16+
Регистрация
РУС ENG

Как пройти в тренажерный зал?

15.06.2006 Российская газета Евгений Арсюхин, Санкт-Петербург

Алексей Кудрин предложил России финансовое голодание

Если вторник был "днем нефтяника и газовика" и запомнился в том числе жесткими заявлениями лидеров "Газпрома" и РАО "ЕЭС России", планирующих "вторжение" на европейский рынок и обещающих колоссальный инвестиционный всплеск на внутреннем, то среда оказалась "днем избиения нефтяника". Ресурсы - вот, оказывается, проклятие России, тормозящее ее рост. Но рецепт, предложенный "врагами нефти", - полное финансовое голодание - показался странным представителям ведущих западных компаний.

Лидером "наступления на сырьевиков" стал министр финансов России Алексей Кудрин. По его словам, в 2000 году страна с 10 процентами роста стояла на пороге экономического чуда, но потом что-то сломалось. Цены на нефть и газ росли, появился Стабфонд, который отчасти снял давление "лишних" 158 миллиардов долларов сверхдоходов. Однако рост замедлился еще в 2003 году, а с 2006 по 2010 год, по словам министра, "мы планируем дальнейшее снижение темпов роста". "Что же произошло?" - несколько раз спросил министр сам себя. Г-н Кудрин проверял аудиторию - достаточно ли она разогрета, чтобы воспринять.

А случилось, по версии министра, отсутствие инвестиций. То есть их вроде в избытке: в 2009 году объем вложений должен удвоиться по сравнению с 2005-м. Но надо-то еще больше: 30 процентов ВВП, как в Китае, а не 18,2, как в России. Так вот сейчас к инвестированию готовы 860 миллиардов рублей, лежащие на счетах российских банков. Их никто не берет, да и не дает так, чтобы взяли. Почему так? В России слишком дорогие кредиты. А дороги они потому, что высока инфляция, которую надо победить любыми способами.

Чтобы обеспечить России приемлемый рост, нужны 15-процентные кредиты на 3 года, и 5-7-процентные на 10 лет. Правда, какова при этом должна быть инфляция, г-н Кудрин так и не сказал. "Да хоть нулевая!" - бросил он в сердцах, но вряд ли сам поверил.

"Мы не умеем администрировать инфляцию", - произнес министр, обведя глазами зал и дожидаясь эффекта. В то время, как Китай сознательно ослабляет свой юань, заработанный, к слову, на экспорте высоких технологий, мы столь же сознательно укрепляем накачанный нефтью рубль. Правительство должно забыть о росте государственных расходов, в том числе на самые благие цели. "Увеличение расходов государства не может быть осуществлено за счет ухудшения макроэкономических показателей. Это приведет к катастрофе, - сказал он. - Правительство не должно делать ошибок, но оно их уже делает".

Г-н Кудрин чувствовал себя уверенно: за ним стоял ректор Академии народного хозяйства Владимир Мау, который разрабатывал, как выразился вчера министр экономического развития и торговли Герман Греф, "экономическую программу для Путина" - известную, правда, как "программа Грефа". Не было вчера двух более солидарных людей, чем г-да Кудрин и Мау. А г-н Греф не поспорил с ними ни словом. Хотя кое в чем они прямо "очернили" его самые любимые "игрушки". Особые экономические зоны, например. Так, г-н Мау сказал, что влияние этого и подобных инструментов (Инвестиционного фонда) на экономику - локальное и не принципиальное, однако сами по себе это "сильнодействующие средства вроде мирного атома" и могут навредить. "Я призываю быть осторожным с ними. Я хочу призвать руководство страны не торопить нас с особыми зонами", - сказал г-н Мау. Г-н Кудрин все это горячо поддержал: "Только на инфраструктуру особых зон государство потратит 43 миллиарда рублей". А тратить, как мы помним, вообще не надо.

Для г-на Мау задача роста уже проиграна, но "лучше стоять за высокий рост, чем сидеть за низкий" - не пугайтесь, он всего лишь процитировал советского экономиста 30-х годов. Дестабилизировать ситуацию в России очень легко - надо только поддаться искушению увеличить бюджетные расходы, заверил Мау. "Кризис наступает позже, чем вы прогнозируете, но раньше, чем ожидаете", - снова обратился к цитированию Мау. На сей раз одного из нобелевских лауреатов.

Из сказанного можно подумать, что г-да Мау и Кудрин осуждают и национальные проекты. Однако "инвестиции в человека" для обоих - приоритет. Правда, они хотят других инвестиций. По словам г-на Мау, все нынешние пенсионные и вообще социальные модели разработаны в XIX столетии и везде работают плохо: общество изменилось. Тот, кто придумает что-то новое, "получит громадное преимущество". Однако это точно не увеличение финансирования: без новой модели оно лишь "приведет к консервации". Пенсионной реформы жаждет и г-н Кудрин и тоже не знает, какой именно. Пенсионная проблема, которую надо решить на какой-то новой основе максимум за год - "это фундаментальная проблема, самый большой финансовый разрыв, самый большой риск". По мнению министра, уровень пенсии должен быть не менее 50 процентов от средней зарплаты. Возможно, когда-нибудь на пенсии поработает и Стабфонд, но не сейчас, сказал он. Одновременно министр сделал признание: инфляция для бедных составляет не 9-10 процентов, а больше 12. Это едва ли не первый случай, когда главный финансист признает то, что мы сами чувствуем на своих кошельках. Правда, независимые экономисты говорят о 20-процентной инфляции на те товары, с которыми каждый день имеет дело простой человек, но прежде минфин просто отказывался это обсуждать.

Неожиданно к дискуссии о "человеческом капитале" подключился и г-н Греф, редко уделяющий этому внимание. Разгромив "безадресную социальную систему, унаследованную от СССР", министр призвал "полностью ее поменять, сконцентрировав на конкретных получателях", заявил, что "каждая монополия создает новых бедных", и заверил, что плоский 13-процентный подоходный налог останется незыблемым. Не хочет трогать его и г-н Кудрин, хотя и с оговорками: в будущем, сказал министр финансов, этот налог будет нести распределительную функцию (то есть берем от богатых и тратим на бедных), но пока трогать его нецелесообразно.

На фоне этого "человеческого либерализма" с некоторым даже напряжением ожидалось выступление министра обороны Сергея Иванова. Когда министр отговорил, г-н Греф даже вздохнул: "Это первое выступление министра обороны, в котором он не требует денег, как это повелось не только в России, а призывает сделать высокотехнологичные отрасли ВПК доступными для инвестиций, в том числе иностранных". От Иванова услышали речь не лоббиста, а рыночника. Он говорил о необходимости создания "мощного фондового рынка, на котором должны котироваться акции наукоемких производств", о привлечении банков к финансированию высокотехнологичных разработок, и сетовал на то, что государство перегружает финансовую систему, само тратя на разработки, в том числе военные, бюджетные средства. Во всяком случае, г-н Иванов - явно не тот, кто призывает к форсированию госинвестиций и тем самым, по логике г-д Мау и Кудрина, "ведет страну к пропасти".

А что наши западные партнеры? Как заявила руководительница одной крупной американской корпорации, "чтобы похудеть, можно или ничего не есть, или тренироваться. Вы решили ничего не есть". Г-н Кудрин в общем не нашелся, что на это ответить, хотя говорил долго. Заместитель генерального секретаря ОЭСР Ричард Хеклингер, напротив, только солидаризировался с "либералами", назвав усиление госвмешательства в России "одной из негативных тенденций". Это вмешательство еще и тормозит реформы, шанс для проведения которых у нашей страны, как он считает, остается уникальным. Зато эксперт Всемирного банка Ицхак Голдберг серьезно усомнился в "инвестиционной" концепции роста, заявив, что инвестиции сами по себе ничего не дадут без повышения производительности труда. А вот за счет образования можно поднять ее на 22 процента. Пока же производительность в России остается самой низкой из всех стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай). Если бы г-н Голдберг, призывая российские компании вкладывать в подготовку кадров деньги, знал, как стойко стоят ректоры наших вузов на страже своих учебных планов, он бы выглядел еще убедительнее.

Вероятно, вчера в Питере была сделана попытка предложить еще один универсальный рецепт для "спасения" экономики России (рецепт номер один, точнее, план действий, дал во вторник на той же площадке первый вице-премьер Дмитрий Медведев). Однако он встретил критику спецов нобелевского уровня, а критика наших собственных экспертов наверняка последует позже. Начальник Экспертного управления президента Аркадий Дворкович уже успел разбить идею г-на Кудрина о дополнительном налогообложении сверхдоходов "Газпрома" ради победы над инфляцией. Скорее всего, рецепт минфина о "полном голодании" вряд ли будет поддержан. Так что придется поискать дорогу в тренажерный зал.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку