16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

Монополия на брудершафт

17.03.2005 Российская газета Игорь Буров

Кто выигрывает от покупки "Газпромом" акций РАО ЕЭС?

Конец минувшего года, если кто не забыл, прошел в сладком предвкушении судьбоносного решения народных избранников по поводу грядущих невообразимо длинных новогодних каникул. Возможно, поэтому как-то обыденно и до обидного буднично был воспринят читателями можно сказать целый залп публикаций в центральной прессе, посвященных некоему совместному проекту "Газпрома" и РАО ЕЭС в части покупки одним гигантом-монополистом акций другого не менее гигантского монополиста.


Сама суть сделки и реакции на нее Федеральной антимонопольной службы была изложена почти дословно одинаково в целом ряде изданий. Процитируем лишь одно: "В своем финансовом отчете "Газпром" впервые официально подтвердил, что его компании консолидировали 25,01 процента акций ОАО "Мосэнерго", приобретя за последние четыре месяца 6,62 процента акций этого АО-энерго за 5,8 миллиарда рублей. В связи с этим Федеральная антимонопольная служба (ФАС) заподозрила газовый холдинг в нарушении Закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках". По ст. 17 этого закона все сделки, в результате которых концентрация активов в одних руках превышает 20 процентов, требуют обязательного согласования с антимонопольным ведомством. "Газпром" же за подобным разрешением не обращался. Если ФАС признает действия "Газпрома" нарушающими законодательство, сделка может быть признана ничтожной.

Пресс-секретарь главы "Газпрома" Сергей Куприянов пояснил, что разрешение ФАС не оформлялось из-за особенностей структуры сделки. По его словам, в ближайшее время "Газпром" намерен подать соответствующую заявку в ФАС.

При этом официально холдинг не сообщает, кто сейчас является владельцем бумаг. Как пояснил источник в "Газпроме", акции "Мосэнерго" оформлены на разные юрлица в структуре холдинга и блокпакет еще не консолидирован на счетах одной компании. Формально подобными сделками должно заниматься "Газпромэнерго" - дочернее предприятие газового холдинга, но, по неофициальной информации, его функции по консолидации бумаг региональных энергокомпаний и РАО "ЕЭС России" выполняет группа "ЕСН-энерго", управляемая предпринимателем Григорием Березкиным.

"Газпром" будет активно влиять на энергореформу (учитывая, что объем его пакета в РАО "ЕЭС России" и в "Мосэнерго" уступает только контрольному государственному)
Комментариев по этому поводу было, как говорилось выше, вполне достаточно. Один из них прозвучал в телеэфире из уст председателя правления "Газпрома" Алексея Миллера, который заявил, что "Газпром" контролирует уже более 10 процентов акций РАО. "Наша стратегия заключается в том, чтобы работать по всей цепочке - от добычи газа до конечного потребителя. Поскольку крупнейшими нашими потребителями являются... электростанции, мы заинтересованы быть акционерами крупнейших электроэнергетических компаний", - объяснил Миллер.

Начало этого совместного проекта, который журналисты с легкой ехидцей называют "комбинацией", восходит аж к 2003 году, когда в один из весенних месяцев дочерний банк газовой монополии, Газпромбанк, приобрел сначала 15,76 процента акций "Мосэнерго" за 10,9 миллиарда рублей, а в январе 2004 года - 5,3 процента акций РАО ЕЭС за 19,8 миллиарда рублей. Позже пакет акций "Мосэнерго" был продан, но они, согласно журналистской версии, все равно остались под контролем "Газпрома", потому что покупателем стал якобы негосударственный пенсионный фонд "Газфонд", "корпоративная принадлежность" которого видна из названия.

Примерно в это же время на российском фондовом рынке стали говорить чуть ли не о настоящем буме продаж акций "Мосэнерго": за день акции энергокомпании фантастически дорожали. А это, как известно, приводит к приостановке торгов, что пугает, как правило, игроков неискушенных и слабонервных.

Масла в огонь подливали независимые или, наоборот, очень даже зависимые эксперты, которые прозрачно, но единодушно намекали: кажется, какой-то стратегический инвестор - уж не "Газпром" ли? - ведет агрессивную скупку акций "Мосэнерго". Обычно в таких случаях комментариев негусто. И "Газпром" молчал и никак не реагировал на журналистские пассажи о том, что, дескать, он, газовый монополист, когда-то осторожно раскрывал свои планы или мечты об экспансии в энергетику и диверсификации своего бизнеса именно в этом направлении.

Проанализировав нынешнюю ситуацию, эксперты сразу выявили несколько позиций, очень логичных и последовательных. Единственный недостаток их анализа состоит в том, что его опять же не комментирует ни "Газпром", ни ЕЭС. Тем не менее они считают, что, во-первых, теперь "Газпром" будет активно влиять на энергореформу (учитывая, что объем его пакета в РАО "ЕЭС России" и в "Мосэнерго" уступает только контрольному государственному). Во-вторых, он также будет претендовать в рамках реформы РАО "ЕЭС России" на получение акций оптовых генерирующих компании, в чем ему обеспечивает конкурентное преимущество все тот же объем акций. В-третьих, "Газпром" получит возможность продавать газ на "свои" станции по трансфертным ценам. Плохо ли? Осталось спросить "Газпром".

Кстати, помимо "законодательных" вопросов, сформулированных Федеральной антимонопольной службой и, похоже, уже решенных, возникают вопросы иного рода. Не всегда логически объяснимые, но не отвергнутые.

Зачем газовому монополисту вхождение в энергетику? Зачем государству, располагающему двумя примерно равнозначными с точки зрения тотального влияния на экономику страны естественными монополиями - РАО "ЕЭС России" и ОАО "Газпром", - нужны далеко не всем понятные комбинации с "перекрестным владением" одной монополии другой? Ведь с точки зрения контроля и управляемости этими естественными монополиями государство ничего не приобрело: в РАО "ЕЭС России" у правительства контрольный пакет, а в ОАО "Газпром" - более 40 процентов акций?

Есть несколько предположений на этот счет. Назовем их версиями или вариантами - как угодно. Итак, один из вариантов - политический. Якобы у одной из политических группировок есть устойчивое желание доставить неприятности главе РАО "ЕЭС России" г-ну Чубайсу, находящемуся ныне на непростом этапе реформирования подшефной области, что по определению сопряжено с трудностями, накладками и недоработками. А разве не важна возможность для "Газпрома" получить свой кусок пирога при перераспределении энергетического рынка или добиться большей степени влияния на формирование, скажем, тарифной политики в соответствии с собственными интересами, которые могут идти вразрез с интересами Чубайса и его компании?

Ответы из серии "ничего личного" можно формулировать сколько угодно. Если на секунду забыть, что речь идет не о бизнес-интересах господ Миллера и Чубайса лично, а о взаимоотношениях двух государственных структур, которые являются не обычными предприятиями, а по сути теми двумя руками, согласованные действия которых и дают возможность государству реально контролировать российскую экономику. Так вот, представьте: в один прекрасный день ваша левая рука решила контролировать правую (или наоборот). Какова должна быть реакция возмущенного таким "перераспределением властным полномочий" мозга? В нашей истории мозг пока что молчит, точнее, все давно продумал, но тоже молчит. Почему?

Действительно, если предположить, что государство недовольно политикой, которую проводит Чубайс, то в чем проблема? Возьмите да увольте Чубайса - благо для этого голосов хватает. И не надо никаких миллиардов тратить для этого. Если же государство довольно политикой, которую проводит Чубайс (а судя по всему, так оно и есть, раз его столько лет держат на его должности), то зачем тратить газпромовские миллиарды на покупку акций РАО ЕЭС, если "Газпром" не сможет голосовать этими акциями вразрез с государственным мнением?

Может быть, вместо того, чтобы тратить миллиарды на покупку акций, нужно было бы на эту сумму снизить тариф на газ для населения?
Иногда кажется, что с точки зрения экономики и управления ею, проникновение "Газпрома" в акционерную структуру РАО "ЕЭС России" выглядит просто противоречащим здравому смыслу. Усиливать присутствие одной госкомпании в другой похоже на тавтологию. Масло масляное.

Если предположить, что на это есть государственные причины, нужно признать, что политика этого самого государства чрезвычайно противоречива: ведь сталкиваются не интересы монополий, а интересы одной экономики одной страны.

Предположить, что российские государственные мужи, одобрявшие сделки по приобретению "Газпромом" акций РАО "ЕЭС России", в момент одобрения в одночасье забыли и об энергетической реформе, и об иностранных инвестициях, которых отечественная энергетика ждет, и об основах эффективного управления экономикой в целом, - невозможно. Тогда, может быть, стоит объяснить эту историю другим, более фантастическим или прозаическим образом. Предположим, что покупка акций РАО ЕЭС - частная инициатива топ-менеджеров "Газпрома". Конечно, не на 100 процентов. То есть кто-то предложил такой вот неординарный ход, а кто-то - вышестоящий - промолчал, а его "молчание" было принято за одобрение.

Предположим также, что кто-то (видимо, имеющий соответствующий опыт), живописал топ-менеджерам ситуацию, вспомнив о недружественных поглощениях, о правах на оперативную информацию и вмешательство в принятие оперативных решений, которые появляются у владельцев крупных пакетов акций, представленных своим человеком в совете директоров акционерного общества. Рассказал между прочим и о том, что приобретение крупного пакета акций на пике их стоимости приносит неплохие комиссионные. Что, мало таких людей среди близких топ-менеджменту "Газпрома"? Хватает! Вспомним хотя бы цитировавшуюся выше публикацию и упоминавшегося в ней предпринимателя Григория Березкина, президента компании ЕСН. Или красивый анонс весьма убедительной статьи в одной из центральных газет: "Березкин помог Миллеру увеличить долю "Газпрома" в капитале РАО ЕЭС". Чем не посредник? Ему, кстати, журналисты посвятили не меньше места на газетных полосах, чем самому проекту по покупке и продаже акций. Факты как всегда приводились интересные и яркие. Звучали громкие фамилии, известные и известнейшие компании, шестизначные цифры доходов и расходов и ласкающие слух продвинутых россиян названия типа Куршевеля. Ну да не об этом речь. Вернемся к нашим баранам, то есть гигантам российской экономики.

Между тем, по некоторым данным, в бюджете "Газпрома" затраты на электроэнергию растут и растут. Вот и еще одна версия: чтобы избежать различного рода упреков, "Газпром" решает увеличить свое участие в РАО "ЕЭС России".

Пресса уже писала, что финансовые результаты группы "Газпром" за второй квартал 2004 года по международным стандартам оказались, мягко говоря, хуже прогнозов. Несмотря на стабильно хорошую внешнюю конъюнктуру и значительный рост внутренних цен на газ, финансисты "Газпрома" отрапортовали почти о двукратном - до 800 миллионов долларов - по сравнению с данными за второй квартал 2003 года снижении чистой прибыли. Произошло это, как считают аналитики, в связи с необычайным ростом операционных расходов монополии - на 40,3 процента, до 5,9 миллиарда долларов.

Нарушено и еще одно обещание газовой монополии. Помнится, было заявлено, что прибыль компания собирается извлекать из поставок природного газа за рубеж, а внутреннему потребителю продавать его по дешевым тарифам. Есть тут некий нюанс. Состоит он в том, что в области внешних продаж наш газовый гигант тарифов не устанавливает. Цена на газ диктуется объективной рыночной ситуацией. Зато на внутреннем рынке тарифы "Газпрома" неуклонно растут. Получается, что и покупка акций РАО "ЕЭС России" частично оплачена населением и предприятиями страны? Можно ли в таком случае назвать эту сделку целевым использованием средств? Или ее можно отнести к разряду модного ныне "государственно-частного партнерства", которое в "Газпроме", видимо, понимают весьма своеобразно: акции - госмонополии, а шикарные комиссионные - частным "партнерам"?

Парадоксальность ситуации заключается в том, что деньги, потраченные "Газпромом" на покупку акций РАО ЕЭС и "Мосэнерго", вынуты из карманов наших небогатых граждан и переданы в обмен на акции (которые, как уже было сказано выше, ничего не добавляют государству) довольно-таки состоятельным физическим и юридическим лицам, в частности - иностранным инвестиционным фондам. Да хоть и тому же Березкину. Кстати, не усматривает ли "Газпром" конфликта интересов в том, что Березкин был агентом "Газпрома" в покупке акций, в том числе и у самого себя?

Может быть, вместо того, чтобы тратить миллиарды на покупку акций, нужно было бы на эту сумму снизить тариф на газ для населения? Граждане были бы рады. Правда, посредники расстроились бы...

Комментируя неважные финансовые показатели, наши монополисты сетуют последнее время на увеличение налогового бремени, рост цен на металл и необходимость индексировать зарплату сотрудникам в рамках инфляции. То, что увеличиваются издержки, не является прямым свидетельством неэффективности управления компанией. Просто сейчас перед "Газпромом" стоят задачи по реализации масштабных инвестиционных проектов, в которые необходимо вкладывать значительные средства, считают они. Наверное. Не будем спорить.

Если под одним из инвестиционных проектов и подразумевается внедрение государства в государство - "Газпрома" в РАО "ЕЭС России" - при посредничестве профессиональных посредников, то, значит, так оно и есть.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку