16+
Регистрация
РУС ENG

Безопасность по-русски

07.07.2006 Ведомости Александр Беккер, Евгений Смирнов

G8 согласилась покупать энергию на наших условиях

Российское понимание энергобезопасности как улицы с двусторонним движением, похоже, принято Западом. Москва отстояла право отечественных компаний на долгосрочные контракты с иностранными потребителями и возможность приобретать зарубежные активы в обмен на свои энергоресурсы.

В распоряжении “Ведомостей” оказался доклад “Глобальная энергобезопасность”, подготовленный Международным энергетическим агентством (МЭА). Этот документ полпреды президентов стран G8 взяли за основу для принятия на саммите в Санкт-Петербурге, сообщил “Ведомостям” источник, близкий к правительству. Представитель МЭА Сильви Штефан подтвердила эту информацию.

Авторы доклада указывают на высокие нефтяные цены и их колебания, грядущий резкий рост потребления энергии (на 60% к 2030 г.) и высокую зависимость большинства стран от импорта энергоресурсов. “Совместные действия производителей, транспортировщиков и потребителей энергии жизненно важны в эпоху энергетического кризиса”, — заключают они. Для построения надежной мировой системы энергоснабжения потребуются триллионы долларов. Страны G8 готовы обеспечить их привлечение. Но чтобы деньги сработали эффективно, необходимы “предсказуемые и стабильные [политические] режимы, устойчивая и понятная система налогообложения”, отсутствие “несправедливых административных барьеров”. Странам предлагается открыть рынки для инвестиций, предоставить полную информацию о запасах нефти, сделать прозрачным процесс управления государственными доходами от продажи энергоресурсов.

Россия не раз подчеркивала, что энергобезопасность мыслится ею как встречное движение производителей и потребителей. “Наши друзья в Европе просят, чтобы мы пустили их в энергетику. Тогда и вы нас пустите в самые важные секторы экономики”, — сказал 30 июня Владимир Путин. В проекте “Глобальная энергобезопасность” отмечается важность того, чтобы страны, производящие и потребляющие энергоресурсы, могли приобретать активы по всему миру. Вчера же Путин заявил, что для обеспечения энергобезопасности надо справедливо разделить риски между всеми участниками энергетической цепочки. А для этого следует заключать долгосрочные контракты между производителями и потребителями, сказал президент. Его пожелание нашло отражение в документе к саммиту: “Экономически здравое разделение типов контактов, включая длительные, а также своевременное принятие решений и четкое соблюдение условий контракта позволит уменьшить риски”.

Еще недавно МЭА упрекало “Газпром” в том, что он, отвлекаясь от сектора разведки и добычи, много вкладывает в нефтянку, энергетику, экспортные трубопроводы и вдобавок стремится купить сбыт и распределительные сети в Западной Европе, напоминает эксперт “Тройки Диалог” Валерий Нестеров. И это, дескать, создает угрозу дефицита 50 млрд куб. м газа к 2010 г. “Если сейчас появляется признание того, что наши компании могут без ограничений приобретать активы [в Европе], — это обнадеживающий знак”, — резюмирует Нестеров. Согласие Запада на долгосрочные контракты в условиях либерализации рынка может приблизить ратификацию Россией транзитного протокола к Энергетической хартии, полагает глава РСПП Александр Шохин. “Любой транзит по российской трубе будет тогда ограничен объемами, зафиксированными в долгосрочных контрактах, и "Газпром" почувствует, что его тылы прикрыты”, — поясняет Шохин.

Представитель “Газпрома” Сергей Куприянов считает значимым включение таких положений в документ саммита. Мы всегда говорили, что инвестиции в труднодоступные регионы нельзя привязать к сделкам на спотовом рынке, замечает он. По его словам, долгосрочные контракты — более надежная гарантия освоения месторождений. Но президент Московского международного нефтяного клуба Тогрул Багиров убежден, что документ не сбалансирован. “Открыть рынки, дать свободу инвестициям, раскрыть информацию о запасах нефти — такой акцент в большей мере отвечает интересам стран-потребителей, — полагает он. — Интересы России утоплены в тексте”.

Источник в российском правительстве также считает, что наши переговорщики не лучшим образом отстаивали позиции страны. По его словам, был альтернативный вариант стратегии энергобезопасности, подготовленный Европейской экономической комиссией ООН, но им пренебрегли — несмотря на то что он точнее балансировал позиции России и Запада. Полпред президента в G8 Игорь Шувалов подчеркивает, что проект “Глобальная энергобезопасность” до конца не согласован. “Мы стремимся обозначить решающую роль рынков и адекватно учесть интересы производителей и потребителей”, — объяснил он “Ведомостям”.

А МАНДИЛЬ ПРОТИВ

Несмотря на нейтральный тон доклада, исполнительный директор Международного энергетического агентства Клод Мандиль вчера сделал несколько резких заявлений по поводу российской энергетической политики. Энергетическая безопасность Европы, как и других регионов, зависит не только от потребителей, указал чиновник. Если брать энергетическую политику в комплексе, то эта проблема затрагивает всех игроков на этой площадке, подчеркивает он. “Непомерно низкие внутренние цены на энергоносители в России снижают энергетическую эффективность”, — убежден Мандиль. Повышение внутрироссийских цен способствовало бы росту эффективности и увеличению объемов энергоресурсов, пригодных для разработки и эксплуатации, рассуждает он.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку