16+
Регистрация
РУС ENG

Энергия ветра восполняет примерно 6-8% потребности Ульяновской области

19.03.2021 13:21:53 "Коммерсантъ" Роман Чернов

Использование неисчерпаемых природных источников энергии – ветра, воды или солнечных лучей в России, на первый взгляд, кажется возможностью будущего, однако в нескольких регионах страны развитие альтернативной энергетики – уже сейчас часть стратегии экономического процветания. В Ульяновской области успешно работают два ветропарка общей мощностью 85 МВт, и локализованы производства комплектующих для нескольких видов «зеленой» энергетики. Об экономическом эффекте от развития отрасли рассказал глава региона Сергей Морозов.

– Как вы и ваша команда пришли к выводу о необходимости развития в регионе ветроэнергетики? В 2014 году, когда идея начала обсуждаться в региональном правительстве и региональных институтах развития, нигде в России еще не было современных ветряных электростанций.

– Ульяновская область – регион, где развивается авиастроение, станкостроение, тяжелая промышленность, микроэлектроника. Все это наукоемкие, высокоинтеллектуальные отрасли, главным потенциалом которых всегда являлись люди, профессионалы с большой буквы. К тому же наш регион не богат полезными ископаемыми. Именно поэтому мы делаем ставку на инновационное направление, формируем у себя новые отрасли. Безусловно, мы не могли не заметить мировые тренды в сфере энергетики, которые нацелены на использование возобновляемых ресурсов и снижение ущерба от потребления углеводородов. Мы посчитали, что данное направление будет также перспективно и для нашей страны. Предварительно мы проработали вопрос: были выполнены ветроизмерения, проведены консультации, подготовлена первоначальная инфраструктура. В это же время правительство РФ приняло первый пакет мер поддержки для инвесторов, готовых вложиться в «зеленую» энергетику. Имея такие серьезные козыри, наш блок развития стал вести переговоры по привлечению инвесторов на территорию Ульяновской области. Мы оказались правы в своих оценках и выбранных направлениях развития.

– Знаменательным моментом стал приход в Ульяновскую область финской компании «Фортум». Почему она выбрала именно Ульяновскую область, какие факторы стали решающими?

– Действительно, финская компания «Фортум» стала именно тем партнером, который оценил наши наработки, ведь решение о размещении такой мощной ветростанции может быть принято только на основании целого комплекса исследований, которые длятся больше года. Огромным конкурентным преимуществом стало то, что наша инфраструктура была уже готова. В 2015 году мы договорились с компанией и «Роснано» о строительстве в Ульяновской области первой ветростанции. Было подписано инвестиционное соглашение. Сегодня на территории региона уже успешно работают два оптовых ветропарка общей мощностью 85 МВт. И это был первый проект промышленного ветропарка, реализованный в России. Надо отметить, что строительство сопровождалось нашей совместной работой по совершенствованию российского законодательства о поддержке возобновляемой энергетики. В результате большого количества встреч на уровне федеральных министерств и ведомств вместе с партнерами мы убедили правительство скорректировать систему мер государственной поддержки. Активно сотрудничали с Аркадием Дворковичем, который на тот момент занимал пост заместителя председателя правительства РФ. Он поверил в этот проект и взял над ним шефство, за что ему большая благодарность. Так целая отрасль ветроэнергетики стала инвестиционно привлекательной и получила импульс для развития в России.

– Изначально, «упаковывая» идею в конкретные проекты, ваша команда планировала размещать на территории региона не только ветропарки, но и производства комплектующих для ветроэнергетики – трансформаторов, башен, лопастей, корпусов для генераторов. Сейчас в области развивается производство лопастей датской компанией Vestas. Какие другие производства комплектующих создаются и планируются к локализации на территории Ульяновской области?

– Конечно, развитие ветроэнергетики очень важно с точки зрения экологии и энергосистемы, но для экономики региона, может быть, гораздо большее значение имеет «распаковка» данной отрасли. Я имею в виду локализацию компонентов для производства ветроустановок, солнечных панелей, развитие компетенций, подготовка высококвалифицированного персонала и т.д. Я благодарен активной позиции Министерства промышленности РФ за условия и формат поддержки производителей комплектующих для веторогенерации, которыми воспользовались наши партнеры. Самым ярким проектом в этом плане является завод по выпуску композитных лопастей для ветроустановок «Вестас Мэньюфэкчуринг Рус». Ульяновская область – единственный регион в стране, где запущено такое производство, а продукция поставляется не только на внутренний рынок, но и за рубеж. Символично, что с завода в Ульяновске лопасти экспортируются и в Данию – одну из стран-родоначальниц мировой ветроэнергетики. Производственный кластер постоянно расширяется, в него вошли компания «Хемпель», производитель лакокрасочных покрытий для агрессивной среды, и компания «Легран», производитель электрооборудования.

– Есть компании, с которыми ведутся переговоры?

– Мы ведем переговоры как минимум с тремя компаниями, которые тоже готовы разместить свои производства комплектующих не только для ветроэнергетики, но и для других направлений ВИЭ, причем с заделом для углубления локализации. Темп, который мы набрали сейчас, нельзя снижать ни при каких обстоятельствах. Рынок для производства комплектующих, который сформирован программой развития возобновляемой энергетики на территории России, позволяет создавать и развивать новые промышленные предприятия. И мы рискуем потерять то, что с такими усилиями приобретали, если отступим хотя бы на шаг или не будем двигаться дальше.

– Уже реализованными проектами в ветроэнергетике подтвердились ваши прогнозы по их выгодности для региона и инвесторов? Какова сегодня экономическая эффективность этих проектов? В чем ее измерить?

– Несмотря на то, что средний срок окупаемости таких проектов — 12-15 лет и пока еще рано сравнивать план с фактом, первые и самые сложные шаги все же сделаны. В процессе формирования кластера ВИЭ мы создали уникальную инфраструктуру, позволяющую перевозить через регион практически любой негабаритный груз, в нашем случае лопасти для ветрогенераторов. Предоставив налоговые преференции, регион сделал, по сути, бюджетные инвестиции, которые вернутся существенными поступлениями в бюджет по окончанию льготных периодов. Все это – возможности для действующих и будущих проектов. Если попытаться структурировать направление возобновляемой энергетики, то мы увидим компоненты «генерация», «промышленность», «наука» и «образование». Благодаря предпринятым усилиям на территории региона присутствует все из перечисленного. Синергия заключается во взаимной зависимости каждого компонента от другого, успех каждого при этом становится общим. Так, генерация позволяет развивать сетевую инфраструктуру, применять новые решения. Но также генерация ставит новые задачи по поиску решения для розничного рынка и рынка микрогенерации, для систем накопления и трансформации энергии, что непосредственно связано с производственным компонентом. Сформирована научно-технологическая база, позволяющая, с одной стороны, работать над технологическим совершенствованием продукции кластера ВИЭ, повышая ее конкурентоспособность, с другой стороны, обеспечивать новую отрасль кадрами. И тут важно отметить, что за каждым инвестиционным проектом стоят высокотехнологичные рабочие места.

– В 2017 году правительство региона заявляло, что к 2021 году в регионе будет построено всего семь ветропарков общей мощностью общей мощностью 271 МВт и общим объемом инвестиций свыше 25 млрд рублей с дальнейшим наращиванием мощности ветропарков до 500 МВт. Насколько реализовались эти планы?

– Две промышленные ветряные электростанции за счет энергии ветра восполняют примерно 6-8% потребности Ульяновской области. Конечно, пока это немного. Мы движемся к тому, чтобы в ближайшие три-четыре года суммарно довести мощность энергоустановок ВИЭ до 500 МВт. При этом мы стараемся развивать весь спектр возобновляемой энергетики: солнечной, водородной, микрогенерации, занимаемся вопросами хранения энергии. Уже сейчас мы прорабатываем проект строительства крупной солнечной электростанции. Повторю, основной экономический эффект мы получаем не столько от самих электростанций, сколько от локализации производств. На сегодняшний день в данной отрасли создано порядка 1500 новых мест, что приносит также дополнительные налоговые отчисления в региональный бюджет.

– Ощущается ли нехватка кадров в отрасли?

– Как мы уже отмечали, развитие таких высокотехнологичных и наукоемких производств диктует очень серьезные требования к развитию кадрового потенциала региона. Именно поэтому с Ульяновским государственным техническим университетом мы сформировали целый ряд кафедр по возобновляемой энергетике и композитным материалам. Это имеет для нас очень серьезный синергетический эффект, в частности, развитие компетенций в сфере композитных материалов позволяет нам привлекать и других резидентов и формировать целый центр компетенций. Создается специализированный индустриальный парк для инновационных композитных производств и межрегионального отраслевого кластера «Композиты без границ», куда входит предприятие «АэроКомпозит-Ульяновск» – единственное в России по производству силовых композитных конструкций для авиастроения. В прошлом году на площадку особой экономической зоны привлекли отечественного производителя композитных материалов – компанию «Гален».

– Дает ли вам уверенность в необходимости дальнейшего развития направления возобновляемых источников энергии сегодняшняя экономическая ситуация? В каких направлениях вы намерены действовать дальше?

– Мы говорим о целой отрасли экономики – «зеленой» энергетике. Это совершенно уникальный проект, когда не все принимаемые нами решения определяются краткосрочной экономической выгодой. «Зеленая» энергетика является тем системным проектом, который даст в долгосрочной перспективе конкурентоспособность экономике всей страны. Решение о развитии возобновляемой энергетики является стратегическим, поскольку его последствия мы сможем оценивать в полной мере на протяжении многих десятилетий в будущем. Системность ВИЭ заключается еще и в том, что страна получит эффект в тех отраслях, которые напрямую не связаны с генерацией. Самое главное – сохранить набранные темпы развития. Сейчас на площадках различных уровней ведется дискуссия о возможном сокращении программы поддержки возобновляемой энергетики. На нашем опыте уверенно могу сказать, что подобные решения могут стать смертельной ошибкой, которая девальвирует усилия, сделанные на всех уровнях, от региона до руководства страны. Временная «заморозка» или приостановка развития ради сиюминутной тактической выгоды убьет стратегически важную отрасль. Считаю, что, четко следуя выбранному направлению, мы сможем получить несоизмеримо больше, чем сиюминутная экономическая выгода.

Энергия ветра восполняет примерно 6-8% потребности Ульяновской областиКод PHP" data-description="Использование неисчерпаемых природных источников энергии – ветра, воды или солнечных лучей в России, на первый взгляд, кажется возможностью будущего, однако в нескольких регионах страны развитие альтернативной энергетики – уже сейчас часть стратегии экономического процветания. В Ульяновской области успешно работают два ветропарка общей мощностью 85 МВт, и локализованы производства комплектующих для нескольких видов «зеленой» энергетики." data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/6140874.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку