16+
Регистрация
РУС ENG

Россия в “восьмерке”: Не менять принципы на газ

11.07.2006 Ведомости Тимоти Гартон Эш, Доминик Моиси, Александр Смоляр

Лидеры стран “восьмерки” стоят перед дилеммой. Нужно ли в преддверии саммита делать акцент на доверии к России, державе, которая восстанавливает свои позиции в мире и энергетические ресурсы которой жизненно необходимы Европе, или же выразить настороженность по отношению к режиму, чьи авторитарные инстинкты проявляются сейчас ярче, чем когда-либо?

Еще 10 лет назад европейцы подписались бы под следующей формулировкой: “Будем сотрудничать с Россией, если сможем, будем сдерживать ее, если придется”. Сегодня психологический баланс изменился. Россия вновь обрела чувство гордости и уверенности в собственных силах, тогда как Европа пребывает в глубоком кризисе. В современном мире России стало больше, а Европы — меньше. Так что теперь речь идет не о том, как “вовлечь Россию в сотрудничество с Европой”, а о том, как “Европе взаимодействовать с Россией”, полагает российский политолог Дмитрий Тренин.

Но как совместить желание Европы устанавливать правила игры за пределами собственных границ и необходимость гарантировать поставки энергоресурсов? На пересечении двух этих легитимных целей и находится политика по отношению к России — самая серьезная на данный момент внешняя проблема для ЕС.

Ее приоритетность становится еще нагляднее, если вспомнить историю отношений России и ЕС. В последние годы не существовало единой политики Европы по отношению к России, были только национальные версии, сводившиеся к различным комбинациям потаканий и уступок. Сегодня мы наблюдаем за развитием конкуренции между странами Европы за привилегированные отношения с Москвой и режим наибольшего благоприятствования в доступе к российскому газу. Мы столкнулись с Россией, которая свое членство в “восьмерке” считает само собой разумеющимся, хотя изначально это был “аванс” стране, которая, казалось, встала на путь превращения в великую демократическую державу.

Пришло время для ЕС выработать единую европейскую политику в отношении России. Сохраняя нацеленность на долгосрочное стратегическое партнерство со своим гигантским евразийским соседом, ЕС без колебаний должен просить Россию обеспечить три элементарные вещи. Эти три стратегических условия отвечают не только интересам европейского континента, но и интересам самой России.

Первое. Россия должна позволить соседям самостоятельно определить их собственное будущее. Сегодняшний мир уже не может быть миром, разделенным на сферы влияния. Эпоха Ялты осталась позади. Неоимпериалистические формы вмешательства в дела таких стран, как Белоруссия, Украина, Молдавия и Грузия, не только являются анахронизмом, но пагубно влияют на отношения России и ЕС.

Второе требование касается контрактов: они должны быть ясными и обязательными к исполнению. В условиях глобализации это пойдет на пользу и российской экономике. Россия состоит в G8, в то время как Индия — нет, но для большинства акционеров европейской металлургической компании Arcelor представитель Индии Лакшми Миттал оказался более безопасным и предсказуемым партнером, чем российская компания “Северсталь”.

С властью приходит ответственность. Именно в силу того, что Россия является энергетической сверхдержавой, она должна относиться к этой власти ответственно. России не следует шантажировать Европу своим потенциальным сближением с Азией, если европейцы будут слишком требовательными или заносчивыми. Газовый вентиль не должен перекрываться, а цена не должна повышаться или понижаться по политическим причинам.

Третье стратегическое условие должно относиться к минимальным стандартам правового и политического поведения внутри российских границ. Мы не ждем, что Россия немедленно превратится в образцовую парламентскую демократию, но мы ожидаем, что она не пойдет вспять — к неосоветскому авторитаризму. Европейцы, да и все остальные партнеры России хотят получать энергию из предсказуемой страны, в которой утверждено верховенство закона. Граждане России вправе ожидать от собственного государства минимального уровня правовой защиты и уважения прав человека. Неправительственные организации должны действительно выполнять отведенную им в гражданском обществе роль, а независимость СМИ должна стать реальностью.

Концепция “суверенной демократии”, или “управляемой демократии”, напоминает нам старую концепцию “народной демократии”. Чем больше определений вы даете демократии, тем больше риск потерять за ними саму демократию. Как говорилось в старой шутке — разница между демократией и “народной демократией” такая же, как между рубашкой и смирительной рубашкой.

Европа должна быть верна собственным ценностям, предъявляя эти три стратегических требования и настаивая на их выполнении. Бесспорно, их воплощение в жизнь послужит и интересам российского народа. Европейцам более чем кому-либо нужна стабильная, законная, не останавливающаяся в своем развитии демократия в России. Как убедится весь мир на этой неделе в Санкт-Петербурге, членство в “восьмерке” дает российским правителям, как и царям до них, место на вершине мировой политики. Поможем России доказать, что она достойна этого места и может соответствовать высоким стандартам нашего времени. (FT, 10.07.2006)

Авторы — профессор европейских исследований Оксфордского университета (Великобритания); старший консультант Французского института международных отношений (Франция); президент Фонда имени Стефана Батория (Польша).
Россия в “восьмерке”: Не менять принципы на газКод PHP" data-description="" data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/3442.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку