16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

ФАС-контроль

03.02.2005 Время новостей Николай ГОРЕЛОВ, Вера КУЗНЕЦОВА, Алексей ГРИВАЧ, Яна ГОДОВАНАЯ

Борцов с монополиями изолировали от монополий

Федеральная антимонопольная служба стала объектом критики со стороны министерств и ведомств. Сегодня на заседании правительства будет рассматриваться проект закона «О защите конкуренции», который должен прийти на смену существующему почти не работающему закону «О конкуренции». В Белом доме подготовленный ФАС документ считают чересчур жестким и утверждают, что согласно ему служба получит полномочия чуть ли не всех существующих ведомств.

По удивительному совпадению, в опубликованных вчера правительственных списках кандидатов в советы директоров крупнейших российских монополий -- РАО «ЕЭС России», «Газпрома» и РЖД -- не оказалось ни одного представителя ФАС. Версий происходящего несколько. Возможно, глава ФАС Игорь Артемьев добивается чересчур жестких санкций к нарушителям антимонопольных норм и, как следствие, увеличения политического веса ФАС, что встречает отпор со стороны чиновников. Также возможно, что служба желает создать жесткую систему надзора, а потому сама попросила не включать своих представителей в текущую деятельность естественных монополий (об этом «Времени новостей» вчера заявили в пресс-службе ФАС). И наконец, возможно, власти просто не настолько сильно заинтересованы в антимонопольном контроле в этих отраслях.

Основным оппонентом ФАС до сих пор было Минэкономразвития. Герман Греф не раз говорил, что предлагаемый антимонопольной службой законопроект -- это «желаемое (ведомством г-на Артемьева -- Ред.), а не действительное». Вчера же советник главы МЭРТ Андрей Задернюк на конференции, посвященной реформированию электроэнергетики, заявил, что меры, записанные в законопроекте, возвращают государство к чрезмерному регулированию рынков: «Я думаю, что нужно поставить больше барьеров вмешательству Федеральной антимонопольной службы, Федеральной службы по тарифам, правительства РФ в работу рынков каждые пять минут. Эта жажда порулить у нас никогда не пропадала у госчиновников, потому что рулим не своим, а результаты могут быть печальными. Регулирование должно осуществляться биржевыми механизмами, которые бы включались без воли государства». Г-ну Задернюку ответил замглавы ФАС Анатолий Голомолзин. По его словам, ФАС разделяет опасения относительно вмешательства госорганов в оперативную работу рынков. Однако существующие нормативные документы не позволяют осуществлять эффективный надзор на субъектами, поэтому сейчас и готовятся законопроекты, касающиеся критериев и методов антимонопольного контроля. На что г-н Задернюк заметил: «Именно эти законопроекты я и имел в виду».

Впрочем, больше всего претензий к полномочиям ФАС, которые прописаны в законопроекте, у Федеральной службы по тарифам. Как сообщил источник в правительстве, фактически антимонопольщики этим законом наделяются правом регулирования естественных монополий. В ФСТ же, как записано в протоколе разногласий к законопроекту, считают эти функции своими. Тем не менее Минэкономразвития, в состав которого входит ФСТ, как раз эту норму считает вполне допустимой. А начальник аналитического управления ФАС Алексей Сушкевич заявил «Времени новостей», что не видит «никакого пересечения компетенций». По его словам, антимонопольная служба, согласно законопроекту, получает право контролировать обоснованность тарифов и их «недискриминационность», и в случае нарушений выносит предписание в адрес ФСТ о пересмотре этих тарифов. «ФСТ, видимо, не нравится, что согласно этому законопроекту появится независимый орган, который сможет вмешиваться в их работу», -- заявил он.

Однако по объему претензий к законопроекту о полномочиях ФАС, согласно данным правительственного источника, лидирует Государственное президентское правовое управление. Основное замечание, по которому не найден компромисс, -- порядок оказания государственной и муниципальной помощи. Согласно законопроекту ФАС в срок от двух до пяти месяцев должна дать письменное разрешение на ее оказание, однако, как говорит источник, например, налоговые кредиты выдаются на срок от трех месяцев до года, и пока антимонопольная служба будет рассматривать обращение, сама помощь может уже не потребоваться. Этот вопрос, как ожидает представитель ФАС, должен быть решен сегодня премьером Михаилом Фрадковым.

Что же касается самих монополистов, то весь этот год РАО «ЕЭС» и «Газпром», по большому счету, жили без представителя антимонопольного ведомства в советах директоров. Дело в том, что год назад списки кандидатов формировались до смены правительства, а потому директором в этих структурах был избран руководитель упраздненного министерства по антимонопольной политике Илья Южанов. Впрочем, его роль, как отмечает член совета директоров одной из монополий, ограничивалась голосованием согласно правительственной директиве. Кстати, г-н Южанов выдвинут в совет директоров РАО "ЕЭС" на этот раз как председатель совета директоров Номос-банка.

Однако РАО хотя бы косвенно, но учитывает мнение ФАС: как напомнила замруководителя департамента энергохолдинга по работе со СМИ Татьяна Миляева, совет директоров еще в июле прошлого года решил приглашать на все свои заседания г-на Артемьева. «Он участвует в заседаниях и дискуссиях», -- уточнила она. Впрочем, лишь с РАО «ЕЭС» ФАС в последнее время открыто и не конфликтовала. РЖД было выписано несколько предписаний, касающихся ограничений доступа к инфраструктуре, по некоторым из них (в частности, по ограничению доступа страховых компанийна рынок страхования пассажиров) началась даже судебная тяжба. «Газпрому» за последние полгода выдано два предписания -- в связи с ограничением допуска независимых производителей (НОВАТЭКа, «Нортгаза» и «Роспана») к трубе и из-за прекращения поставок газа в несколько районов Дагестана, не пожелавших погасить задолженность. Хотя ФАС признавала концерн нарушителем оба раза, существенных санкций за этим не последовало. А предписание прекратить нарушение «Газпром» выполнил тогда, когда сам посчитал нужным.

Впрочем, источник, близкий к госпредставителю в совете директоров «Газпрома», не считает отсутствие в списке кандидатов в совет г-на Артемьева показательным. «В функции ФАС не входит стратегическое планирование газовой отрасли, а следить за соблюдением антимонопольного законодательства можно и не заседая в совете директоров», -- полагает он.

А президент Института энергетической политики Владимир Милов полагает, что представители ФАС в советах оказались не нужны потому, что среди них «нет никого, кто мог бы оказаться нужным Кремлю» (г-н Артемьев, как известно, был одним из руководителей партии «Яблоко»): «На примере «Газпрома» мы видим, -- говорит г-н Милов, -- что в совет выдвигаются спецпредставитель президента, помощник президента, т.е. близкие люди. Ведь рынок (газовый, электроэнергетический и железнодорожных перевозок. -- Ред.) у нас строится на монопольных принципах».

Евгений Шаститко, заместитель гендиректора Бюро экономического анализа

-- Основная задача антимонопольной политики и, соответственно, антимонопольных органов -- создавать условия, стимулирующие генерирование нововведений, направленных на экономический рост. Если формируются искажения в конкуренции, то опасны не сами эти искажения, а последствия, которые могут возникнуть. Если следствием этих искажений являются действия, направленные не на создание новых продуктов, технологий, а на перераспределение -- это как раз то, что не должно допускаться.

Прежде всего изменения в антимонопольном законодательстве должны коснуться санкций. До недавнего времени административные санкции к нарушителям порядка заключения сделок экономической концентрации были настолько минимальны, что для крупных участников никакого значения не имели. Максимальный размер штрафов исчислялся несколькими десятками тысяч долларов, тогда как совершались сделки стоимостью несколько десятков, а то и сотен миллионов долларов. Предполагается накладывать санкции в процентах от оборота. Это будет гораздо чувствительнее для нарушителей. Если говорить про контроль экономической концентрации (речь идет о слияниях, присоединениях, приобретении значимых пакетов акций и паев), то планируется поднять пороговое значение, при котором начинается режим контроля. Нужно понимать, что антимонопольные органы невсевидящие, у них возможности ограничены, а нижняя граница суммы сделки такова, что среднее предприятие, приобретая среднее же предприятие, должно получать согласие антимонопольных органов. Получается, что они занимаются вопросами, которыми и не должны заниматься.

Одна из ключевых проблем -- противодействие согласованным действиям на рынке, попросту говоря, картельным соглашениям. В прошлом году руководство ФАС было особенно активно на этом направлении и пыталось разобраться и в черной металлургии, и с ценами на бензин в регионах. Но увы, старая версия закона не дает возможности получения необходимой информации для того, чтобы перспективы выигрыша дела в судах были более оптимистичными.

В законопроекте есть попытка более четко прописать применение правил взвешенного подхода. В антимонопольном регулировании развитых стран задействован инструмент, позволяющий стимулировать компании, даже если налицо ограничение конкуренции, но при этом повышается благосостояние, эффективность использования ресурсов. В частности, это касается разработки новых технологий, лицензионных соглашений между участниками одного и того же рынка. Применение правила индивидуальных и особенно групповых исключений -- достаточно распространенная практика. Это правило применяется, например, в странах Евросоюза.

Еще одна ключевая проблема -- ограничение конкуренции органами власти и управления.

Могу сказать, что если не будет решен вопрос адекватной антимонопольной политики, то об устойчивом экономическом росте в отдаленной перспективе нам надо просто забыть.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку