16+
Регистрация
РУС ENG

Как отделить бюджет от нефти

18.08.2006 Ведомости Борис Грозовский, Александр Беккер, Светлана Иванова, Александра Петрачкова

Больше половины доходов федеральный бюджет получает от нефти и газа, но лишь две трети этих денег остаются в стабфонде, сожалеет министр финансов Алексей Кудрин. Он предлагает сократить использование нефтяных доходов до уровня не более 2,8% ВВП — правда, признает, что в этом случае бюджет был бы дефицитным.

Еще в 2002 г. российский бюджет получал от нефтегазовой отрасли 23,4% своих доходов, а к 2005 г. эта доля уже выросла почти вдвое — до 45%, пишет кандидат экономических наук Кудрин в статье “Механизмы формирования нефтегазового баланса бюджета России”, которая будет через неделю опубликована в августовских “Вопросах экономики”. А в этом году нефтегазовые деньги уже составят больше половины дохода бюджета. Ведь, как прогнозирует Кудрин, эта сумма достигнет уровня 11,7% ВВП (3088,5 млрд руб.), а общие доходы бюджета составят 22,8% ВВП.

Тратить сырьевые деньги сразу нельзя, ведь эти поступления непостоянны, уверен министр, например, в 1985 г. баррель нефти стоил $50, а в 1986 г. — $24. Чтобы поддерживать стабильный уровень расходов бюджета, нефтяные заработки приходится откладывать “на потом”. Как подсчитал Кудрин, в прошлом году 70% “нефтяных” поступлений осело в стабилизационном фонде, в этом году стабфонду достанется 74,4% этих доходов, считает министр, а в 2009 г. — 67,1%. Однако Кудрин не считает такой уровень достаточно высоким. Ведь, отмечает он, “нефтегазовое” происхождение имеют и поступления от пошлин на газ и нефтепродукты, налоги на прибыль нефтегазовых компаний, дивиденды по акциям и доходы от “Вьетсовпетро”. А эти доходы бюджета не учитываются при формировании стабфонда, сожалеет он.

Вывод кандидата наук: “Надо сокращать масштабы использования нефтегазовых доходов”. Правда, почему это необходимо, министр в своей статье подробно не объясняет. Зато он предлагает сразу два способа это сделать: направлять в стабфонд все доходы нефтегазового происхождения при цене выше установленной или создать Нефтегазовый фонд, куда пойдут абсолютно все нефтегазовые доходы, а тратить из него можно будет не больше 2,8% ВВП в год. Однако в этом случае бюджет 2006 г. стал бы дефицитным — ведь сам же Кудрин указывает в статье, что дефицит полностью “очищенного” от нефтегазовых доходов бюджета был бы 5,3% ВВП.

Полностью отделять нефтегазовые деньги от экономики неправильно, возражает замминистра экономразвития Андрей Белоусов (доктор экономических наук). “Почему бы тогда не выделять металлургов, химиков, у которых тоже есть экспорт и зависимость от мировой конъюнктуры? — удивляется он. — Правильнее попытаться отделить аномально высокие цены на углеводороды от нормальных”.

Ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев тоже называет странной идею насчет Нефтегазового фонда. “Это ключевая отрасль экономики, и изолировать от бюджета надо не "нормальные", а только сверхдоходы. Проблема только в том, чтобы угадать эту границу”, — считает он. А начальник исследовательского отдела ING Bank Юлия Цепляева предлагает относиться спокойнее к высокой доле нефтегазовых доходов в бюджете, напоминая, что чиновники сами увеличили налоговую нагрузку на ТЭК под предлогом высоких цен.

Но идея ограничить трату этих денег экономистам по душе. “Надо снять пелену с глаз и посмотреть доходы бюджета ближайших лет без учета нефтегазовых денег”, — говорит главный экономист “Тройки Диалог” Евгений Гавриленков. Иначе у бюджета будут проблемы, даже если цена нефти просто стабилизируется, говорит он. “Ускоренное расходование денег вызывает инфляцию и постоянный рост обязательств перед бюджетополучателями”, — соглашается Цепляева. Сейчас нефтегазовые доходы бросаются в общий котел и поэтому легко тратятся, добавляет главный экономист Deutsche UFG Ярослав Лисоволик. “Когда все увидят, каким был бы наш бюджет без них, это повысит сознательность в расходовании денег”, — уверен он.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку