16+
Регистрация
РУС ENG

Бюджет -- источник знаний

17.05.2006 Время новостей Михаил ВОРОБЬЕВ

Переход от сырьевой экономики к инновационной будет сопровождаться значительными потерями для казны

Сверхвысокие цены на энергоносители в последние годы, главным образом на нефть и газ, спасли Россию от бюджетного дефицита, позволили увеличивать пенсии, зарплаты, а в последнее время реализовывать национальные проекты и думать о реальной помощи матерям и детям. Однако обратной стороной медали стала зависимость страны от сырьевого экспорта, преимущественное направление инвестиционных ресурсов в добывающие отрасли.

Между тем если Россия действительно не хочет вечно оставаться сырьевым придатком развитых стран, то приоритет должен быть отдан не столько добывающему сектору, сколько развитию высокотехнологичных производств, основанных на новейших разработках, причем не в последнюю очередь -- российских ученых. За многочисленными дискуссиями о том, как лучше поделить нефтяные сверхдоходы, тема пополнения доходов страны за счет внедрения инноваций ушла даже не на второй, а на третий план. Она кратковременно выходит на авансцену только тогда, когда речь заходит об особых экономических зонах (ОЭЗ), где правительство и предполагает сконцентрировать точки роста инновационной экономики. Это выглядит странно, поскольку в мире уже давно признано, что будущее за странами, экономики которых основаны на инновационных технологиях.

Как раз об ОЭЗ говорили вчера на представительном международном форуме в Москве. Вице-премьер Александр Жуков заявил, что именно эти образования обеспечат решение одной из задач, поставленной президентом в недавнем послании Федеральному Собранию: создадут инновационную систему, которая поставит на поток производство высоких технологий. По словам г-на Жукова, на статус резидентов первых шести ОЭЗ претендуют 50 крупных российских и международных компаний. Вчера же глава Минэкономразвития Герман Греф сообщил, что в заключительной стадии согласования находятся документы по созданию российского инновационного венчурного фонда. «Рассчитываем, что в первом полугодии 2006 года сможем одобрить», -- сказал он, не забыв подчеркнуть, что создание венчурного фонда даст стимул развитию науки и инноваций в стране.

Однако ОЭЗ и государственного венчурного фонда вряд ли будет достаточно для опережающего развития в стране производств, основанных на инновациях. Как считают эксперты, необходимо заинтересовать весь бизнес в переходе на высокотехнологичные производства, в финансировании научно-исследовательской деятельности, опытно-промышленных производств. Власти, похоже, это понимают. В противном случае вряд ли примерно год назад была бы создана специальная межведомственная рабочая группа при администрации президента, которая готовит поправки в законодательство для активизации научно-технической и инновационной деятельности.

Проанализировав опыт ведущих стран, где к трансформации научных достижений через создание конкурентоспособного товара в деньги относятся куда серьезнее, чем в России, группа уже подготовила пакет законопроектов под общим названием «Инновационная Россия». «Цель -- стимулирование внедрения инноваций в производство, создание инновационной инфраструктуры, системы коммерциализации изобретений», -- говорит руководитель группы Екатерина Попова.

При этом речи об увеличении госфинансирования научно-исследовательской деятельности, судя по всему, не идет. По словам заместителя министра образования и науки, статс-секретаря Дмитрия Ливанова, в процентном отношении к ВВП эта сфера у нас финансируется на уровне развитых стран: 0,71% -- в России, 0,59% -- в Великобритании, 0,83% -- в США. (Впрочем, что касается науки в целом, то отставание налицо: 1,17% -- в России, 2% -- в Великобритании, 2,5% -- в Канаде, около 2% -- в Канаде.) А вот объемы финансирования инновационных разработок со стороны частных структур мало того, что меньше в 2--2,5 раза, чем в развитых странах, но и продолжают падать.

«Компании приобретают современное западное оборудование, они не заинтересованы в российских разработках», -- говорит г-н Ливанов. Тем более что общий уровень этих разработок низок, они лишь наполовину удовлетворяют даже тот минимальный спрос, который существует у российского бизнеса. «Задача стимулировать предпринимательский сектор вкладывать в НИОКР, в том числе за счет использования налоговых мер», -- уверен заместитель министра.

В становлении инновационной экономики «налоговые механизмы должны быть ключевыми», уточняет глава национального совета по оценочной деятельности Иван Грачев. В противном случае в эту сферу не удастся вложить суммы сопоставимые с теми, которые инвестируются в добывающие сектора. А без такого паритета, по убеждению г-на Грачева, российская экономика никогда не станет экономикой знаний. «Экономика знаний» это когда более 50% ВВП -- «упакованные знания», -- говорит Иван Грачев.

Без сомнения, лоббирование налоговой части программы поддержки российского хай-тека будет сопровождаться серьезными дискуссиями с представителями Министерства финансов. Вряд ли Алексей Кудрин готов к потере как минимум 30 млрд бюджетных рублей в год, которых, по подсчетам члена комитета Госдумы по бюджету и налогам Оксаны Дмитриевой, казна недосчитается в случае предоставления налоговых льгот, предлагаемых рабочей группой. Среди них льготы по НДС, ЕСН, налогам на землю, на имущество и так далее.

Впрочем, Оксана Дмитриева настроена оптимистично. «Результаты голосования в Госдуме определяются позицией партии «Единая Россия». А ее позиция -- позицией правительства и президента. То, что эти предложения подготовлены с участием администрации президента и Минобрнауки, вселяет оптимизм», -- отмечает она. Оксана Дмитриева рассчитывает, что уже в ходе нынешней сессии «определенная часть» пакета законопроектов «Инновационная Россия» будет внесена в Госдуму.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку