16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

В России обостряется «голландская болезнь»

19.01.2005 RBCdaily Антон Попов

Экономисты спорят о том, грозит ли России «деиндустриализация» из-за сильной зависимости от экспорта сырья

Россия пока не страдает «голландской болезнью», самым серьезным симптомом которой является падение производства в несырьевых секторах на фоне растущего экспорта природных ресурсов. К такому выводу пришли экономисты ИГ «АТОН» в опубликованном на днях исследовании «Голландская болезнь: диагностика России». По мнению экспертов компании, российский рубль все еще недооценен, падения производства и замещения его импортом не происходит. Впрочем, они признают, что если Россия не изменит структуру экономики, то острые приступы «голландской болезни» могут ждать ее в будущем. С мнением коллег из «АТОНа» соглашаются далеко не все экономисты. Так, некоторые из них считают, что пик «голландской болезни» Россия пережила в 2004 г. При этом они констатируют, что достаточных мер для решения проблемы «сырьевой зависимости» государство не предпринимает. Шаги властей скорее напоминают лекарство от простуды, которое «лечит» внешние симптомы, но не саму болезнь.

Поводом для возникновения «голландской болезни» обычно является резкий бум в секторе, связанном с добычей природных ресурсов, в результате скачка мировых цен или технологического прорыва. В результате роста доходов сырьевой отрасли возрастает спрос на услуги, что повышает цены на эти услуги быстрее, чем цены товаров, и вызывает укрепление национальной валюты. Таким образом, сектор услуг развивается за счет производства, причем последнее становится неконкурентоспособным, стагнирует и замещается все более и более растущим импортом. В исследовании «АТОНа» отмечается, что после открытия месторождений газа в Северном море в 1970-х годах «голландская болезнь» и падение производства в Нидерландах и Великобритании приняли такие масштабы, что экономисты констатировали «деиндустриализацию» этих стран. По мнению экономистов ИГ «АТОН», симптомы «голландской болезни» в России пока не стоит считать угрожающими. Так, в исследовании отмечается, что российский рубль все еще остается недооцененным. А в сочетании с довольно сильным экономическим ростом и увеличением производительности труда это позволяет говорить о том, что «голландская болезнь» еще не стала для России собственно «болезнью», говорится в документе. Впрочем, эксперты «АТОНа» констатируют, что угроза развития опасных симптомов существует, и если Россия не предпримет меры по диверсификации экономики, в будущем ее может ждать сначала спад производства при сохранении общего экономического роста за счет экспорта, а затем стагнация и производства, и экономического роста.

Экономисты других инвестиционных компаний не разделяют общего оптимизма коллег из «АТОНа». По мнению экономиста Объединенной финансовой группы Ярослава Лисоволика, симптомы «голландской болезни» в России налицо. Более того, он полагает, что ее пик пришелся на 2004 г. «Прежде всего видно укрепление национальной валюты – это первый симптом «голландской болезни». По данным ЦБ, реальный эффективный курс рубля укрепился в 2004 г. на 4,9%, – сказал г-н Лисоволик RBC daily. – Во многом это результат голландской болезни, но следует также помнить, что национальная валюта укрепляется также в связи с ростом производительности труда и по мере того как экономика догоняет по уровню развития западные страны». Однако он признает, что в 2004 г. рубль укреплялся в основном за счет роста цен на энергоносители. «Вероятно, 2004 г. был годом «пика» этого эффекта, – отмечает г-н Лисоволик. – За предыдущие периоды – в 90-х годах и 2000-2002 гг. – этот фактор был менее значимым, но в 2004 г. он превысил 90%». Замещение товаров отечественного производства импортом – а это также один из признаков «голландской болезни» – констатирует и экономист ИК «Тройка Диалог» Антон Струченевский. По его прогнозу, чистый экспорт в 2005 г. в реальном выражении сократится на 15% из-за того, что импорт в реальном выражении сильно вырос. «Так, мы ожидаем, что за весь 2004 г. экспорт в реальном выражении вырос на 11%, а импорт – на 22%», – отмечает он.

По мнению Ярослава Лисоволика, налицо и другие неутешительные признаки. «Когда наблюдается эффект «голландской болезни», одной из наиболее уязвимых отраслей становится машиностроение, – отмечает он. – Показательно, что в 2004 г. одной из наиболее динамично растущих статей импорта было оборудование. Идет интенсивное перевооружение оборудования, по мере того как этот процесс становится дешевле в условиях слабого доллара». Почему же эти негативные тенденции проявляются в общих экономических данных не настолько сильно, чтобы соответствовать классической модели «голландской болезни»? Экономисты «АТОНа» отмечают, что одна из причин тому – маленький объем несырьевых производственных отраслей. На долю «отстающих» отраслей приходится лишь 11% ВВП, отмечается в исследовании, поэтому влияние стагнации в этих секторах на общий экономический рост будет ограничено. Кроме того, этот сегмент экономики также остается незначительным с точки зрения экспорта и не участвует в конкуренции на международных рынках. Так, отмечают эксперты «АТОНа», экспорт товаров народного потребления и продукции high-tech составляет лишь 12% от общего объема экспорта. Поэтому ослабление конкурентоспособности этих отраслей опять-таки мало скажется на общей картине экономического роста.

Впрочем, если речь идет не о количественных целях типа «удвоения ВВП», а о качественной структуре роста в перспективе, то утешения в этом мало. Как бы то ни было, пока власти демонстрируют приверженность именно «количественной» модели – их меры по диверсификации экономики пока оставляют желать лучшего. «Повышение налогов в нефтяном секторе едва ли разрешит ситуацию с зависимостью экономики от внешних шоков, – полагает Ярослав Лисоволик. – Опасения властей и их поиски способов диверсифицировать экономику совершенно обоснованы. Однако есть и опасения, что Россия может увлечься игрой в распределение государственных средств. Стратегические (по мнению властей) отрасли могут «проедать» огромные ресурсы, ничего не давая при этом с точки зрения диверсификации и удвоения ВВП». По мнению экономиста ОФГ, необходимо не увеличивать влияние государства в этих секторах, а ликвидировать барьеры для рынка с точки зрения его возможностей поиска прибыльных отраслей, в которых у России могут быть конкурентные преимущества. Г-н Лисоволик также не в восторге от мер, предпринимаемых Центральным банком. «Искусственное ослабление рубля не является плодотворной мерой. Как лекарство от простуды, она лишь устраняет видимые симптомы, – отмечает он. – Однако, злоупотребляя таким лекарством, можно посадить печень. Укрепление рубля все равно будет таким же – через более высокую инфляцию».

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку