16+
Регистрация
РУС ENG

Плюс десять лет без права переписки

08.09.2006 Время новостей Алексей ГРИВАЧ

Энергостратегию для преемника Владимира Путина переделают из старой

Говорить об отсутствии в нашей стране внятных и взаимосвязанных целей в ТЭК, а главное -- четких механизмов их воплощения перед саммитом G8 было не принято. Страна, претендующая на роль гаранта (или по крайней мере ключевого элемента) глобальной энергетической безопасности, не могла себе позволить признать, что собственная, утвержденная в 2003 году стратегия в этой сфере, мягко говоря, утратила связь с реальностью. Однако, похоже, профильные чиновники поняли, что строить политику в этом секторе экономики, опираясь на принятую три года назад Энергетическую стратегию России до 2020 года, невозможно.

Вслед за другими ведомствами, представители которых время от времени критиковали документ, Министерство промышленности и энергетики публично призналось, что начало «работу по уточнению основных положений» документа «с желанием пролонгировать его на период до 2030 года». «К этой работе, опять же в диалоговом формате, мы привлекаем федеральные и региональные органы исполнительной власти, научное сообщество, нефтегазовые, угольные, энергетические компании и другие заинтересованные организации», -- сообщил на международном дискуссионном клубе «Валдай» замминистра Андрей Дементьев. В министерстве внезапно возникшее намерение корректировать мертворожденную энергостратегию объясняют «изменением внутренних и внешних условий функционирования российской экономики». Работу предполагается провести в 2006--2007 годах, то есть результаты ее будут оценивать, видимо, новый президент и другое правительство. А значит, нет никаких гарантий, что инициатива Минпромэнерго будет доведена до ума. Впрочем, в любом случае возврат к широкой дискуссии, которую вчера пообещал г-н Дементьев, может быть полезен закостеневшей энергетической политике государства.

Как рассказали «Времени новостей» несколько экспертов, в конце августа начальник департамента ТЭК Минпромэнерго Анатолий Яновский собрал широкий круг специалистов, которым было предложено подумать о переработке Энергетической стратегии с учетом ее пролонгации еще на десять лет. Никаких письменных поручений из Белого дома ведомство Виктора Христенко на этот счет не получало, и, значит, формально процесс пока не запущен. Источники в министерстве ожидают соответствующих распоряжений правительства в ближайшее время. Хотя еще в декабре прошлого года, когда кабинет министров рассматривал ситуацию в электроэнергетике по следам летнего блэкаута и растущего дефицита генерирующих мощностей, премьер-министр Михаил Фрадков согласился с критикой энергостратегии со стороны вице-премьера Александра Жукова и главы РАО «ЕЭС» Анатолия Чубайса. И даже сказал, что документ срочно, в течение 2006 года, нужно пересмотреть.

Заняться этим делом чиновникам, судя по всему, не позволил культивируемый в международных кругах имидж России как «энергетической сверхдержавы». Учить развитые страны глобальной энергобезопасности, признавая отсутствие у себя стержня «внутренней энергобезопасности» (каким, без сомнения, и должна быть стратегия), было бы просто неприлично. Теперь же у чиновников появился и более-менее достойный, с их точки зрения, повод -- решения «большой восьмерки», в свете которых можно скорректировать безнадежно устаревшую всего за три года Энергетическую стратегию, а заодно увеличить ее горизонт до 2030 года. Все вроде бы последовательно, и нет необходимости оправдываться перед западными партнерами.

Пока неясно, как далеко Минпромэнерго в частности и правительство в целом готовы зайти в «уточнении основных положений» документа от 2003 года. Политическая воля в этом направлении не внушает оптимизма, поскольку Владимир Путин обещает развивать рыночные отношения в ТЭК, как в последние годы. Вчера в беседе с российскими журналистами президент России назвал надуманной озабоченность Запада возможной зависимостью от российских энергоресурсов. «Мы будем развивать рыночные отношения в этом секторе экономики, стремясь при этом к тому, чтобы добиться баланса между национальными интересами и частной инициативой, -- сообщил он. -- Последние годы нам это удается, будем двигаться в этом направлении и дальше».

Тем не менее эксперты в основном высказывают осторожный оптимизм. В том смысле, что сам запуск процесса пересмотра стратегии -- позитивный сигнал. «Во многих группах правительства зрела мысль о несоответствии Энергетической стратегии реалиям, о том, что нужно что-то делать, -- сказал «Времени новостей» собеседник в одной из нефтегазовых компаний. -- Это очень хорошо, вопрос в том, на каких подходах будет строиться обновленный документ». По его словам, главная проблема действующей, «но никому не нужной» стратегии даже не в цифрах, которые, по общему мнению, были основаны на крайне слабых прогнозах, а в том, что в ней стыдливо не прописали конкретную часть. А именно за счет каких действий государства удастся достичь заявленных целей и решить поставленные задачи, начиная с полного и надежного обеспечения энергоснабжения и заканчивая минимизацией вреда экологии и предотвращением техногенных катастроф.

Другой эксперт, участвовавший в первых обсуждениях необходимых корректировок, отмечает, что в старой стратегии совершенно отсутствует определение роли компаний, работающих в ТЭК. «Составители мыслили категориями, будто нефть и газ добывают аморфные некто без привязки к бизнес-стратегиям игроков и других подробностей, -- говорит он. -- Кроме того, и цены на внешних рынках уже далеко не те, что были три года назад».

С этим полностью согласен президент Института энергетической политики Владимир Милов, известный критическим отношением к действующей стратегии. Но при этом он не испытывает особого оптимизма по поводу внесения корректив. «Тот документ был элементарным рецидивом плановой экономики, не учитывал ни спроса на рынках сбыта, ни деятельность компаний, ни необходимости структурных реформ, -- полагает он. -- Но, учитывая, что за три года экономика и особенно ТЭК дали очевидный крен в сторону огосударствления, можно предположить, что новый документ станет еще более косным». Стратегия, по его мнению, была (и будет) основана на плановых показателях добычи энергоресурсов, механически рассчитанном внутреннем потреблении (добыча минус экспорт) и полном отсутствии понимания, кому это нужно и что это даст экономике страны.

Собеседник «Времени новостей» в одной из компаний, тем не менее, считает, что и без структурных реформ есть резервы для улучшения ситуации. Прежде всего речь идет об энергоэффективности страны, которая сейчас находится просто ниже всякой критики. По его словам, на доллар ВВП Россия использует в десять раз больше энергии, чем страны ЕС, и в два раза больше, чем Китай.

Возврат к списку