16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

Из лиги лидеров уходит нефть

22.03.2005 КоммерсантЪ Игорь Велетминский

Не более пяти процентов в год сможет обеспечить прирост ТЭК России

Топливно-энергетический комплекс России утратил динамизм и не сможет расти больше чем на 5 процентов в год. Столь шокирующуюоценку возможностей отрасли представило вчера участникам третьего всероссийского энергетического форума Минэкономразвития России.


Ворох проблем рискует свалить с ног главный фактор относительного благополучия российского бытия. Топливно-энергетический комплекс России к 2015 году вырастет всего в 1,17 раза, в то время как общий объем промышленного производства возрастет в 1,81 раза. Многие же обрабатывающие и высокотехнологичные отрасли смогут расти на 7 и более процентов в год. Доля ТЭК в экспорте также "съежится" - с нынешних 56 процентов до 43 процентов. А все потому, что главная "дойная корова" российской казны столкнется с серьезными и неизбежными вызовами. И это при том, что объем инвестиций в развитие нефтянки и трубопроводной системы в период 2005-2015 годов составит 128 миллиардов долларов. Опасно здесь прежде всего то, что ТЭК по-прежнему будет составлять более двух третей российской экономики и "транслировать" свои беды на всех. По прогнозам минэкономразвития, в 2005-2008 годах планируется снижение добычи нефти.

Причинами неизбежного в ближайшее время "отката" эксперты считают прежде всего износ и недостаточное развитие трубопроводной системы вместе с нехваткой новых производств в ТЭК.

"Пассивность в создании новых производств, в частности, по сжиженному газу, может привести к потере Россией перспективных рынков", - предостерег Андрей Шаронов.

Другой тревожный звоночек для ТЭКа - то, что "снимать пенки" с высокоэффективных месторождений нефти становится все труднее: уже к 2010 году их доля сократится до 30 процентов. А все потому, что стремительно будет расти число неработающих скважин. Описав перспективы нефтяной отрасли со среднесрочной программой на ближайшие три года, Андрей Шаронов отметил, что для реализации оптимистического сценария развития (добыча 530 миллионов тонн нефти в год) необходимо развитие новых месторождений.

Однако эти планы, мягко говоря, не стыкуются с налогообложением. Введение два года назад единой шкалы налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) позволило избежать махинаций с трансфертными ценами: ведь налог оказался привязан к мировой стоимости нефти, а не к цене, по которой компании ее продают. Однако "вылез" другой дефект - нефтяникам стало невыгодно вкладываться в разработку трудноизвлекаемых ресурсов. "Нужно срочно дифференцировать ставку НДПИ", - заявил глава Федерального агентства по энергетике Сергей Оганесян. При этом он вполне откровенно назвал и причину "торможения" этой новации: "Мы столкнулись с сопротивлением компаний, имеющих хорошие молодые месторождения". Глава Росэнерго добавил, что "можно и нужно обдирать "нефтянку", но при этом должна быть возможность развивать отрасль, делать инвестиции".

Пока же остается только констатировать, что добыча нефти существенно превышает воспроизводство минерально-сырьевой базы. Проще говоря, продолжается проедание сырьевых ресурсов, и государственное регулирование здесь демонстрирует свое бессилие. Сергей Оганесян назвал в числе нерешенных проблем и техническое отставание ТЭК от мирового рынка. Скажем, уровень нефтепереработки на российских НПЗ весьма низок, и низкое качество топлива препятствует его экспорту.

Тему весьма эмоционально продолжил министр транспорта Игорь Левитин: "Российские транспортные компании в 2004 году оказались на грани потери конкурентоспособности". А все потому, что низкооктановый бензин подорожал за год на 48 процентов, керосин - на 47 процентов, а дизтопливо - и вовсе на 51 процент. Дорогой, и к тому же скверного качества, керосин стал в значительной степени не нужен авиакомпаниям: они предпочитают заправляться за рубежом. К тому же керосин идет к аэропортам московского авиаузла по "дышащему на ладан" нефтепродуктопроводу. Это уже другой поворот сюжета. Для модернизации магистрали Левитин предложил передать ее в "структуры, подведомственные минтрансу".

Но если ветхость инфраструктуры - объективная данность, то нежелание отстроить нормальную законодательную базу отрасли - уже из сферы чиновничьего безделья. Скажем, вхождению бизнеса в инфраструктурные проекты препятствует отсутствие закона о концессиях. Законопроект пылится в Госдуме с 1996 года, и только недавно второе чтение было наконец-то назначено на 22 апреля этого года. Кроме того, годами не могут пройти через парламент законы "О нефти и газе" и "О трубопроводном транспорте".

Ну а поскольку ТЭК прочно ассоциируется с монополизмом, именно с этих позиций ситуацию атаковал глава Росэнерго Игорь Артемьев. Призвав исходить "из презумпции худшего", то есть возможного обострения положения дел в случае падения мировых цен, он отметил, что "в ТЭК самая непрозрачная ситуация". Он информировал форум о том, что за полтора последних года доля на рынке независимых нефтяных компаний сократилась с 12 до 6 процентов, и в очередной раз отметил, что прошлогодний рекордный рост цен на бензин был вызван злоупотреблениями монопольным положением со стороны вертикально интегрированных компаний. Игорь Артемьев, недавно столкнувшийся с жестким контрударом монополистов по законопроекту "О защите конкуренции", призвал обратить внимание на газовую отрасль: "Здесь самая высокая степень монополизма, а независимые монополисты могут получить допуск к газопроводам только на условиях, продиктованных "Газпромом". Глава Росэнерго считает, что в отличие от электроэнергетики, газовая отрасль движется в направлении, прямо противоположном конкуренции: "Задачи модернизации страны способами монополизма достичь невозможно. Опираться можно только на то, что оказывает сопротивление".

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку