16+
Регистрация
РУС ENG

Обмен пошлинами

10.01.2007 Ведомости Александр Беккер, Ирина Резник

Белоруссия продолжает требовать пошлину за транзит нефти, а Москва готова уже в феврале обложить импортной пошлиной белорусские товары, стоимость которых превышает половину экспорта соседнего государства в Россию. Но это не спасет от убытков ни российских нефтяников, ни их европейских партнеров.

Министр экономразвития Герман Греф заявил вчера, что условием начала переговоров с Белоруссией является отмена пошлины ($45 за 1 т) на транзит российской нефти и беспрепятственная прокачка ее в Европу. Но его встреча с вице-премьером Белоруссии Андреем Кобяковым не дала результата. Президент Владимир Путин вчера так отреагировал на введение Минском с 1 января пошлин на транзит в Европу российской нефти: “Поручаю правительству выработать комплекс мер, направленный на защиту российской экономики. [Это] касается всех аспектов взаимоотношений <...> с Белоруссией”.

Источник в Белом доме рассказал “Ведомостям”, что в ближайшие дни будет подготовлен пакет экономических мер, включая введение пошлин для белорусских товаров, ввозимых сейчас по нулевой ставке. Ограничения уже коснулись белорусского сахара, на ввоз которого в Россию по распоряжению правительства 29 декабря установлена таможенная пошлина. По информации собеседника “Ведомостей”, уже с февраля к сахару могут добавиться мясо и субпродукты (в Россию идет 99,9% экспорта), молоко и молокопродукты (более 90%), телевизоры (около 90%), мебель (свыше 80%). Пошлинами будет обложена продукция, составляющая свыше половины белорусского экспорта в Россию ($6 млрд в денежном выражении), сказал чиновник. Не тратить время на антидемпинговые расследования и прочие формальности позволяет подписанный Путиным за день до нового года закон “О специальных экономических мерах”, позволяющий главе государства вводить санкции, если необходима “безотлагательная реакция на международно-противоправные деяния либо недружественные действия иностранного государства или его органов и должностных лиц”. По этому закону президент может временно замораживать экономические программы и военно-техническое сотрудничество, сворачивать внешнеэкономические и финансовые операции, изменять таможенные пошлины.

В Белом доме признают, что эти меры фактически станут временным разрывом таможенного союза с Белоруссией. “Но по-мирному договориться с [президентом Александром] Лукашенко как-то не получается”, — сокрушается источник в администрации президента. Первопричину конфликта он видит в топливной сфере. “Газпром” и “Белтрансгаз” только 31 декабря подписали контракт на поставки в Белоруссию и транзит газа в Европу в 2007 г. Вместо $200 за 1000 куб. м, которые “Газпром” уже заложил в свой бюджет, Белоруссия будет получать топливо по $100 (в 2006 г. — $46,68), и это выльется для страны в дополнительный $1 млрд. А на повышении стоимости транзита для 44 млрд куб. м российского газа Минск отобьет лишь $360 млн.

Но противостояние касалось не только газа. С 1 января поставки нефти в Белоруссию облагаются экспортной пошлиной $180 за 1 т — такое решение российское правительство приняло еще 8 декабря. Предыдущие 11 лет пошлина была нулевой, но с 1998 г. Белоруссия перестала делиться доходами от экспорта нефтепродуктов, как предусматривал договор, а в 2001 г. вышла из этого договора. Внутренняя потребность Белоруссии — 4 млн т, а ее заводы перерабатывали около 20 млн т и львиная доля нефтепродуктов шла на экспорт, говорит замминистра промышленности и энергетики Иван Матлашов. “Это направление [”Дружба“] стало офшором, пылесосом, который <...> создал абсолютно необоснованным образом преимущества для белорусских НПЗ”, — заявил глава Минпромэнерго Виктор Христенко. Ежегодные потери России он оценил в $3-4 млрд. Прекращение этой практики сулило такие же потери белорусам, и Лукашенко нашел “симметричный ответ”: он ввел с 1 января пошлину $45 за 1 т за транзит российской нефти. Этот транзит в прошлом году составил 80 млн т нефти — 38% российского экспорта в дальнее зарубежье. “Транснефть” отказалась платить пошлину, но Минск решил взять нефтью — и 6 января из трубопровода “Дружба” было откачано 69 000 т. Спустя два дня “Транснефть” остановила прокачку на этом направлении, и Польша, Германия, Словакия, Венгрия, Австрия стали получать меньше нефти на 200 000 т в сутки. С советских времен большинство НПЗ в этих странах чуть ли не полностью были привязаны именно к этой трубе, напоминает эксперт “Тройки Диалог” Валерий Нестеров. “Поставлять нашу нефть иным путем практически невозможно, так как нет альтернативных трубопроводов из портов и с железнодорожных станций [в этих странах]”, — говорит эксперт. Он уверен, что конфликт разрешится быстро, так как наносит серьезный ущерб российским компаниям.

Основным поставщиком сырья на белорусские заводы являются “Сургутнефтегаз” — 30% и “Роснефть” — 25%, еще 13% поставляет “Сибнефть”, 11% — “Лукойл”, 10% — “Славнефть”, 6,5% — “Русснефть”. Представители “Сургутнефтегаза”, “Газпром нефти” отказались комментировать изменения условий торговли и транзита. Источник, знакомый с экспортными планами “Роснефти” (поставила 5 млн т на Мозырский НПЗ), говорит, что компания не отправляет сырье через Белоруссию транзитом, а переработать ее сможет и на отечественных НПЗ. Близкий к “Газпром нефти” источник тоже говорит, что компания может обойтись без переработки в Белоруссии. Прекращение транзита ударит прежде всего по тому же “Сургутнефтегазу”, а также “Лукойлу” и “Роснефти” — у них наибольшие объемы экспорта по северной ветке “Дружбы”. Всю нефть “Сургутнефтегаза”, идущую транзитом через Белоруссию, на границе с Польшей покупает трейдер Sunimex Handels, который и поставляет ее потом на НПЗ в Польше и Германии, рассказали “Ведомостям” два трейдера, знакомых с управляющим Sunimex Сергеем Кишиловым. Но получить комментарии от этой компании вчера не удалось, не дал комментариев и “Сургутнефтегаз”.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку