16+
Регистрация
РУС ENG

Правительство не может удвоить ВВП

14.12.2004 RBCdaily Антон Попов

В провале планов по основным экономическим показателям в 2004 г. государство может винить только себя

В конце минувшей недели Министерство экономического развития и торговли объявило о понижении прогноза роста ВВП на 2005 год с 6,3% до 5,8%. А в начале декабря МЭРТ понизило прогноз экономического роста на 2004 год с 6,9% до 6,8%. Уходящий год был для России поистине «сказочным» с точки зрения цен на нефть – однако на достижениях экономики столь благоприятная конъюнктура никак не отразилась. Провалились не только прогнозы экономического роста. По прогнозу того же МЭРТ, рост промышленного производства в этом году составит лишь 6,5-6,7% вместо ожидавшихся 7,1%. Властям также не удалось уложиться в прогнозировавшиеся показатели инфляции. Вместо разрекламированных чиновниками – вплоть до высшего руководства страны – 10 процентов цены, по прогнозу начальника экспертного управления администрации президента Аркадия Дворковича, вырастут на 11,5-11,7%. Эксперты полагают, что в этом фиаско государству некого винить, кроме самого себя. На его совести лежат и «выборочные» налоговые гонения на крупнейшие компании, банковский кризис лета 2004 года, «откачивание» денег из экономики в стабилизационный фонд. Но, пожалуй, самым серьезным просчетом властей стало отсутствие внятных целей и планов на будущее – как показал опыт этого года, громкие лозунги и бессмысленные «фетиши» на эту роль явно не годятся.

В начале года ничто не предвещало неприятностей. Экономика росла как на дрожжах, несмотря на последовательный развал ЮКОСа. А политики с удовлетворением отмечали, что при таких показателях обещанное президентом удвоение ВВП для России, что называется, «не вопрос». Однако после масштабных перестановок в правительстве все почему-то изменилось. «Первые пять месяцев этого года показатели были довольно радужные, но затем политика властей стала совсем другой, нежели была ранее, а точнее, исчезла совсем, – сказал RBC daily управляющий директор ИК «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков. – Появилась риторика вместо конкретных действий. Стало очень много обсуждений, заявлений про социальную ответственность, необходимость усиливать роль государства, что в корне противоречило тому, что заявлялось ранее». К этому прибавился банковский кризис, который тоже можно считать искусственным, рукотворным – что в конечном счете ухудшило макроэкономические показатели, повысило стоимость заимствований и привело к росту инфляции. «В общем ситуацию можно охарактеризовать как кризис доверия и отсутствие ясности, – отмечает Евгений Гавриленков. – Население бежит от рубля, инвесторы – от акций, бизнес сокращает инвестиционную активность. И это все происходит на фоне исключительно благоприятной внешней конъюнктуры, высоких цен на нефть».

Летом этого года заявления представителей финансовой разведки о неких «черных списках» банков, подлежащих преследованию за отмывание денег, положили начало банковскому кризису. Это подорвало доверие всех экономических агентов – начиная с населения и домашних хозяйств, которые перестали доверять рублю и банковской системе. «В последние пять месяцев валютные депозиты растут очень слабо, а рублевые не растут вовсе, – констатирует Евгений Гавриленков. – Население тратит все доходы, деньги поступают на рынок, что приводит к росту цен». Между тем производство стагнирует, так как получило целый ряд негативных сигналов – в первую очередь от налоговиков: весь год прошел «под знаком ЮКОСа», а в декабре налоговые претензии были предъявлены и второму по величине сотовому оператору – «ВымпелКому». Результат не заставил себя ждать. «Инвестиционная активность внутри страны замедлилась, что в конечном счете приведет к торможению роста доходов. Пока потребительский рынок растет стабильно, а рост доходов замедляется, – говорит управляющий директор «Тройки». – Это значит, что население не делает сбережений. Эта тенденция нестабильна, и через несколько месяцев – скорее всего, к весне – произойдет спад и по доходам, и по потребительскому рынку».

Таким образом, к весне власти могут лишиться политического козыря, которым они до сих пор пытаются успокаивать население, – роста доходов. В итоге единственным, кто получит выгоду от высоких цен на нефть, будет государство. «Увеличение налоговой нагрузки на нефтяную отрасль привело к быстрому росту стабилизационного фонда и резервов ЦБ», – отмечает Евгений Гавриленков. По мнению эксперта Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олега Солнцева, денежное предложение в этом году было ограничено стерилизацией денег в стабилизационном фонде: по его оценке, за год стабфонд увеличится примерно на 600 млрд руб. «Таким образом, происходит колоссальный отток денег на бюджетные счета: если в прошлом году он исчислялся десятками миллиардов рублей, то в этом – уже сотнями», – сказал г-н Солнцев RBC daily. Впрочем, отмечает управляющий директор «Тройки», замедление роста денежной массы, связанное с оседанием денег на счетах стабфонда, пока не создает видимых проблем в финансовой сфере – но лишь потому, что спрос на деньги в стагнирующей экономике снижается.

Наконец, притчей во языцех стали метания Центрального банка между сдерживанием роста инфляции и реального курса рубля. «В начале года монетарные власти заявляли о том, что их главная задача – держать инфляцию. В результате начал фантастическими темпами укрепляться рубль: в первом квартале он вырос на 6% в реальном выражении, – отмечает Олег Солнцев. – После этого власти увидели, что они не вписываются в ориентиры по реальному курсу рубля [укрепление не более чем на 7% в 2004 г.]». И после памятной встречи Сергея Игнатьева с Владимиром Путиным было объявлено, что теперь ЦБ будет бороться с укреплением реального курса рубля. «Сейчас же стало ясно, что с реальным курсом все вроде бы ничего, а с инфляцией серьезно промахнулись, – говорит Олег Солнцев. – Поэтому осенью курс опять развернулся на 180 градусов. Таким образом, подобные развороты за этот год у нас происходили дважды».

В результате столь противоречивой политики стало не вполне ясно, каких экономических целей хочет добиться государство. По сути дела, единственной задачей осталось пресловутое «удвоение ВВП». Однако погоня за такими «фетишами» приводит к деформации всей экономической политики властей. «Удвоение ВВП возможно, и необходимый для этого рост в 6-7% мы видели в 2003 г. и первой половине этого года – причем без серьезного государственного вмешательства, – говорит Евгений Гавриленков. – Но если в прежнем правительстве люди «притерлись» друг к другу, был найден определенный консенсус и было движение вперед, то сейчас все совсем расплылось. Кроме того, кем-то и зачем-то искусственно нагнетается противопоставление интересов бизнеса и власти». По большому счету, нет ничего плохого в том, что правительство ставит перед собой «амбициозные задачи». «Однако достижение этих целей не должно приводить к искажению политики. Например, полагать, что инфляцию можно удерживать только ограничением роста денежной массы, неверно, – говорит Евгений Гавриленков. – Создается впечатление, что у правительства упрощенный подход – оно не учитывает ни инфляционных ожиданий, ни фактора доверия».

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку