16+
Регистрация
РУС ENG

«Мы будем утраивать добычу за счет России»

12.12.2006 RBCdaily

Интервью со старшим вице-президентом MOL Group Шандором Фашимоном

В начале осени венгерская нефтегазовая компания MOL Group зарегистрировала свою российскую «дочку» ООО «МОЛ-Русс». О первых результатах работы корреспонденту РБК daily ЕКАТЕРИНЕ ГОЛУБКОВОЙ рассказал старший вице-президент MOL Group и глава российского представительства ШАНДОР ФАШИМОН.

— Г-н Фашимон, расскажите о деятельности компании за прошедшие несколько месяцев.

— Мы зарегистрировали нашу 100-процентную «дочку» — ООО «МОЛ-Русс». Первой сделкой стал выкуп 100% в ООО «СЗНГ-MOL», оператора по разведке массива «Сургутский-7».

— Будете ли вы продолжать сотрудничество с Северо-Западной нефтяной группой (СЗНГ)? Кстати, недавно она приобрела терминал для перевалки нефтепродуктов в латвийском порту Лиепая. Планирует ли MOL использовать эту возможность для экспорта нефти, добытой в России?

— Я пока об этом не слышал. Конкретных совместных планов на будущее пока нет.

— Какова стратегия MOL в России на данном этапе? Определен ли бюджет?

— У нас заложен бюджет и показатели, которых мы хотим достичь к 2010 году. Например, удвоить переработку нефти, увеличить в три раза добычу. Причем этих показателей мы постараемся достичь в том числе и за счет России. На данном этапе Россия — наш основной фокус. Здесь ставку мы делаем именно на разведку и добычу. Что же касается стратегии, то мы намерены тесно сотрудничать и с российскими компаниями. Они хорошо знают собственный рынок. Наши партнеры сейчас — ЛУКОЙЛ, «РуссНефть», «Газпром», с ними ведем переговоры.

— Значит, можно ожидать от MOL создания консорциума с одной из российских компаний по примеру ЛУКОЙЛа и «Газпром нефти»?

— Мы раскрываем факты лишь после того, как сделка закрыта. Отмечу лишь, что мы планируем участвовать в тендерах как самостоятельно, так и с российскими партнерами.

— Вы упомянули планы по увеличению добычи в три раза. Но для этого необходимы новые приобретения. Есть ли у MOL конкретные планы, месторождения или компании на примете?

— Как публичная компания сразу же сообщим о сделках после их завершения. Не хочется расстраивать инвесторов, если покупка вдруг сорвется. В Западной Сибири у нас уже есть добыча. Помимо этого региона мы делаем акцент на Поволжье, в частности Саратове, Волго-Уральском регионе, европейской части России. Мы рассматриваем также проекты в Восточной Сибири, хоть это немножко для нас далековато. Мы хотим построить сфокусированный портфель, а значит, не отказываемся ни от одного шанса. Рассматриваются в том числе и проекты в Казахстане, где у нас уже есть разведочные участки, а также другие регионы — Ближний Восток, Северная Африка. Я не стал бы исключать даже Украину.

— Может, если вы не хотите раскрывать сами активы, то назовете хотя бы сроки, в которые стоит ждать сделок?

— У нас есть стратегия до 2010 года. Для нефтяного и газового бизнеса — это уже завтра. Поэтому в течение данного периода мы и будем делать наши приобретения. У нас есть терпение, но и есть активность.

— Как продвигается сотрудничество с «Газпромом» по Южно-Европейскому газопроводу? Определена ли конечная точка?

— Тут важно другое — Южно-Европейский газопровод и газопровод Nabucco — не конкуренты друг другу, они помогут Европе стать безопаснее в плане поставок газа. В рамках именно Южно-Европейского газопровода прорабатывается строительство подземного хранилища газа на территории Венгрии объемом 10 млрд куб м. Это также вопрос ТЭО, который прорабатывается совместно с «Газпромом».

— А как развивается сотрудничество с «РуссНефтью»? Планирует ли MOL по примеру сделки с СЗНГ выкупать долю и в Западно-Малобалыкском месторождении?

— Мы абсолютно удовлетворены работой с «РуссНефтью», никаких трений у нас не возникает. Поэтому и других вопросов тоже пока не поднимается. Мы продолжим сотрудничать и дальше, в перспективе не исключается и совместное приобретение новых объектов.

— Планирует ли MOL помимо активов в разведке и добыче приобретать в России мощности по переработке или в энергетике?

— Если смотреть на историю MOL, то он фокусировался именно как вертикально интегрированный холдинг: добыча, разведка, переработка нефти, то есть создание добавочной стоимости. Мы рассматривали вложения в электроэнергетику, но в конечном счете приняли решение не инвестировать. Но мы не отказываемся от планов и рассматриваем многие области. Что касается переработки, то у MOL все с точностью до наоборот, нежели у российских компаний: у нас очень развит сегмент переработки. Это НПЗ в Венгрии, Словакии, Хорватии… У нас больше мощностей по переработке, чем само производство добычи. Наша задача – поднять добычу и разведку.

— Г-н Фашимон, в ситуации, когда MOL нуждается в увеличении добычи, а российские компании, например ЛУКОЙЛ и «Роснефть», хотят приобрести переработку в Европе, можете ли вы помочь друг другу? Обменять часть своего downstream на российский upstream?

— Мы уже сотрудничаем с ЛУКОЙЛом, он поставляет на наши НПЗ в Венгрии и Словакии свою нефть. Дальше нефтепродукты он поставляет в Европу, например на те же Балканы. Мы работаем по долгосрочному контракту. Мы также изучаем возможности обмена нефтепродуктами, чтобы не перевозить их. У России есть абсолютно уникальный ресурс — сеть магистральных нефтепроводов, доставляющих нефть с месторождений непосредственно на европейские НПЗ. Было бы неправильно не использовать эту ситуацию с обеих сторон.

MOL является крупнейшей нефтегазовой компанией в Венгрии, создана в 1991 году. Профиль деятельности — разведка и добыча углеводородов, их транспортировка, эксплуатация сети магистральных газопроводов общей протяженностью 5200 км. Владеет 440 АЗС в Венгрии, Словакии и Румынии. Доказанные запасы углеводородов на конец 2005 года — 290 млн барр., из них 100,9 млн барр. составляет нефть. Объем добычи в 2005 году — 100,6 тыс. барр. в нефтяном эквиваленте в сутки, из них газа — 45,5 тыс., нефти — 55,1 тыс. Выручка в 2005 году — 12,3 млрд долл., чистая прибыль — 1,23 млрд долл.

Шандор Фашимон родился в 1966 году в Венгрии, в 1990 году закончил МГИМО, в 1991 году — Университет Каира. С 1990 по 1996 год работал в Mineralimpex Hungarian Oil and Gas Co. Ltd, с 1996 по 1997 год — советник главы торговой секции миссии Министерства промышленности, торговли и туризма в Триполи (Ливия), с 1997 по 1999 год — заместитель директора в MOLTRADE-Mineralimpex Trading Co. Ltd, с ноября 1999 года работает в MOL Hungarian Oil and Gas Plc, с декабря 2002 года — член совета директоров Panrusgas Ltd, с 2005 года — старший вице-президент по развитию портфолио проектов разведки и добычи MOL. Владеет русским, английским, немецким, арабским языками. Женат, имеет двух сыновей.
«Мы будем утраивать добычу за счет России»Код PHP" data-description="Интервью со старшим вице-президентом MOL Group Шандором Фашимоном" data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/5078.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Возврат к списку