16+
Регистрация
РУС ENG

“Транснефти” помог сутяжник

21.08.2006 Ведомости Екатерина Дербилова

Три жителя г. Урай победили Генпрокуратуру, арестовавшую акции “Транснефти”. Как стало известно “Ведомостям”, они хотели продать свои бумаги, чтобы купить квартиры, и добились-таки в суде снятия ареста. Правда, торги еще не возобновились — решение Мосгорсуда никак не дойдет до регистратора.

Нефтепроводная монополия “Транснефть” в 2005 г. транспортировала 453,8 млн т нефти. Государство владеет 75% акций (100% голосов). Владельцы привилегированных акций не раскрываются. Выручка по МСФО в 2005 г. — 181,5 млрд руб. (в 2004 г. — 150,4 млрд руб.), чистая прибыль — 53,8 млрд руб. (43,5 млрд руб.). Капитализация по последней сделке на ММВБ (5 мая) — 98,08 млрд руб. По данным Reuters, в 2006 г. бумаги “Транснефти” значатся в портфелях многих фондов, в том числе East Capital Asset Management, HSBC Investment, UBS Global Asset Management, ABN Amro Asset Management, Merrill Lynch Investment Management.

Торги привилегированными акциями “Транснефти” прекратились 5 мая — днем ранее Басманный суд Москвы разрешил Генпрокуратуре наложить арест на эти бумаги в рамках уголовного дела, длящегося с конца 1990-х гг. На прошлой неделе обнаружилось, что арест был кем-то обжалован, 3 июля Мосгорсуд отправил дело на новое рассмотрение в тот же Басманный суд, и 3 августа он вынес уже противоположное решение, отказав следователю Генпрокуратуры. Кассацию прокуратуры Мосгорсуд рассмотрит 13 сентября, а пока акции “могут быть свободны”. Пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева сообщила “Ведомостям”, что еще 10 августа регистратору “Транснефти” по почте направлено уведомление о снятии ареста. Правда, на вечер пятницы регистратор “Р.О.С.Т.” этого документа не получал.

Как стало известно “Ведомостям”, освобождения акций “Транснефти” добились частные акционеры, которые хотели выгодно реализовать свои бумаги. Кассационные жалобы в Мосгорсуд подал 13 мая Алексей Масалов из Курска, а 14 мая — жители Урая Сергей Смердов, Лариса Тараненко и Зоя Лустина (копии жалоб есть в распоряжении “Ведомостей”). Масалов просил снять арест с купленных им в марте — апреле на ММВБ четырех акций “Транснефти”. А вот урайцы стали акционерами монополии еще при приватизации. “Мы намеревались продать часть принадлежащих нам акций, чтобы приобрести квартиры”, — объясняют они в жалобе. Но, обратившись 8 мая в компанию “Финанс-Аналитик”, они узнали, что акции арестованы. “В связи с наложением ареста цена акций "Транснефти" до прекращения торгов опустилась на 9%, что также повлияло на наше финансовое благосостояние, — сетуют акционеры. — Риск снова зависнуть с акциями на неопределенно длительный период [акции компании в рамках того же дела были под арестом с января 1999 по июнь 2000 г.] вынуждает нас брать деньги в банке под большие проценты, что наносит нам экономический ущерб”.

“Мы все были сотрудниками "Сибнефтепровода", "дочки" "Транснефти", и при приватизации получили акции компании”, — рассказал “Ведомостям” Смердов. Сам он входит в екатеринбургскую правозащитную организацию “Сутяжник”, подал в суды около 400 исков и жалоб и бывшие коллеги обратились к нему из-за проблемы с продажей акций, говорит Смердов. С Масаловым и Лустиной связаться не удалось, а Лариса Тараненко подтвердила “Ведомостям”, что целью иска стала исключительно нехватка средств на квартиру. Акции дорожали и многие сотрудники компании продали их и вложили деньги в недвижимость, рассказывает она. Всего у нее 30 акций “Транснефти”, в момент закрытия торгов они стоили более $60 000. Тараненко и Смердов на заседании суда не были и о своем успехе знают только из прессы. С представителями Генпрокуратуры связаться не удалось.

“Обычные граждане подали в суд и помогли инвестиционным фондам, которые уже списали эти бумаги в убыток, а теперь смогут их снова оценить”, — говорит начальник аналитического отдела “Атона” Стивен Дашевский. Иностранные инвесторы были очень расстроены арестом акций “Транснефти”, но действовали через чиновников, полагаясь на переговорные методы, продолжает он. Источник, близкий к Кремлю, подтверждал “Ведомостям”, что иностранные акционеры монополии не раз спрашивали его о судьбе “префов” “Транснефти”.

Любые владельцы акций могли обратиться в суд после ареста, говорит управляющий партнер юрфирмы AST Legal Анатолий Юшин: “Вопрос к юристам фондов, почему они так не сделали”. Правда, он считает, что формально ареста акций “Транснефти” вообще не было, ведь решение суда от 4 мая в законную силу не вступило, потому что была подана кассация.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку