16+
Регистрация
РУС ENG

Двое в связке

25.05.2006 КоммерсантЪ Эльмар Муртазаев, независимый обозреватель

Взгляд на "Газпром"

За последние дни кто только ни вспомнил, что сказал президент Путин о "Газпроме" в своем послании.

А сказал он следующее: ""Газпром", вы знаете, вышел на третье место в мире по капитализации среди крупнейших корпораций мира, при этом сохраняя достаточно низкие тарифы для российских потребителей. И этот результат возник не сам по себе, а как следствие целенаправленных действий со стороны государства". Произнося эти слова, Владимир Путин не подозревал, как по-новому они будут звучать через две недели. Долгосрочная коррекция развивающихся рынков в России переросла в обвал, скинувший "голубые фишки" на рубежи начала года. В печати уже появилась традиционная палитра реакций на это: от банальных рассуждений об искомом рынком дне до параноидальных, но столь же банальных – о происках Запада.

Оппоненты власти, так же, как и ее апологеты, рассуждая о причинах и следствиях фондового обвала, говорят прежде всего о "Газпроме". Несмотря на то что "Норильский никель" выдал за последние два месяца куда более впечатляющее ралли, несмотря на то что нефтяные бумаги вели себя куда более волатильно, именно бумаги газовой монополии привлекают особое внимание. Конечно, компания, капитализация которой за четыре месяца сначала подскакивает со $190 млрд до $300 млрд, а затем за три недели сдувается до $230 млрд, не может не вызывать пристального интереса. И перепады цен на энергоносители здесь ни при чем. Для сравнения: стоимость энергетической компании ExxonMobil, занимающей первое место в мире по капитализации, за три недели снизилась с $385 млрд до $365 млрд. Да, конечно, в отличие от американцев, "Газпром" работает в России, то есть по определению на более рискованном рынке. Но, похоже, причины повышенной волатильности заключаются в фундаментальных отличиях "Газпрома" от других глобальных энергетических игроков.
Обратите внимание: после того как был исчерпан эффект либерализации рынка акций "Газпрома", главными новостями, на которых росли бумаги нефтегазовой корпорации, стали преимущественно политические события либо впрямую связанные с ними бизнес-проекты компании. Газовая война с Украиной, Грузией и Молдавией, геополитическая комбинация с поставками газа в Китай – во всех этих историях "Газпром" выступал в роли одного из правительственных департаментов, четко подстраивая свои экономические интересы под задачи родины. И наоборот, правительство, например, играет первую скрипку в попытке "Газпрома" напрямую выйти на европейские розничные рынки газа. Аффилированность двух мегаструктур (а кто сегодня решится определить, какая из них важнее для власти?) имеет безусловные плюсы для обеих сторон молчаливой сделки. И один из них – заложенная в цену акций "Газпрома" премия за особые отношения с государством.

Но каждая медаль имеет оборотную сторону. Участие "Газпрома" во множестве политических и экономических войн создает компании весьма специфическую репутацию, не очень характерную для других крупнейших энергетических компаний. Мало того, что к "Газпрому" с осторожностью относятся представители "клуба тихих гигантов" (так в Европе часто называют энергетические компании), так вдобавок это серьезно влияет на имидж компании в глазах портфельных инвесторов. И это, возможно, одна из главных причин, по которой "Газпром" вместо того, чтобы стать "резервной" бумагой, спокойной гаванью на волатильном российском рынке, в последние три месяца превратился в прекрасный объект для спекуляций. Сегодня 12% вниз, завтра 10% вверх. Все это, напоминаю, происходит с акциями компании, контролирующей больше четверти мировых запасов газа и обладающей единственной в мире трансконтинентальной системой трубопроводов. Да, можно быстро заработать имидж агрессивной, задиристой корпорации, зато избавиться от него значительно труднее.

При этом при неблагополучной конъюнктуре неизбежные проблемы возникают и у аффилированного с гигантом партнера. Если бурный рост капитализации "Газпрома" стал следствием "целенаправленных действий со стороны государства", то трудно удержаться от вопроса: результатом чьих целенаправленных действий стало быстрое падение стоимости компании? Приятно, когда при восхождении на гору партнеры по связке по очереди тащат друг друга в гору. Но что случится, если один из них поскользнется?

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку