16+
Регистрация
РУС ENG

Интервью: Андрей Спирин, гендиректор “Лукойл-Волганефтепродукт”

11.07.2006 Ведомости Екатерина Чичурина

Андрей Спирин: “Если мы начинаем работать в каком-то регионе, то должны завоевывать около 25% рынка”

Оптимизировав структуру нефтебаз, “Лукойл-Волганефтепродукт” сейчас активно занимается развитием сети АЗС. О ближайших планах — строительстве сети в Ивановской области, активизации работы по франчайзингу, расширении услуг заправок, а также о причинах роста оптовых цен в прошлом году рассказывает гендиректор Андрей Спирин, находящийся у руля компании ровно год.

— В прошлом году Нижегородское управление ФАС признало компанию нарушившей закон о конкуренции. По данным УФАС, в 2005 г. вы повысили оптовую цену бензина, оставив цены на своих АЗС прежними. Но “Лукойл-Волганефтепродукт” оспаривает решение УФАС о взыскании 7 млн руб. выручки, полученной с нарушением закона. Чем вы аргументируете свою позицию в суде?

— Претензии УФАС имели бы место, если “Лукойл-Волганефтепродукт” доминировал бы на мелкооптовом рынке Нижегородской области и присутствовал на розничном рынке всей Нижегородской области, что следует из решения УФАС. Мы считаем, что УФАС не доказало наше доминирование на мелкооптовом рынке, т. е. тот факт, что мы имеем долю на нем более 35%.

Что касается присутствия на розничном рынке всей Нижегородской области, то в 2005 г. в девяти районах Нижегородской области из 54 не было ни одной заправки “Лукойл-Волганефтепродукта”.

Я до сих пор удивляюсь решению УФАС. Антимонопольный закон — это рыночный закон. А объявление в прошлом году моратория на розничные цены — уже не рыночный метод. Чтобы выполнить требования УФАС, у нас был выход — поднять цены на собственных АЗС, но мы не пошли по этому пути. Более того, УФАС говорило, что мы своими действиями могли нанести, но не нанесли вред тем предпринимателям, кто приобретает у нас топливо для собственных заправок. А среди заявителей жалобы в УФАС также были и владельцы заправок, покрашенных в цвет ТНК. По логике и топливо они должны были брать у них.

— С чем связан рост оптовых цен в прошлом году?

— Рост цен на нефтепродукты связан с повышением цен на сырье, на перевозку нефтепродуктов, на электроэнергию и т. п. Это сказывается на наших затратах. Также накладывается сезонный фактор. В то же время повышение розничных цен соизмеримо с ростом инфляции — около 10-11% в год.

— Но ведь мелкооптовые цены “Лукойл-Волганефтепродукт” повысил, а на своих АЗС оставил прежними. Тогда мелким предпринимателям для безубыточной работы пришлось продавать бензин на своих АЗС по более высокой цене, чем на АЗС “Лукойла”?

— Если бы мы не повысили цены на мелкий опт, на заправках “Лукойла” в прошлом году в апреле не было бы топлива. Одним из способов ограничения спроса является увеличение цены товара. В прошлом году рост аппетитов мелкооптового бизнеса мог привести к тому, что у нас не хватило бы топлива для собственных АЗС. К тому же этот период был не таким уж продолжительным и в рамках года, уверен, все предприниматели сработали с прибылью. Все сказанное и плюс то, что по прошествии года не разорился ни один владелец АЗС, свидетельствует: никакого ущерба мы не нанесли, а расчеты, представленные нами в суд, показывают, что и не могли нанести ущерба ни конкуренции в целом, ни конкретным владельцам АЗС. Так в чем мы виноваты? В сдерживании роста цен на АЗС? В том, что обеспечили бесперебойное снабжение потребителей на наших АЗС? Нет. Мы виноваты в том, что несколько предпринимателей не получили тот доход, к которому привыкли.

— Вы возглавляете “Лукойл-Волганефтепродукт” уже год — какие изменения произошли в компании?

— Прошедший год мы посвятили дальнейшему повышению качества услуг и продвижению на рынок новых видов топлива. Прежде всего, это дизельное топливо “Евро-4”, на заводе началось производство бензина Аи-92 и Аи-95 по стандарту “Евро-3”, готовится к выпуску новое экологичное топливо “Экто”. Скоро это топливо появится в Нижегородской области. Сейчас оно продается в Москве и Московской области.

— Сколько сейчас нефтебаз у “Лукойл-Волганефтепродукта”? Какие планируется продать, а какие построить?

— За несколько предшествующих лет число нефтебаз в “Лукойл-Волганефтепродукте” сократилось. Мы оптимизировали бизнес с точки зрения эффективности и достаточности емкостного парка для обеспечения нашей сети АЗС и тех потребителей, которые приобретают нефтепродукты у нас на нефтебазах. Сейчас мы подошли к оптимальному количеству нефтебаз — 17. В Нижегородской области их пять, во Владимирской — пять, в Вологодской — шесть и в Марий Эл — одна. Думаю, что этого количества нам вполне достаточно, чтобы обеспечить ведение бизнеса в тех регионах, где мы работаем. В этом году началось проектирование новой нефтебазы в кстовской промзоне, рядом с заводом “Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтез”. Благодаря выгодному расположению она будет наиболее эффективной нефтебазой компании с точки зрения логистики. Но если у нас появятся новые рынки сбыта и мы начнем развиваться в каком-то из регионов, то не исключено, что будем строить новые нефтебазы. Например, в Чувашии у нас 13 АЗС. Собственной нефтебазы там нет. Это интересный и перспективный регион, и если мы нарастим количество АЗС до 15-17, то будет необходима нефтебаза и в этом регионе.

— Сколько сейчас АЗС у компании? Сколько из них в Нижегородской области и сколько приведено к единому стилю “Лукойла”?

— Всего у нас 276 АЗС, из них 258 действующих, часть передана в аренду или законсервирована. В Нижегородской области у нас 99 АЗС. Из всех заправок “Лукойл-Волганефтепродукта” около половины приведены к единому стилю “Лукойла”, и работу в этом направлении мы будем продолжать, хотя это процесс довольно затратный. Многие из наших АЗС были построены давно, еще в советские времена. Сейчас другие технологии и требования промышленной и экологической безопасности. Поэтому реконструкция по затратам практически равна строительству новой заправки. Однако мы обратили внимание на то, что после реконструкции заправка существенно увеличивает объемы реализации. Так что наши затраты на приведение АЗС к фирменному стилю “Лукойла” окупаются.

— Прежний гендиректор компании Вадим Воробьев заявлял, что компания не хочет рисковать, активно работая по франчайзингу, а вы после встречи с предпринимателями Нижегородской области заявили, что переход работы с ними на франчайзинговую систему возможен. Вы с ним не согласны? Сколько АЗС Нижегородской области могут перейти на франчайзинг?

— То, что говорил Воробьев, я могу еще раз подтвердить. Франчайзинг — цивилизованный способ отношений между брендовой компанией и другими предприятиями. Дело в том, что условия, на которых мы сейчас работаем по договору франчайзинга, не всегда устраивают обе стороны. Хотелось, чтобы заинтересованность в увеличении продаж нашего “лукойловского” качественного бензина и высокие требования к уровню обслуживания совпадали и у нас, и у франчайзера. Может, что-то необходимо упростить, изменить, а что-то, наоборот, усложнить и ужесточить в наших отношениях.

— Какова инвестпрограмма на этот год?

— Традиционно мы инвестируем средства в строительство новых АЗС и реконструкцию существующих. Другие основные направления наших затрат — приобретение технологического транспорта, прежде всего бензовозов, охрана окружающей среды и промбезопасность. В этом году общий объем вложений составит 583 млн руб., из них около 42 млн руб. пойдут на экологические мероприятия и приведение наших объектов к современным требованиям безопасности. Планируем построить пять АЗС и реконструировать восемь.

— Ранее Воробьев говорил, что компания ведет переговоры в Вологде с “Русьпромсервисом” о покупке 10 АЗС. Вы договорились?

— У нас практически постоянно ведутся переговоры с различными предприятиями, владельцами региональных сетей АЗС, но на сегодняшний день в Вологде мы эти переговоры не ведем.

— А с “Волга-Петролеум” переговоров о покупке их сети АЗС больше не ведете?

— Нас интересует этот актив. Но путь переговоров не прост, и пока мы ни к чему не пришли.

— В других регионах не собираетесь строить АЗС?

— Собираемся. Мы хотим построить в Ивановской области (регион ответственности “Лукойл-Волганефтепродукта”) сеть АЗС. Сейчас ведем переговоры с администрацией области. Я пока не буду загадывать, сколько АЗС появится в этом регионе, но наш принцип таков: если мы начинаем работать в каком-то регионе, то должны завоевывать около 25% рынка.

— Ограничитесь только Ивановской областью или есть планы и в отношении других регионов?

— Я бы не хотел говорить о проектах, которые пока не завершены и не вышли на зримую финишную прямую.

— Компания собиралась выкупить 45% акций топливно-заправочной компании (ТЗК) “Норси-Авиа” у правительства области. С бывшим правительством во главе с губернатором Геннадием Ходыревым вы не договорились. Идут ли переговоры с властями об этом сейчас?

— Обеспечением авиационным топливом в “Лукойле” занимается специальная компания “Лукойл-Аэро”. Она отвечает за обслуживание аэропортов, за поставку топлива для авиационных компаний. “Лукойл-Аэро” еще в конце прошлого года выкупила акции ТЗК у международного аэропорта “Нижний Новгород”. Сделка завершена. Сейчас акции ТЗК у “Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтеза” и у “Лукойл-Аэро”.

— Пока “Норси-Авиа” — единственная ТЗК в нижегородском аэропорту. Теснит ли вас компания “Аэрофьюэлз”, получившая в прошлом году разрешение на строительство ТЗК?

— Конкуренция всегда приводит или к улучшению качества услуг, или к изменению цен. Появление еще одного игрока — это чисто рыночный процесс. Но я знаю, что на сегодняшний день “Аэрофьюэлз” не начал строительство ТЗК. Думаю, что со временем нижегородский аэропорт станет работать с полной нагрузкой — в последнее время нижегородское правительство серьезно озабочено проблемой увеличения авиаперевозок, поэтому рынок будет большой — на всех хватит.

— Несколько лет назад “Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтез” начал выпуск авиационного керосина Jet-A-1. Объявлялось о поставках этого продукта только нижегородскому представительству Luftgansa и в аэропорт “Домодево”. Кому еще собираетесь поставлять это топливо? Есть ли планы поставок его на экспорт?

— “Лукойл-Аэро” приобретает этот продукт в “Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтезе”. Нижегородскому представительству компании Luftgansa это топливо уже давно поставляется. В прошлом году на заводе было произведено около 100 000 т. Большая часть топлива идет на экспорт.

— Как вы думаете, возможен ли приход в Нижегородский регион крупных нефтяных компаний?

— В данный момент на территории Нижегородской области работает несколько региональных операторов и нефтяных компаний. Например, “Татнефть”. И у нее столько же заправок в Нижегородской области, сколько и у “Сибнефти”. Кроме того, присутствует ТНК через своих франчайзеров.

Приходить работать в регион выгодно только в том случае, если компания намерена завоевать ощутимую часть рынка, а не построить 1-2 заправки. Наиболее интересны в регионе сам Нижний Новгород и федеральные трассы. Но в Нижнем рынок вполне насыщен, строить новые АЗС проблематично, в том числе это связано с экологией. Интересны строящиеся трассы — объездные пути вокруг города. Там, безусловно, необходимо развивать сеть автозаправочных комплексов с широким спектром услуг. Естественно, если на Нижегородской земле появится новый оператор, радости это мне не прибавит. На сегодняшний день я не слышал, чтобы кто-то интересовался нефтепродуктовым рынком Нижегородской области.

— Сейчас компания ведет переговоры об открытии мини-маркетов Spar на 24 фирменных АЗС Нижнего Новгорода. Ведутся ли аналогичные переговоры с какими-либо другими сетями — например, с владельцами кофеен или пиццерий?

— Действительно, со “Сладкой жизнью”, которая представляет компанию Spar, у нас велись переговоры о продаже нетопливной группы товаров на наших АЗС. И пилотный проект уже запущен на Казанской трассе в районе Кстова. Это современный мини-маркет и кафе. Что касается других проектов, то я думаю, что не стоит перегружать заправки. Ведь можно в итоге и кинотеатр на АЗС построить. Не забывайте: АЗС — это объект повышенной опасности. С операторами пиццерий и кофеен мы пока переговоров не ведем. Нам сейчас больше интересны другие услуги, которые близки автолюбителям. И это даже не автосервис, которым, на мой взгляд, на АЗС пользуются редко. А вот, например, такие услуги, как подкачка шин, мойка, пополнение счета телефона, более востребованы. И все это может появиться на некоторых наших АЗС уже в этом году.

— Как и Воробьев, вы пришли в структуры “Лукойла” из страховой компании “Аваль”. С чем это связано?

— Вопрос интересный — таким же образом можно рассматривать и мой более ранний послужной список: пришел из Политехнического института и т. п. Правильнее сказать, что я и Вадим Николаевич пришли в “Лукойл” из государственной нефтяной компании “Норси-Ойл”.

— Есть ли у вас акции “Лукойла”?

— У меня их нет. Наверное, купить их возможно, но я не думал об этом.

— Есть у вас свой собственный бизнес?

— Рабочий день у меня начинается около 9.00 и закачивается в 21.00. У меня есть семья, работа и 24 часа в сутках, которые так тяжело между ними поделить. Поэтому ни о каком своем бизнесе тут уже речи быть не может.

БИОГРАФИЯ

Андрей Спирин родился 25 февраля 1963 г. в Горьком (теперь Нижний Новгород). В 1985 г. окончил Горьковский политехнический институт по специальности “машины и технологии литейного производства”. В 2000 г. получил второе высшее образование, окончив экономический факультет Нижегородского государственного университета по специальности “менеджмент”. С 1985 по 1992 г.- инженер, а затем старший лаборант кафедры “Машины и технологии литейного производства” Горьковского политехнического института. С 1992 по 1994 г. — первый заместитель управляющего Нижегородской социально-промышленной страховой компании “Аваль”, с 1994 по 1998 г. — финансовый директор “Аваль”. В 1998 г. назначен помощником президента нефтяной компании “Норси-Ойл” по общим вопросам, а затем руководителем аппарата “Норси-Ойл”. С 2002 по 2005 г. — замгендиректора “Лукойл-Волганефтепродукта” по управлению персоналом и общим вопросам. В апреле 2005 г., после назначения Вадима Воробьева вице-президентом “Лукойла”, Спирин возглавил “Лукойл-Волганефтепродукт”. Женат. Воспитывает сына и дочь.

О КОМПАНИИ

В октябре 2001 г. контрольный пакет акций нижегородской нефтяной компании “Норси-Ойл”, принадлежащий государству, на торгах приобрел “Лукойл” и переименовал “Норси-Ойл” в “Лукойл-Волганефтепродукт”. “Дочка” “Лукойла” ведет операции в девяти регионах: Республике Марий Эл, Чувашии, Мордовии, в Нижегородской, Владимирской, Ивановской, Костромской, Ярославской и Вологодской областях. В 2005 г. выручка компании от реализации продукции составила 18,496 млрд руб., прибыль — 135 млн руб.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку