инвестиций и повышения надежности энергоснабжения», -- заявил он BBC.

Президент российского Института энергетической политики Владимир Милов поддерживает решительность Еврокомиссии. По его мнению, предлагаемая система управления рынком является более сложной по сравнению с действующей моделью с вертикально-интегрированными концернами, а потому выглядит более рискованной. «Но это не значит, что она недееспособна и тем более хуже существующего рынка, -- считает эксперт. -- Напротив, в долгосрочной перспективе она гарантирует более сбалансированное развитие рынка и страховку от диктата поставщиков энергоносителей в отношении потребителей, в том числе и конечных». Вместе с тем он признает, что определенные риски недоинвестирования и соответственно неудовлетворенного спроса переходный период несет. Однако это не значит, что от более сложной, но эффективной системы следует сразу отказаться.

Так или иначе, предложения только выложены на стол для обсуждения. А учитывая неоднозначность их последствий и противоречивость интересов внутри ЕС, принятие даже в среднесрочной перспективе выглядит весьма сомнительно. Но свое главное дело -- поумерить пыл России -- они выполнили. По крайней мере «Газпром» уже не так активно занимается поиском объектов для поглощения в Европе.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку