16+
Регистрация
РУС ENG

Победила "Дружба"

11.01.2007 Российская газета Евгений Арсюхин

Российская нефть для Европы: белорусские препятствия сняты

Вчера вечером российско-белорусский конфликт вступил в фазу урегулирования. Белоруссия отменила транзитную пошлину на российскую нефть, а к вечеру должна начаться прокачка топлива по нефтепроводу "Дружба" в страны Евросоюза.

Произошло это после того, как Александр Лукашенко позвонил Владимиру Путину и между ними состоялся непродолжительный разговор.

Предполагается, что сегодня в Москву прилетит глава белорусского правительства Сергей Сидорский. Планируется, что он обсудит со своим российским коллегой Михаилом Фрадковым взаимные претензии сторон.

Хроника пикирующего конфликта

Еще утром в среду наблюдатели гадали, когда и чем завершится "торговая война"? Назывались такие сроки, как дни, недели и даже месяцы. Но все стало проясняться намного быстрее.

В середине дня президент Белоруссии позвонил президенту России, и руководители стран обсудили проблему "нефтяного тупика". Вскоре в Минске началось заседание белорусского правительства, которое длилось три часа. По его окончании премьер Сергей Сидорский сообщил журналистам, что Белоруссия приняла решение отменить транзитную пошлину на российскую нефть. Именно ее введение с 1 января (хотя решение принималось задним числом, 3-го числа) стало причиной для остановки прокачки нефти по трубопроводу "Дружба". Таким образом, Белоруссия выполнила условие, поставленное Россией: переговоры могут начаться лишь после того, как эта страна отменит пошлину.

Тем временем в российском минэкономразвития, глава которого Герман Греф и сформулировал данное требование, взяли паузу, перепроверяя факты. Лишь к 19 часам это ведомство распространило предельно лаконичное, всего в две строки, сообщение, в котором приветствовалось решение белорусской стороны и сообщалось, что долгожданные переговоры начнутся уже вечером. И когда на улицах Москвы шли с работы самые припозднившиеся граждане, эти переговоры в самом деле начались.

Однако данные о том, что нефтепровод "Дружба" снова заработал, никак не подтверждались. Впервые эта информация появилась на лентах информационных агентств около 19 часов, затем была опровергнута. Намечалась интрига. Вероятно, дело было в том, что Белоруссия должна была для начала прокачать 80 тысяч тонн, изъятых ею у России 8 января. Этого хватит на четыре часа работы нефтепровода. Уверенности, что она так и поступит, не было. Представители "Транснефти" лишь предполагали, что Минск уже начал прокачку этого объема, а белорусские нефтяники вообще молчали. Наш минский корреспондент Владимир Ефанов ближе к ночи отправился к месту событий и увидел, что в окнах белорусской компании "Белнефтехим" повсюду горел свет, но на телефонный звонок откликнулась только секретарь председателя концерна. "Никакой информации без разрешения начальства ни один диспетчер вам не даст", - заявила она. Начальство, по ее словам, разошлось по домам. Что вряд ли соответствовало действительности. И лишь в 21 час глава российской "Транснефти" Семен Вайншток наконец-то сообщил, что прокачка спорных 80 тысяч тонн согласована. Это означало полное исчерпание нефтяного конфликта и признание Белоруссии в том, что она арестовала эту нефть незаконно. Впрочем, даже в полдесятого вечера у г-на Вайнштока еще не было официальной телеграммы от белорусского правительства. Однако г-н Вайншток выразил уверенность, что сегодня экспорт возобновится в полном объеме.

Тем временем биржи, которые все эти дни фиксировали падение акций "Транснефти", мгновенно отреагировали на новости и зафиксировали рост котировок. А министр промышленности и энергетики Виктор Христенко отменил совещание с главами российских нефтяных компаний, на котором стороны намеревались обсудить обходные пути для российского топлива на Запад.

Однако же главное - это переговоры в минэкономразвития, формировать "повестку дня" (точнее ее было бы назвать "повесткой ночи") которых в пожарном порядке начали около 18 часов, за два часа до их начала. По словам заместителя министра Андрея Шаронова, Россия намеревается обсудить с белорусской стороной не только чисто нефтяные проблемы, но вообще весь комплекс наших отношений. По словам г-на Шаронова, Россия намерена воспользоваться ситуацией для того, чтобы разом распутать клубок взаимных обид и упреков, который копился годами.

Зачем понадобились пошлины?

Главными проблемами являются такие. Во-первых, демпинговое вторжение белорусских товаров в Россию, что разоряет целые категории наших производителей и наносит экономический ущерб в 6-7 миллиардов долларов в год. Во-вторых, административные барьеры, чинимые Белоруссией на пути российских товаров, предназначенных для продажи в этой стране, что наносит нашим компаниям ущерб в сотни миллионов долларов.

И в-третьих, это подвешенное состояние наших интеграционных планов, что не дает возможности российским властям выстраивать оптимальную экономическую политику в отношении Белоруссии.

Главной интригой - ответ, на который все надеются получить в течение сегодняшнего дня - является следующее: будет ли Россия вводить пошлину на ряд белорусских товаров? Именно эта мера была предложена еще во вторник в качестве компенсации за "перекошенный" торговый режим наших стран. И именно она, как показывают расчеты, станет самой чувствительной из всего, до чего могут договориться переговорщики. Если, конечно, Россия решится ее применить.

Белорусские товары пока ввозятся в Россию абсолютно свободно, без пошлин. Долгие годы это рассматривалось как одно из завоеваний Союзного государства, хотя наши бизнесмены не уставали жаловаться на "неравные условия конкуренции".

Согласно планам, озвученным российской стороной во вторник, за январь-февраль предполагалось обложить пошлиной мясо, молоко, телевизоры и мебель. Пошлина на сахар введена еще 29 декабря. Это именно те товары, которые Белоруссия производит фактически только в расчете на российский рынок. Минск продает в Россию почти 100 процентов своего мяса, 97,3 процента молока. Россия покупает от 50 до 70 процентов белорусской мебели, обоев, лекарств, шин, обуви, холодильников, тяжелой техники. Эта структура торговли отчасти сформировалась еще в СССР, где Белоруссии была отведена роль "сборочного цеха", а отчасти вызвана тем, что белорусский агропром не испытал кризиса, как российский. Впрочем, общий объем белорусского экспорта в Россию хотя и велик, но отнюдь не поражает воображения: 5,7 миллиарда долларов (2005 год). Для сравнения: в Украине в 2005 году мы купили товаров на 7,7 миллиарда.

Будут ли представители российского бизнеса рукоплескать этим нововведениям?

Машиностроители "условно "за"

Представитель одного из машиностроительных холдингов заявил корреспонденту "РГ", что суммарные потери наших заводов составляют примерно 250 миллионов долларов в год. Он напомнил, что все эти годы бизнесмены посылали письма в российское правительство с просьбой как-то отрегулировать ситуацию. Однако он признал, что знаменитый трактор МТЗ 82.1 "заменить практически невозможно. Это универсальная рабочая лошадка и для села, и для коммунальных служб - Москва брала только эти трактора. Мы будем вынуждены покупать этот трактор, вся разница в том, что он станет дороже". Помимо этого трактора Белоруссия выпускает еще ряд образцов техники, которую, кстати, успешно продает и в страны третьего мира, не имеющие аналогов в России.

Аграрии - самые последовательные

Именно аграрии выступали самыми яростными сторонниками "приведения Белоруссии в чувство". Вот какая картина вырисовывается в торговле едой - согласно данным российского минсельхоза, представленным вчера эксклюзивно "Российской газете".

Итак, по данным минсельхоза, ввоз продуктов из Белоруссии - это 6,5 процента всего российского продуктового импорта, что, кстати, меньше, чем доля Украины (8,1 процента). По оценке министерства, наибольший вред в силу неравной конкуренции наносят сахару из Белоруссии, а также мясу и молоку оттуда же и из Украины. Так, объем производства сахара в этой стране вдвое больше ее собственного потребления, все избытки идут в Россию. С 2000 по 2005 год ввоз белого сахара увеличился на 34 процента, а доля Белоруссии возросла с 42 до 77 процентов. В минсельхозе отмечают, что Минск "в нарушение соглашений в беспошлинном режиме ввозил сахар, произведенный из импортного сырья. Объемы такого ввоза в 2000-2005 годах составляли в среднем за год 100 тысяч тонн". Государственное субсидирование делало этот сахар очень дешевым, что привело к потерям российских производителей суммарно с 2000 года в размере 22 миллиардов рублей.

76 процентов сухого и концентрированного молока поступают в Россию также из Белоруссии, 37 процентов масла, 20 процентов сыра и творога. В ведомстве отмечают, что такие объемы ставят под угрозу реализацию нацпроекта "Развитие АПК".

Наконец в прошлом году Белоруссия вдвое нарастила поставки свинины. Это был вообще удар под дых: именно на свинину делает ставку нацпроект.

Неудивительно, что в аграрных кругах есть один креативный директор молочного завода, который каждое свое выступление начинает со слов - "монополия Белоруссии должна быть разрушена, как Карфаген". Впрочем, не все так просто. Как пояснил нам один из ведущих экспертов-молочников Михаил Мищенко, "Белоруссия сохранила производство молока и молочных продуктов, ее товар колоссален по объемам и отличается высоким качеством. Если гипотетически взять и убрать эти товары из магазинов, на прилавках станет пустовато. Теоретически эту нишу могут заместить крупные российские холдинги, но мелким фермерам все равно надеяться не на что". Другие эксперты еще более откровенно признают, что и мясо, и молоко из Белоруссии можно заменить лишь опять же импортом, но уже из дальнего зарубежья.

Крайне интересна позиция регионов. Корреспонденты "РГ" обзвонили несколько региональных "министров сельского хозяйства". Выяснилось, что от засилья белорусов страдают аграрно слабые области. А, например, в Белгороде нам сообщили, что товары нашего собственного производства полностью замещают все виды импорта и в магазинах, и на базарах.

Еще занятнее вышло с пензенскими производителями сахара. Именно после заявления главы этого региона о том, что его заводы разоряются из-за белорусов, Россия ввела сахарную пошлину. Но вчера наш тамошний корреспондент Александр Бахмутов нарисовал несколько иную картину. Оказалось, что работа сахарных заводов, по данным областного управления сельского хозяйства, "от поставок сахара из Белоруссии не зависит". И от введения пошлин им, соответственно, не сильно полегчает. К тому же выяснилось, что заводы не представляют отпускные цены на сахар, что заставляет предполагать: компании его придерживают и ждут повышения цен.

Таким образом, еще предстоит разобраться, где объективная необходимость в защитных мерах, а где извечная крестьянская хитрость.

В Женеве озабочены, в ЕврАзЭС раздражены

Такова позиция бизнеса. Но у этого вопроса есть и еще одна сторона - "высокой экономики" и торговой политики. Два вопроса: является ли введение пошлин деформацией правил внешней торговли на постсоветском пространстве? И как на это отреагирует ВТО, которая борется против пошлин вообще, тем более вновь введенных?

В точке, где сходятся данные по всей постсоветской торговой политике, в штаб-квартире Евразийского экономического сообщества нам сдержанно пояснили, что, хотя в рамках ЕврАзЭС действует режим свободной торговли, он все-таки определяется не общими правилами "для всех", а двусторонними соглашениями. Значит ли это, что Россия может вводить пошлины в отношении Минска, не искажая картины в целом? На этот вопрос нам ответа не дали. "Пока нет решений правительства, говорить не о чем; спекуляциями могут заниматься только люди, работающие вне системы, а не мы", - сказал корреспонденту "РГ" анонимный собеседник в этом ведомстве.

А что с ВТО? Белоруссия, конечно, не член ВТО, но эта организация, особенно накануне присоединения к ней России, трепетно смотрит, что происходит с российским таможенным тарифом. В минэкономразвития нам эту тему комментировать отказались. А вот что сказал нам источник в штаб-квартире ВТО: "Политически этот шаг может иметь не очень хорошие последствия накануне присоединения. Мы в ВТО считаем, что если у вас существует с кем-либо двусторонний договор о нулевых пошлинах, то и вводить пошлины можно лишь после официальных переговоров по каждой товарной позиции. Если таких переговоров нет, ВТО может потребовать объяснений. К тому же даже если Россия права, к ней относятся пристрастно, и все может быть обращено против нее. Посмотрите, что Россия делает даже со своим близким партнером! Вот какая может быть риторика. России важно помнить, что с подписанием протокола с США борьба за ВТО не закончена".

Что в сухом остатке? Россия и Белоруссия затронули крайне неприятную тему. Но именно то, что она не затрагивалась годами, сделала ее такой неприятной. Теперь все зависит от искусства переговорщиков.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку