16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

На ВВП навалился Киотский протокол

17.02.2005 RBCdaily Алексей Виноградов

В день вступления в силу глобального экологического соглашения споры о его справедливости не стихают

Россия рано или поздно денонсирует Киотский протокол как «антигуманный документ, ограничивающий экономический рост». С таким заявлением в день вступления указанного документа в силу выступил советник президента РФ по экономике Андрей Илларионов. По его словам, протокол был принят без учета научных данных, «в результате беспрецедентного давления извне», и последствия этого шага для России могут быть «разрушительными». Документ «съест» 60% ВВП страны к 2020 г. и 99% к 2050 г.

Экологические организации, наоборот, называли 16 февраля «исторической датой». «Greenpeace категорически поддерживает Киотский протокол, – заявил RBC daily координатор энергетического отдела «Гринпис России» Владимир Чупров. – Несмотря на незавершенность научных споров о нем, мы считаем его экологические плюсы очевидными. В том числе для России, где реализация протокола поможет исправить ситуацию с загрязнением атмосферы такими соединениями, как оксид серы или азота, особенно в таких неблагополучных регионах, как Канско-Ачинский бассейн».

На пути к этой исторической дате было преодолено много препятствий. Был отказ США поддержать Киотский процесс. Был долгий торг между Россией и Евросоюзом, завершившийся неформальным соглашением о том, что ЕС поддерживает вступление РФ в ВТО, а Россия ратифицирует указанный протокол. Как подчеркивают эксперты, решающую гирю на чашу весов положил в конечном счете президент РФ (поскольку именно от позиции России зависело, вступит ли протокол в законную силу в глобальном масштабе).

Владимир Чупров считает, что экологические плюсы протокола перерастают в экономические. «Модернизация производства в соответствии с духом протокола поможет превратить российскую экономику из энергорасточительной в энергосберегающую. По нашим подсчетам, речь может идти об экономии 400 млн тонн условного топлива в год. И «северная структура экономики», на которую часто ссылаются, здесь ни при чем, – отмечает координатор энергетического отдела «Гринпис России». – В Швеции, близкой к нам по климатическим условиям (по данным demoscope.ru, среднегодовая температура в Швеции +2,2 градуса, в России в целом -5,5 градуса – RBC daily), расходы на обогрев помещений в 5 раз ниже, чем в России. Просто нужны другие технологии, материалы, другой уровень рачительности, в том числе в ЖКХ. Мы полагаем, что 30% энергопотребностей страны может быть закрыто за счет альтернативных источников тепла, в частности тех, которые находятся буквально у нас под ногами. Даже в Центральной России, не говоря уже о Камчатке, естественное подземное тепло вполне может быть использовано, и эксперименты это доказывают. Уже действуют – пока в том же экспериментальном порядке – и проекты датских, голландских компаний в России, показавшие плюсы современных технологий экономии тепла. Нужна только политическая воля, стремление преодолеть бюрократические барьеры и инерционность мышления, чтобы претворить эти проекты в жизнь».

По словам эксперта ИК «ЦЕРИХ» Николая Подлевских, «нынешний недобор Россией квоты по Киотскому протоколу можно было бы использовать для получения связанных западных кредитов для модернизации нашей энергетики». «Ведь, допустим, КПД наших тепловых электростанций на 10-15% ниже (и, соответственно, выше расход топлива), чем у станций западных стран, использующих современные парогазовые установки. Дешевые кредиты сильно помогли бы и отрасли, и чистоте окружающей среды, как и дальнейший переход с угля на газ. Пусть даже запасы последнего не бесконечны, он гораздо «чище» твердого топлива», – считает Николай Подлевских.

«Страхи, касающиеся Киотского протокола, могут быть реализованы в России лишь при ее дальнейшем инерционном развитии – без структурных сдвигов в экономике, без модернизации производства, – сказал RBC daily научный руководитель Экспертной экономической группы Евсей Гурвич. – В то же время механизмы Киотского протокола как раз содержат стимулы такой модернизации, связанной с энергосбережением. Для России такое направление особенно важно, ведь энергоэффективность ее производства в 3 раза ниже аналогичного производства в развитых странах. При этом необязательно душить собственную нефтегазовую отрасль, можно наращивать экспорт углеводородов, при этом снижая их внутреннее потребление. Такие положения есть в Энергетической стратегии, просто их надо заострить».

«Пока в реализации Киотского протокола видится меньше действительных угроз, а больше пиара, – полагает директор по аналитике и информации ГК «Регион» Анатолий Ходоровский. – Хотя опасности здесь могут возникнуть, и связаны они прежде всего с тем, что до сих пор нет механизма перетока квот, в этом кроется возможный стопор экономического развития, в том числе для России. Кроме того, неясны последствия неприсоединения к протоколу крупнейшего загрязнителя мировой атмосферы – США. Поэтому риски в указанном процессе есть, но они есть и в любом глобальном процессе (характерный пример – введение евро, в перспективах которого тоже сомневались)».

«Что касается России, – считает Анатолий Ходоровский, – то для нее Киотский протокол – серьезный стимул реструктурировать экономику. Примеры есть: так, Исландия, до 1960-х годов дымившая привозным углем, сейчас имеет на всю страну всего одну трубу – на мусоросжигательном заводе американской военной базы, а вся энергетика острова базируется на ГЭС в нежилой части страны – дешево и экологично. «Экологизировала» производство Словения, переориентировавшаяся на импорт высококачественного бензина, и т.д. Пусть указанные страны небольшие, это все равно пример для России, в перспективах которой очень много зависит от политической воли, от желания создать благоприятный инвестиционный климат. Страна могла бы решить очень много проблем, и не только экологических, за счет создания современных НПЗ с большой глубиной переработки, но для этого нужны огромные инвестиции».

Реальные плюсы протокола поддерживают не все эксперты. «Плюсы пока только теоретические, да и они связаны с тем, что никто – в том числе на правительственном уровне – толком не знает, как будет развиваться российская экономика в будущем, – сказал RBC daily эксперт Института стратегического и военного анализа Александр Храмчихин. – И ратификация протокола больше связана не с экономическими расчетами, а с внешнеполитической ориентацией России, все более противопоставляющей себя Америке и сближающейся с осью Париж – Берлин. Поэтому вопрос, насколько верна эта ориентация (а это серьезный вопрос), связан с тем, насколько правильной была ратификация протокола».

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку