16+
Регистрация
РУС ENG

Европа закрывает «заднюю дверь»

Депутат бундестага Йоахим Пфайффер: «Если «Газпрому» поставят заслон, это будет правильно»

Сегодня в Европейской комиссии в Брюсселе начнется обсуждение пакета новых законов ЕС, целью которых должна стать дальнейшая либерализация рынков электроэнергии и торговли природным газом. Один из важнейших законодательных актов, поступающих на рассмотрение, предусматривает отчуждение у крупных энергоконцернов их транспортных сетей -- ЛЭП и газопроводов. Тем самым брюссельские чиновники рассчитывают на усиление конкурентной борьбы. Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу вчера в очередной раз продемонстрировал, что предлагаемая мера позволит защитить энергетику Европы от государственных поставщиков энергоресурсов из стран, не входящих в ЕС. Речь прежде всего о российском «Газпроме», который, как заявил г-н Баррозу, в случае принятия новых законов ЕС столкнется с жесткими ограничениями, если решит приобрести энергетические активы в странах Евросоюза. Выступая на ежегодной конференции Либерально-демократической партии Великобритании в Брайтоне, он, как пишет The Financial Times, заявил: "Одна государственная компания ("Газпром". -- Ред.) является единственным поставщиком газа пяти странам -- членам ЕС. Чтобы защитить открытость нашего рынка, мы должны установить жесткие условия для приобретения активов компаниями тех государств, которые не входят в ЕС. Мы можем быть открытыми, но не должны быть наивными". Он отметил, что новые правила, определяющие механизмы защиты энергетического рынка ЕС от некоммерческих иностранных инвестиций, гарантируют "более справедливый, более открытый энергетический рынок". Впрочем, правительства Германии и Франции еще на ранних стадиях подготовки этой законодательной инициативы выразили несогласие с ней. Позицию Берлина прокомментировал обозревателю «Времени новостей» Юрию ШПАКОВУ депутат бундестага Йоахим ПФАЙФФЕР, являющийся координатором по энергетической политике фракции ХДС/ХСС в германском парламенте.

-- Из Брюсселя все отчетливее слышатся заявления о необходимости «ограждения» европейских ЛЭП и газопроводов от поглощения их неевропейскими компаниями. Не ставится ли таким образом под удар один из главных принципов рыночной экономики -- свобода конкурентного соперничества и движения капитала?

-- Со своей стороны я приветствую предложения Еврокомиссии, призванные воспрепятствовать приобретению европейских транспортных сетей иностранными государствами или компаниями с доминирующим госучастием из стран, находящихся за пределами ЕС. И если на пути российского «Газпрома», если он вознамерится стать собственником ЛЭП или газопроводов в Европе, будет поставлен заслон, то я считаю это правильным.

-- В России подобный подход вызывает бурные протесты. Кремль утверждает, что Запад попросту боится у себя конкуренции российских компаний... Чем это вызвано?

-- Когда мы говорим о российских компаниях, то речь идет в первую очередь о тех, где собственником или доминирующим субъектом является государство. Мы со своей стороны хотим строить экономические отношения на основе конкуренции с большим участием частного бизнеса. Мы не хотим усиления влияния государства на экономические процессы. Необходимо надежно препятствовать попыткам зарубежных компаний закрепиться на рынке ЕС через «заднюю дверь». Повторю, речь идет исключительно о таких предприятиях, в том числе российских, где главную роль прямо либо косвенно играет государство, способное решать с помощью поглощений частных западных компаний некоторые свои политические вопросы. Во взаимоотношениях с Россией мы заинтересованы в обоюдном соблюдении рыночных норм и правил. Мы заинтересованы в том, чтобы такие европейские компании, как немецкий E.ON, получили необходимую свободу для своей деятельности. На происходящее в России в этой сфере я смотрю весьма скептически.

-- На следующей неделе в посольстве Российской Федерации в Берлине бывший канцлер Герхард Шредер выступит с докладом на тему «Русский вызов» и расскажет, следует ли немцам бояться инвестиционного наступления из Москвы. Как вы относитесь к этой проблеме?

-- По поводу г-на Шредера есть такая немецкая поговорка: чей хлеб я ем, того песню и пою (г-н Шредер возглавляет компанию Nord Stream, оператора строительства газопровода «Северный поток». -- Ред.). К данной проблеме следует подходить дифференцированно. Разумеется, мы в Германии хотим привлечь больше иностранных инвестиций. Мы приветствуем иностранных инвесторов -- в самых различных отраслях экономики. Важно, чтобы при этом для всех соблюдались одинаковые базисные условия, которые обеспечивают справедливую конкуренцию. Если же в процесс рыночного соперничества вмешиваются закулисные политические мотивы, мы должны к таким инвестициям относиться с осторожностью. Поэтому мне трудно дать единый рецепт, в каждом конкретном случае надо вырабатывать свой подход. Мы не стремимся к тому, чтобы оградить себя от российских компаний. На нашем внутреннем европейском рынке мы и в дальнейшем будем стабильно развивать энергетику. И принять участие в этом мы приглашаем также иностранных частных инвесторов и их капитал. Только условия конкуренции для всех должны быть в этом случае одинаковыми для всех.

-- Европейская комиссия непоколебимо заявляет о своей решимости довести до конца расчленение крупных энергетических концернов, таких как немецкие E.ON и RWE или французские Electricite de France и Gaz de France. В то же время Германия и Франция выступили категорически против. На чьей стороне, по вашему мнению, более дальновидный подход к энергетической безопасности Европы в будущем?

-- Следует прежде всего признать, что мы все в Европе хотим и должны интенсифицировать конкурентное соперничество, в частности в такой жизненно важной отрасли, каковой является энергетика. Мы, разумеется, приветствуем задокументированное намерение и стремление Европейской комиссии к усилению динамизма в этом процессе. В этом между Еврокомиссией и федеральным правительством Германии не существует противоречий. И мы с обеих сторон делаем немало для того, чтобы на рынке энергии в Европе появились новые поставщики электричества и природного газа.

Однако дискуссия о расчленении энергетических концернов и отчуждении принадлежащих им на правах частной собственности транспортных сетей застала Германию в тот самый момент, когда начинают давать знать о себе первые эффекты нововведения по либерализации внутренних рынков энергии, принятые в ЕС несколько лет назад. Поэтому если разумно подходить к рассмотрению проблемы, следует считать расчленение концернов последним, завершающим шагом процесса либерализации. Время для этого еще не наступило. Мы опасаемся, что если на этом этапе начнется отчуждение собственности у крупных энергопредприятий, они будут испытывать неуверенность в планировании своего будущего. Помимо этого при наличии на данном этапе стольких сторон, несогласных с предлагаемыми идеями, сам процесс принятия этого пакета законов на многие годы погрязнет в дискуссиях и судебных разбирательствах. Это будет попросту потраченное время.

Кроме того, мы усматриваем серьезную угрозу правам и интересам частных предприятий (все энергоконцерны в Германии находятся в 100-процентнойной частной собственности. -- Ред.). Ведь по планам Еврокомиссии государственные предприятия не должны будут в полной мере подвергаться процессу расчленения. Мы считаем это несправедливым: права и обязанности должны быть у всех одинаковыми вне зависимости от формы собственности.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку