16+
Регистрация
РУС ENG

Финансовый рынок: Кого боятся инвесторы

19.06.2006 Ведомости Роберт Шиллер

Фондовые биржи в большей части мира продемонстрировали резкое суммарное понижение цен где-то с 10 мая, при том что самое большое падение цен произошло приблизительно в течение двух недель, до 23 мая, но с тех пор цены в среднем продолжали падать. Что это? Признак новых проблем мировой экономики?

Давайте посмотрим на самые большие падения цен. Из показателей основных стран самый большой обвал произошел в Индии, где биржевой курс упал на 16,9% с 10 по 22 мая. Обвал на другой стороне земного шара был почти столь же большим: в Аргентине биржевой курс упал на 16,1%, в Бразилии — на 14,7%, а в Мексике — на 13,8%.

Европейские рынки тоже понесли потери. В Швеции биржевой курс упал на 15,2% между 9 и 22 мая; почти в то же самое время биржевой курс упал на 9,7% в Германии, на 9,4% — во Франции и Великобритании и на 9,3% — в Италии. Практически за тот же период времени биржевой курс упал в Азии: на 11,5% — в Корее, на 9,3% — в Гонконге и на 8% — в Японии — с соответствующих максимумов до минимумов.

Многие комментаторы пытаются связать эти события с событиями в США. Но американский биржевой курс упал только на 5,2% между 9 и 24 мая. Не повлияло глобальное падение цен и на Китай — там биржевой курс фактически вырос в течение рассматриваемого периода.

Объяснения экономистов вращаются вокруг валютной политики. Вследствие паники по поводу большой дефляции в 2003 г. центральные банки во всем мире сокращают процентные ставки, вызывая спекулятивный подъем как на фондовой бирже, так и на рынке недвижимости. Теперь согласно этому представлению растущие процентные ставки начинают кусаться, что предвещает дальнейшее понижение цен на рынке ценных бумаг.

Тут есть важный элемент правды. Федеральная резервная система США действительно повысила ставки 10 мая, и ее председатель Бен Бернанке тогда указал на то, что в будущем возможны дальнейшие повышения ставок. 17 мая сообщили об ухудшении данных инфляции США, предполагая, что в запасе остается дальнейшее ужесточение валютной политики.

Экономисты любят считать мир логичным и легко управляемым. Но тем самым они часто преувеличивают роль центральных банков. Действительно, повышение ставок США было только одним из серии скачков ставок — 16-м по счету.

Другим фактором является цена на нефть, которая выросла на 24% с 22 марта по 2 мая, установив при этом непревзойденный рекорд. Несомненно, это было главным событием, которое сильно повлияло на фондовые биржи во всем мире. Повышение цен на нефть было виновато фактически в каждом экономическом спаде со времен Второй мировой войны.

И все же повышение цен на нефть не соответствует временному интервалу середины мая, когда мировые индексы рухнули. Но фондовые биржи не очень логичны, и это могла быть запоздалая реакция на скачки цен на нефть. Как это происходит и с любыми другими ценами на финансовых рынках, повышение цен привлекает внимание. Когда цены на нефть быстро растут, люди смотрят новости, связанные с ценами на нефть, и больше говорят друг с другом о ценах на нефть, следовательно, создавая повышенную чувствительность к этим новостям.

Кризис на Ближнем Востоке связан с ценами на нефть, и это преобладало в новостях в мае. Сильные выражения, к которым прибегали политики, возможно, усиливались в умах инвесторов повышением цен на нефть. Израильский вице-премьер Шимон Перес, прореагировав на враждебные заявления иранского президента Махмуда Ахмадинеджада, 8 мая сказал, что “президент Ирана должен помнить, что Иран тоже может быть стерт с карты”.

Где-то в начале майского падения цен на фондовой бирже Ахмадинеджад посетил Индонезию, самую густонаселенную страну мира, в которой большинство населения составляют мусульмане, и 13 мая газеты сообщили, что он был встречен продолжительными овациями студентов двух ведущих университетов страны. Это можно было бы интерпретировать как доказательство того, что балансирование Ахмадинеджада на грани войны по ядерной проблеме окупается для него с политической точки зрения, а значит, цены на нефть будут расти.

На первый взгляд все это гораздо дальше от фондовой биржи, чем валютная политика. Но отношение к риску со временем меняется, и замечания Ахмадинеджада и Переса очень даже могут влиять на рыночную психологию. Аналитики должны следить за выступлениями Ахмадинеджада так же внимательно, как и за словами Бернанке.

Экономисты не любят обращать внимание на общественный образ мыслей и на то, как он влияет на изменение цен, мировые новости и спекулятивную динамику. Что же на самом деле на уме у инвесторов? Примерно вот что: “Ахмадинеджад — харизматическая личность; Бернанке — нет. Ахмадинеджад пускается в авантюру; Бернанке — нет. И, возможно, важнее всего — Ахмадинеджад оказывает дестабилизирующее влияние; Бернанке — нет”.

Автор — профессор экономики Йельского университета; автор бестселлера о рынках “Иррациональное изобилие” (Irrational Exuberance; 2-е издание, 2005). Публикуется с разрешения Project Syndicate, 2006.

Финансовый рынок: Кого боятся инвесторыКод PHP" data-description="" data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/3155.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку